Accessibility links

История одного «фейка»


Генеральная прокуратура Южной Осетии отреагировала на опубликованную в соцсетях копию вывода экспертной комиссии Минобороны России о смерти Инала Джабиева. Представитель ведомства назвал ее фейком. Правда, дал собственное определение этому слову. Адвокат семьи Джабиевых намерен ходатайствовать о проведении независимой экспертизы.

Следователь Генпрокуратуры Алан Бестауты накануне вечером собрал журналистов и попытался подробно рассказать о результатах экспертизы экспертного центра Минобороны России. Он повторил, что смерть Инала Джабиева наступила от внезапной сердечной недостаточности на фоне отмены наркотического препарата, а в крови и во внутренних органах молодого человека при судебно-химическом исследовании было обнаружено наркотическое средство метадон. «Все указанные травмы, обнаруженные на теле Джабиева, как в совокупности, так и по отдельности не могли являться причиной его смерти», – отметил он. Правда, с оговоркой, что «причина смерти Джабиева от отмены наркотического препарата никак не ослабляет уголовной ответственности тех сотрудников правоохранительных органов, которые подозреваются в применении физической силы в отношении Джабиева».

История одного «фейка»
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:08 0:00
Скачать

Прокомментировал следователь Алан Бестауты и появившиеся в соцсетях выводы исследования, переданного для ознакомления семье погибшего: «В настоящее время в средствах массовой информации публикуются выдержки и отрывки, вырванные из контекста экспертизы. Они являются фейковыми, так как они не отражают всей сути и содержания заключения экспертов и вводят людей в заблуждение».

В соцсетях сразу подметили, что сотрудник Генпрокуратуры явно не владеют терминологией и не понимает сути слова фейк или же делает это сознательно. Например, пользователь Роберт Гард написал: «Фейк (англ. fake — подделка, фальшивка, обман, мошенничество) – что-либо ложное, недостоверное, сфальсифицированное, выдаваемое за действительное. Исходя из значения данного слова, по утверждению следователя Генпрокуратуры Южной Осетии Алана Бестауты, содержание обнародованной 26-й страницы судебно-медицинской экспертизы 111 Главного государственного Центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны РФ является обманом и мошенничеством. Также, по заявлению Алана Бестауты, эксперты, указанные на обнародованной первой странице данного заключения, являются фейками».

Еще накануне, после заявления президента Анатолия Бибилова о том, что выложенная в сеть копия экспертизы – фейк, наблюдатели задавались вопросом: каким образом удастся разрешить этот казус, когда выданный Генпрокуратурой потерпевшей стороне официальный документ президент обозначает фальшивкой недоброжелателей. Словесный кульбит представителя ведомства, видимо, и был исполнен для его разрешения.

Диана Санакоева, адвокат семьи Джабиевых, в беседе с «Эхом Кавказа» говорит, что 17 ноября, после ознакомления с материалами экспертизы, защитник и потерпевшая сторона сочли их сомнительными и недостоверными:

«Там разные причины, в связи с чем нами сразу было заявлено ходатайство перед следователем от потерпевшей и защитника о выделении времени на подготовку замечаний к заключению экспертизы. В частности, когда мы стали изучать эту экспертизу, было выявлено, что права и ответственность экспертов, предусмотренные статьей, как указано в заключении, статьей 57 УПК – уголовная ответственность за дачу заведомо ложного заключения, согласно ст. 307 УК, эксперты предупреждены почему-то 9 октября 2020 года, тогда как производство экспертизы начато в период времени 15 часов 20 минут 8 октября. Ознакомившись далее с заключением, мы также считаем, что оно оформлено ненадлежащим образом. Все это будет отражено в наших замечаниях. Ну и впоследствии мы, конечно, будем обращать на них внимание при обращении с ходатайством о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы.

– Что вас смутило в оформлении экспертизы?

– Экспертиза достаточно объемная. Я сразу укажу на несколько нарушений… То, что она не пронумерована как полагается, и то, что там, где обязательно стоят печати и подписи экспертов, – они обязательно должны быть закреплены печатью организации. В данном случае отмечу, что это печать для справок, и печати не проставлены на всех подписях, так как там не один эксперт, там пять экспертов. И не только вот это. Там много чего нам не понравилось в плане несоответствия, как я уже сказала, нормам законодательства».

Потерпевшая сторона, по словам Дианы Санакоевой, будет ходатайствовать и о проведении независимой экспертизы:

«Мы сами должны выбрать учреждение и в своем ходатайстве указать, куда мы хотим направить повторную экспертизу, и ждать ответа, будет удовлетворено наше ходатайство или нет.

– Есть мнение, что повторная экспертиза только затянет процесс, что может быть на руку обвиняемой стороне.

– У нас другого выхода нет, потому что, вы знаете, что потерпевшая, так же, как и я, не согласна с этой экспертизой, и, естественно, мы обязаны указать на нарушения, которые мы в ней выявили, и с чем мы не согласны. Поэтому потерпевшая сразу же при ознакомлении сказала, что будет ходатайствовать о назначении повторной экспертизы».

Напомним, тело задержанного по подозрению в покушении на министра внутренних дел Инала Джабиева было доставлено в цхинвальскую больницу из криминальной милиции Южной Осетии 28 августа этого года. На нем были множественные ссадины и кровоподтеки. По подозрению в причастности к его смерти задержаны восемь сотрудников силовых структур, которые в данный момент находятся под следствием.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG