Accessibility links

Ограбление по-грузински в эпоху коронавируса


В 2020-ом не наблюдалось значительного роста количества преступлений, утверждает статистика МВД за 9 последних месяцев. Впрочем, независимые правозащитники все же отмечают ухудшение в некоторых направлениях и связывают их с тяжелым экономическим и социальным фоном в стране.

Конец 2020-го отметился чередой вооруженных нападений на банки, микрофинансовые организации и даже медучреждения Грузии. Некоторых преступников правоохранителям удалось задержать, другие скрываются до сих пор. Представители СМИ спросили и.о. министра внутренних дел Вахтанга Гомелаури: почему подобные ограбления участились в Грузии?

«Увеличение числа таких случаев – это когда фиксируется 10-20 таких фактов, а был только один случай, когда мы поймали (злоумышленника). Ограбления банков происходят всегда, каждый год», – цитирует Гомелаури информационное интернет агентство interpressnews.

please wait

No media source currently available

0:00 0:04:55 0:00

Действительно, согласно официальной статистике МВД, в 2020-м даже наблюдался определенный спад преступности. С января по октябрь текущего года было зафиксировано 48 543 нарушения УК Грузии, что почти на 10% меньше, чем за аналогичный период 2019-го. Что же касается преступлений против собственности (от 117-й статьи УК до 189-й), то их в этом году было зарегистрировано 18 729 – на 12,62% меньше чем в прошлом. Впрочем, многие эксперты утверждают, что статистика в данном случае просто не отражает полную картину. Сейчас в стране наблюдается тяжелейший социальный фон – это последствие эпидемии и ограничительных мер. В такой ситуации следует говорить не о количестве, а о качестве правонарушений, ведь люди решаются на такие преступления, которые не совершались в стране десятилетиями, утверждает глава Центра по правам человека Алеко Цкитишвили:

«Нападение на банк можно связать с тяжелым социальным фоном. У злоумышленника в Зугдиди не было каких-либо политических требований, случившееся было связано с нуждой, у человека не было другого выхода. Во втором случае это стало очевидно, когда человек выдвинул требования, связанные с решением его социальных проблем».

Алеко Цкитишвили говорит о задержанном за нападение на микрофинансовую организацию, который потребовал запретить в Грузии азартные игры, понизить ставки по банковским кредитам до 7% и цены на медикаменты. При обсуждении этого случая в обществе часто отмечали, что этот гражданин по-своему сформулировал требования многих граждан, пострадавших от запретов и ограничений:

«Это ситуация пандемии. Всю вину сваливать на власть, конечно, было бы неправильно, но именно власти ответственны за управление ситуацией во время пандемии, и в их обязанности входит не только борьба с коронавирусом, но и последующий анализ и организация новых мероприятий (в новых реалиях) для предотвращения роста преступности».

С этим не вполне согласен старший научный сотрудник Института государства и права при ТГУ Георгий Глонти. Говорить о том, что подобные тяжкие преступления приобретают систематический характер, пока рано. В пример эксперт тоже приводит указанные случаи:

«(Во время нападения на микрофинансовую организацию) сложно сказать – это акт хулиганства или действовал человек с расстроенной психикой. Общественная опасность такого деяния низка и подобное происходит во многих странах, особенно это связанно с пандемией, изоляцией, когда люди совершают такие неадекватные поступки. Бывают и такие случаи, как в Зугдиди, но этот случай единичный. Что касается политических оценок, то можно заниматься демагогией и популизмом, но в реальности это явление, которое имеет место, и если их не будет много, то это не трагедия».

Что касается преступности в целом, Георгий Глонти не видит кардинальных изменений – «изменения остаются на уровне статистической погрешности», говорит он. Впрочем, в одном сходится большинство специалистов – данные могут не отражать всей картины в вопросе семейного насилия. В 2020-м (с января по октябрь) было зафиксировано 4562 таких случая, что на 8,54% больше чем в прошлом году. Говорит Народный защитник Нино Ломджария:

«Особенно ухудшилось положение жертв семейного насилия. В этом году они оказались в одном пространстве, лицом к лицу с опасностью. По данным за 9 месяцев, были убиты 19 женщин, а также зафиксированы 23 попытки убийства женщин. Мероприятия, проводимые государством, не полностью отвечают нуждам (жертв семейного насилия). Остается довольно низким уровень информированности населения о сервисах, предлагаемых государством жертвам семейного насилия».

Причем многие правозащитники утверждают, что жертв семейного насилия значительно больше, многие просто не обращаются в полицию, либо просто не получают ожидаемой поддержки. Именно поэтому властям предстоит проделать серьезную работу для повышения доверия к правоохранительным органам и их эффективности, считают эксперты.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG