Accessibility links

Пограничное расстройство и карта из рукава


Дмитрий Мониава

Если бы полгода назад какой-нибудь эксперт предположил, что за три недели до парламентских выборов партии, увлекая за собой общественность, втянутся в яростную дискуссию о топографической карте 1938 года масштаба 1:200 000, коллеги посоветовали бы ему сменить психиатра. Но в Грузии возможно все, в том числе, и мгновенный переход от обсуждения актуальных социально-экономических проблем к поискам таинственной карты, которая, словно кот Шредингера, заперта где-то в стальной коробке вместе с адской машиной. В том, что предвыборная драматургия внезапно просела, проваливаясь в архаику, ничего удивительного нет. Но предугадать, что правящая «Грузинская мечта» перед выборами разыграет именно эту карту, не смог никто, поскольку в прошлом она обходила похожие сюжеты стороной.

Краткое содержание «Картографического скандала»: Генеральная прокуратура утверждает, что получила из Минобороны информацию, согласно которой эксперты Комиссии по делимитации и демаркации государственной границы в процессе работы постоянно игнорировали релевантную документацию. Оборонное ведомство представило архивные материалы, заявив, что их разыскал за рубежом некий гражданин Грузии (как выяснилось чуть позже – бизнесмен Давид Хидашели). Речь идет о картах, отображающих советскую административную границу между Азербайджаном и Грузией, утвержденную в 1938 году – именно ее приняли за основу для определения госграницы между двумя странами по соглашению 1996 года. В этой связи 17 августа прокуратура начала расследование. 7 октября были задержаны руководитель Службы приграничных отношений Департамента сопредельных стран МИД Ивери Мелашвили и главный инспектор департамента охраны сухопутных границ Пограничной полиции МВД Наталья Ильичева. По утверждению прокуратуры, работая над вопросами демаркации грузино-азербайджанской границы, они располагали материалами 30-х годов, но тем не менее использовали карты более позднего периода, не обеспечили проведение необходимых экспертных исследований, не включили в процесс специалистов-картографов, в результате чего возникла угроза утраты Грузией около 3500 гектаров территории (в том числе, на участке, где расположен знаменитый монастырский комплекс Давид-Гареджи). 8 октября Мелашвили и Ильичевой предъявили обвинения по 308-й статье (п.1) УК – «Нарушение территориальной неприкосновенности Грузии». Согласно ей, «действия против Грузии, направленные на передачу иностранному государству всей территории Грузии или ее части либо отделение от территории Грузии ее части, – наказываются лишением свободы на срок от 10 до 15 лет».

Судьи и эксперты будут долго разбираться в нюансах дела, однако большинство комментаторов убеждено, что прокуратура выполнила заказ правящей партии. Даже ее пропагандисты не рвутся доказывать, что аресты совпали с кульминацией предвыборной гонки случайно и вместо этого активно развивают тему антигрузинского заговора. Речь идет о событиях времен правления Саакашвили, и его соратники утверждают, что обвинения против экспертов беспочвенны и власти раскрутили дело, чтобы выставить «националов» изменниками непосредственно перед выборами. В таких заявлениях действительно нет недостатка, но не исключено, что комбинация властей немного сложнее.

Прямые обвинения не так важны, поскольку приводят к симметричному противостоянию и обмену информационными ударами: «мечтатели» обвиняют «националов» в предательстве, а те в свою очередь утверждают, что за провокацией стоят российские спецслужбы, которые могли передать карты обласканному властями Давиду Хидашели. Вероятно, «Грузинская мечта», прежде всего, стремилась к тому, чтобы за три недели до выборов столкнуть «Нацдвижение» и его союзников с Церковью и отсечь их от консервативного и националистического электората.

Руководитель службы патриархии по связям с общественностью протоиерей Андриа Джагмаидзе назвал деятельность старой комиссии по делимитации и демаркации «предательской», отметив, что именно из-за нее часть территории Давид-Гареджи оказалась под контролем азербайджанской стороны. Он подчеркнул, что реакция властей «является следствием тех действий, которые Церковь предпринимала в течение последних 15 лет», и назвал искусственной попытку связать ее с выборами или обострением в Карабахе.

Представители патриархии действительно критиковали работу комиссии еще до возбуждения дела. Чаще других это делал архимандрит Давид-Гареджи Кирион (Ониани) – его показания играют ключевую роль в «картографическом деле». Он утверждает, что давно разыскивал карты спорного участка, а Ивери Мелашвили игнорировал его аргументы и называл дилетантом не только его, но и начальника Департамента картографии и геодезии Генштаба полковника Нодара Хорбаладзе. Архимандрит Кирион заявил в эфире «ТВ Имеди», что впервые увидел азербайджанских пограничников на территории монастыря в 2005 году. Впрочем, в свое время он критиковал не только прежние власти, но и нынешние, обвиняя их «в коррупционном сговоре с Азербайджаном» (IPN, 25.05.19).

Первой из политиков расследовать работу комиссии призвала лидер «Альянса патриотов» Ирма Инашвили – в июне 2019 года она сказала, что «это не просто ошибки, совершено преступление». Следует обратить внимание и на заявления президента Грузии Саломе Зурабишвили, сделанные в том же году: 27 февраля она подняла вопрос на переговорах с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, а 22 апреля во время встречи с пограничниками сказала, что «вопрос установления границы должен быть срочно решен». После этого обстановка накалилась. Азербайджанские пограничники время от времени перекрывали те или иные тропы, а грузинские священнослужители и верующие проводили различные шествия и акции. В них периодически участвовали и связанные с «Нацдвижением» лица, которые стремились подчеркнуть, что неэффективное правительство не может решить проблему.

После заявлений президента тема стала более актуальной, а события, привлекавшие к ней внимание, начали происходить намного чаще. Весной 2019-го политические обозреватели, как правило, связывали неожиданные (тогда их восприняли именно так) реплики Зурабишвили с попыткой «пропиариться» или с банальной глупостью, и никто не усмотрел за ними завязку сюжета, к кульминации которого мы приблизились на минувшей неделе. Они и сегодня видят скорее совокупность импровизаций, чем одну информационную операцию, развивавшуюся по меньшей мере полтора года.

Сроки важны, поскольку примерно тогда всем стало ясно, что Михаил Саакашвили, вдохновившись успехами некоторых восточноевропейских политиков, стремится использовать похожую риторику, чтобы повести за собой хотя бы часть консервативного электората. Он то и дело говорил о национальных ценностях, а чуть позже, в сентябре 2019-го, заявил, что его бывший соратник, лидер «Европейской Грузии» Гига Бокерия «и другие люди» «сделали все, чтобы произошло дистанцирование от наших традиционных грузинских христианских традиций». Неудивительно, что «Грузинская мечта» начала готовить контрудар именно на этом направлении.

В 2018 году она допустила грубую политтехнологическую ошибку, когда незадолго до президентских выборов попыталась «протащить» закон о культивации конопли (он был нужен для реализации бизнес-проекта ее лидера Бидзины Иванишвили). В ответ некоторые епископы обрушились с критикой не только на саму инициативу, но и на кандидата «партии власти» Саломе Зурабишвили. После ее неудачного дебюта в первом туре Иванишвили решил не искушать судьбу – законопроект был отозван, а патриархия получила ряд бонусов (в том числе и земель). На сей раз «Грузинская мечта» пошла другим путем. 22 мая 2020 года парламент утвердил новый Лесной кодекс – его 15-я статья дала ГПЦ возможность овладеть принадлежащими государству лесными угодьями, которые прилегают к церквям и монастырям. Были и другие «реверансы». И, наконец, Генпрокуратура раскрутила «Картографический скандал», опираясь на те же аргументы, что и представители духовенства.

Ее действия вынудили «Нацдвижение» и его союзников защищать обвиняемых экспертов, втягиваясь в спор не только с «мечтателями» и националистами всех мастей, но и со священнослужителями, а это вряд ли понравится православным избирателям. Есть еще один важный нюанс – говоря о невиновности Мелашвили и Ильичевой «националы», подобно адвокатам в суде, вынуждены указывать на те или иные факты и тысячи мелочей вроде масштаба и года издания карт, то есть обращаться к коллективному разуму, тогда как их противники могут чаще взывать к чувствам и говорить о подлых предателях, священных рубежах родины, Матери-Церкви и так далее, т.е. они обладают определенным риторическим преимуществом в предвыборном контексте. Вероятно, оно было бы более внушительным, если бы обвиняемых выпустили бы до суда под залог, а не оставили за решеткой.

8 октября 14 неправительственных организаций подписали заявление, в котором инициирование расследования было названо политически мотивированным. На первый взгляд, это плохо для «Грузинской мечты», поскольку к влиятельным НПО прислушиваются западные партнеры и их критика влияет на поведение части избирателей. Но, с другой стороны, массы видят в них неотъемлемую часть либерального сообщества. Поэтому их заявление, несмотря на издержки, парадоксальным образом устраивает Иванишвили, так как он может использовать его для укрепления обновленной недавно матрицы. На одном из ее полюсов он, судя по последним шагам, стремится разместить «Грузинскую мечту», Церковь, многочисленных консерваторов и националистов, а на другом – «Нацдвижение», «Европейскую Грузию» и либералов, которые в любом случае не проголосуют за его партию. Борьба на этом, заминированном заранее поле невыгодна для «националов». Они, вероятно, попытаются вырваться за его пределы и сменить главную тему предвыборных дискуссий.

Здесь можно вспомнить о весенних событиях. Оппозиционные партии требовали освободить соучредителя оппозиционного «ТВ Мтавари» Георгия Руруа (его обвинили в незаконном хранении и ношении оружия) в рамках договоренностей об избирательной реформе. Тогда проправительственные СМИ опубликовали сведения об обвинениях, выдвинутых против него в прошлом, «переключив» общественность на обсуждение леденящих душу сюжетов 90-х. После чего противники «Мечты», возможно, пришли к выводу, что дальнейшее углубление в тему нанесет им значительный имиджевый урон, и стали говорить о Руруа реже (это легко проверить с помощью Google), хотя время от времени напоминали о нем западным партнерам. Они были уверены в своей правоте, но тем не менее не превратили дело Руруа в один из главных вопросов предвыборного периода. «Сманеврировать» таким же образом в связи с «картографическим скандалом» им вряд ли удастся, поскольку до выборов остаются считанные недели. А значит, «националам» и их союзникам придется либо продолжать дискуссию, в которой активно участвуют священнослужители (что чревато бегством православного электората), либо выбивать тему из повестки дня с помощью какой-нибудь информационной бомбы, а она может и не сработать.

7 октября бывший высокопоставленный чиновник в правительстве Саакашвили, а ныне руководитель «ТВ Мтавари» Ника Гварамия в эфире телекомпании «Пирвели» назвал патриархию «постыдной группировкой», а протоиерея Андриа Джагмаидзе «российским агентом», как и местоблюстителя патриаршего престола (владыку Шио, который, по всей вероятности, станет патриархом после Илии II), спросив «Да кто он такой?» в очень грубой форме. Грузинские избиратели в большинстве своем не различают нюансов и не видят никакой разницы между личным мнением Гварамия и позицией «Нацдвижения», и такие заявления, скорее всего, отпугнут верующих.

У проблемы есть еще один аспект, привлекший внимание после возобновления боевых действий в Карабахе. Лидер «Нацдвижения» Михаил Саакашвили однозначно поддержал территориальную целостность Азербайджана, и это, судя по реакции в СМИ и соцсетях, не понравилось ни политикам в Ереване, ни проживающим в Грузии армянам. Нескольким обозревателям показалось, что он поступил так, рассчитывая на голоса более многочисленных азербайджанцев, поскольку позиции его партии в местах их компактного проживания хоть и не блестящи, но лучше, чем в некоторых других районах Грузии. Впрочем, дело тут, возможно, не только в тактических расчетах.

18 июля 2010 года после встречи с президентом Алиевым в Батуми Саакашвили сказал: «Несколько лет назад мы говорили, что должны установить конфедеративные отношения. Реально между нашими странами сложились такие отношения, которые превосходят обычные отношения. Мы продолжение и окончание друг друга. Мы части одного организма». Абсолютное большинство оппонентов Саакашвили тогда отнеслось к его заявлению как к бреду сумасшедшего либо как к попытке угробить суверенитет Грузии. Со всей серьезностью его слова не прокомментировал почти никто, несмотря на уточняющую реплику заместителя министра иностранных дел Нино Каландадзе: «С нашей стороны есть готовность, а остальное предмет дипломатических переговоров». К слову, архимандрит Кирион упомянул Каландадзе в своих показаниях и осудил ее комментарий 2012 года – тогда она сказала, что монастырь Удабно находится на территории Азербайджана. Он также заявил, что прежние власти «больше защищали интересы Азербайджана, чем Грузии» (его показания опубликовала сегодня «Квирис палитра»). Что же касается конфедерации, – о странном эпизоде вскоре забыли, но те эксперты, которые все же включились в обсуждение, один за другим приходили к выводу, что конфедерация или тесный альянс подразумевает участие Турции в качестве старшего партнера. Причем даже те из них, кто симпатизировал Саакашвили, считали идею преждевременной и, скажем так, – плохо ограненной. Возможно, ее подпитывало послевоенное отчаяние и стремление одним махом вышибить один региональный клин – российский, с помощью другого – турецкого.

Прошло 10 лет, положение России ухудшилось, а амбиции Турции возросли. После возобновления боевых действий в Карабахе стало очевидно, что вовлеченность турок в южнокавказские дела непременно изменит прежний порядок вещей. И то, что в 2010-м показалось бредом, может вернуться вновь в качестве актуальной дилеммы: либо резкое, «опережающее» сближение с Турцией и Азербайджаном, либо нейтралитет («строгий, но умный», – как пошутил один депутат) с попыткой превратить Грузию в особую зону западного влияния на фоне войны в Карабахе и российско-турецкой конкуренции, которая, вероятно, продлится достаточно долго. Второй выбор, кстати, вполне соответствует претензиям верхушки грузинского общества, всегда считавшей себя европейским островком в океане азиатчины. Саакашвили свой выбор, судя по всему, уже сделал. Иванишвили же, скорее всего, воздержится от резких движений.

«Националы» и их союзники стремятся описать действия «Грузинской мечты» как выдвижение территориальных претензий к Азербайджану, т. е. опасный и враждебный по отношению к соседней стране шаг. Важной целевой аудиторией для них, вероятно, являются этнические азербайджанцы. «Мечта» в качестве контрмеры, по всей видимости, укажет на двусмысленные эпизоды времен правления Саакашвили (намек на возможную публикацию документов о транзите российского оружия в Армению через Грузию в 2011-м на днях появился в азербайджанских СМИ). Представители светских и духовных властей в последние дни часто упоминают о конструктивном отношении азербайджанской стороны к диалогу, ее готовности вернуться к обсуждению архивных материалов и т. д. Возможно, они считают, что, сражаясь с одним соседним государством, Азербайджан постарается продемонстрировать миролюбие по отношению к другим и уступит хотя бы часть спорной территории, если дополнительные «картографические аргументы» будут выглядеть убедительно. И вместе с тем не станет сильно нервничать из-за внутригрузинской предвыборной риторики, тем более что официальному Баку сейчас не до нее.

«Картографическое дело», по всей вероятности, не последний козырь «Грузинской мечты». Она разыгрывает его достаточно эффективно, но использует очень грязные методы. Опора на правоохранительные органы в предвыборный период и переход от относительно высоких политических технологий к примитивным манипуляциям (с «Нацдвижением» в конце его правления происходило то же самое) указывает на интеллектуальный кризис в правящей партии и деградацию режима в целом. Но, поскольку бóльшая часть общества не хочет или не может критически осмыслить происходящее, Иванишвили продолжает удерживать власть, а его партия, как бульдозер без тормозов, продвигается к третьей подряд победе на парламентских выборах.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG