Accessibility links

Туман перед выборами


Гиа Нодиа

До парламентских выборов осталось одиннадцать дней. В такие моменты принято смотреть на опросы, но они дают весьма запутанную картину – тем более что, как всегда, очень много неопределившихся и отказывающихся ответить. По всем опросам, которым более или менее можно верить, убедительно лидирует правящая партия, «Грузинская мечта», на втором месте – «Сила в единстве», коалиция вокруг Михаила Саакашвили. У последней примерно вдвое меньше сторонников, чем у правящей партии. Дальше идут другие оппозиционные партии. Если исходить из этого, следует ожидать, что смены власти в результате выборов не будет.

Но можно сравнивать поддержку «Мечты» с суммарным показателем оппозиционных партий. Тогда получается либо ничья, либо некоторое преимущество оппозиции. Несмотря на то, что оппозиционеры постоянно переругиваются друг с другом, в принципе, все в случае общей победы выражают готовность создать коалицию. Значит, у оппозиции есть реальный шанс на победу.

В некоторых опросах вопрос ставят в более общей форме: предпочитают ли избиратели видеть после выборов коалиционное правительство, т.е. правительство, созданное на основе сегодняшней оппозиции? В этом случае большинство выражает желание смены власти. Получается, что шансы оппозиции выше.

И, наконец, социологи иногда пытаются выявить, какого рода результата избиратели ждут? Предполагают они, что после выборов у нас будет новое правительство или что у власти останется команда Иванишвили? Оказывается, что большинство ожидает сохранения статус-кво.

Как все это интерпретировать? Можно с достаточной уверенностью сказать, что большинство правления «Грузинской мечты» больше не хочет. Позитивный эффект, полученный от сравнительно успешного на первом этапе ответа на пандемию COVID-19, выветривается: количество инфицированных и умерших все время ползет вверх, в чем же, собственно, успех? А первоначальный ответ на пандемию – практически единственный эпизод, когда команда Иванишвили реально проявила эффективность, или, по крайней мере, ей удалось создать такое впечатление.

Но пестрота на оппозиционном фланге народ тоже запутывает. Опыта реально коалиционного правления у Грузии нет. Кто-то считает Саакашвили единственной реальной альтернативой; кто-то принципиально не приемлет перспективы его возвращения. Идея коалиции абстрактна: избиратель хочет более или менее конкретно представить себе, кто именно может сменить существующую власть.

И, наконец, все делают поправку на так называемый административный ресурс. Это – эвфемизм для различных не слишком законных манипуляций, направленных на запугивание или подкуп избирателей. Люди привыкли к мысли, что реальный уровень поддержки со стороны избирателей – это одно, а окончательный результат, зафиксированный центральной избирательной комиссией, может быть другим. На деле у правящей партии всегда есть серьезная фора. Никто не может точно сказать, насколько она велика, но для победы преимущество оппозиции должно быть столь убедительным, чтобы преодолеть и эту фору тоже.

Кроме скрытых методов борьбы, непосредственно перед каждыми выборами, «Мечта» организует особые сюрпризы. В 2012 году она пришла к власти, возможно, в результате такой особо успешной спецоперации – публикации непосредственно перед выборами видео с пытками в тюрьмах. Тогда это сработало, так как разоблачения коснулись реальной проблемы – ситуация в тюрьмах действительно была тяжелой. Потом, перед вторым туром президентских выборов 2018 года Иванишвили лично выкупил долги 600 тысяч избирателей.

Сюрпризы были и на этот раз. Первый был сравнительно безобиден: за 25 дней до выборов Иванишвили решил подарить тбилисцам территорию бывшего ипподрома, 36 гектаров в центральном районе Тбилиси, которую он приобрел в период предыдущего правления. Мэр города объяснил, что опять-таки на личные деньги председателя правящей партии здесь будет разбит новый «Центральный парк».

Вторая избирательная спецоперация более зловеща. Власть арестовала двоих аполитичных чиновников, Ивери Гелашвили и Наталью Ильичеву, которые занимались проблемами делимитации границы с Азербайджаном. Им выдвинули совершенно несусветное обвинение в том, что в период правления «Национального движения» они намеренно скрыли карты, которые укрепляли позиции грузинской стороны. Представители властей дали этому действию квалификацию «продажи грузинских земель» и «государственной измены». Все это связано с болезненной проблемой монастыря Давид-Гареджи, через территорию которого проходит государственная граница между Грузией и Азербайджаном. Правительство хочет внедрить в сознание мысль: «националы» продали наши святыни чужеземцам». Расчет циничен: да, все шито белыми нитками, но кто-то все равно это скушает.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Гиа Нодиа

    Родился 4 сентября 1954 г. в Москве, в 1976 г. закончил философский факультет Тбилисского государственного университета. 

    В 1982 г. защитил диссертацию и стал кандидатом философских наук. Гиа Нодиа в настоящее время - профессор Университета Ильи в Тбилиси и председатель Кавказского института мира, демократии и развития.  

    Сотрудничает с Радио Свобода с 1989 г., на постоянной основе (на «Эхе Кавказа») – с 2009 года.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG