Accessibility links

Переговорный тупик: в Абхазии подвели итоги 51-го раунда Женевских дискуссий


Слева направо: Артур Гагулия, Ираклий Тужба, Астамур Логуа, Лаша Авидзба

В Министерстве иностранных дел Абхазии состоялась пресс-конференция, на которой журналистов проинформировали о том, как прошел 51-й раунд Женевских дискуссий. Главное разочарование от встречи – невозможность достичь даже устной договоренности с Грузией о неприменении силы. Стороны обменялись мнениями по вопросам беженцев, сокращению обучения родному языку в школах Гальского района, полемизировали о законности ареста Ираклия Бебуа и административных задержаниях при пересечении границы.

51-й раунд Международных Женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье прошел 10-11 декабря этого года, в нем принимали участие представители Абхазии, Южной Осетии, Грузии, России и США, сопредседателями являются ООН, ОБСЕ и ЕС.

О том, как прошла встреча, рассказали журналистам на пресс-конференции в МИДе представители абхазской делегации.

Скачать


Неприменение силы – камень преткновения, заводящий в тупик

Центральным вопросом встречи была попытка согласовать совместный документ о неприменении силы. Однако, по словам главы абхазской делегации, заместителя министра иностранных дел Ираклия Тужба, достичь такой договоренности по вине грузинской стороны не удалось:

«Что касается нашей точки зрения, с которой солидарны как осетинские, так и российские коллеги, она заключается в том, что Грузия неоднократно выступала в качестве агрессора в отношении Абхазии и Южной Осетии. И по нашему глубокому убеждению именно Грузия должна взять на себя обязательства о неприменении вооруженной силы в отношении наших двух республик. К сожалению, и на этом раунде нам не удалось убедить наших грузинских оппонентов в необходимости согласования и дальнейшего подписания документа о неприменении силы. Хочу отметить, что на данном этапе речь не идет о подписании полноценного соглашения. Пока что речь идет всего лишь о согласовании текста устного совместного заявления всех участников Женевских дискуссий. Но, к сожалению, даже на такую, казалось бы, безобидную практику грузинская сторона не готова. Речь идет о том, что, если все участники Женевских дискуссий выражают свою готовность не применять силу в нашем регионе, тогда планируется начать работу над документом, но, к сожалению, мы топчемся на месте по вине грузинских делегатов».

Ираклий Тужба напомнил, что с 1993 года по 2008 год был переговорный процесс под эгидой ООН при посредничестве России. Его результатом стало подписание двухстороннего соглашения с Грузией, в котором были четко обозначены стороны конфликта и их обязательства. После событий 2008 года был принят план Медведева-Саркози, в котором есть шестой пункт о международных гарантиях стабильности и безопасности в Абхазии и Южной Осетии. Для реализации этого плана и были созданы Женевские дискуссии, но за все время действия этого формата так и не удалось согласовать документ, в котором стороны конфликта были бы отражены.

Ираклий Тужба изложил позицию грузинской стороны, которая отказывается признавать наличие конфликта с Абхазией и Южной Осетией:

«Проблема отказа Грузии заключается в том, что грузинские власти пытаются манипулировать обстоятельствами и конфликт между Грузией и Абхазией и соответственно Грузией и Южной Осетией они отказываются признавать. Они говорят о том, что существует некий, вымышленный по нашему мнению, конфликт между Грузией и Россией и призывают российские власти взять на себя обязательства по неприменению силы. Естественно, что с таким подходом ни мы, ни российские, ни югоосетинские коллеги не согласны. И вот именно в этом заключается проблема и тот тупик, в котором мы находимся».

«Беженцев просто не существует»

В ходе Женевских дискуссий грузинская сторона ставила вопрос о беженцах, однако абхазская сторона считает, что после 2008 года никаких беженцев из Абхазии не было, Ираклий Тужба пояснил:

«В 2008 году абхазская сторона провела успешную спецоперацию в верхней части Кодорского ущелья, которая на тот момент была оккупирована грузинскими войсками. В итоге, мы восстановили полный контроль на территории Абхазии. Каких-либо беженцев в результате этих событий из Абхазии не было, их просто не существует, поэтому возникает резонный вопрос: «О каких беженцах говорит грузинская сторона?» В частности, те резолюции, о которых все хорошо знают, принимаемые в рамках Генассамблеи ООН, там звучит Абхазия и Южная Осетия и, якобы, беженцы из Абхазии, которых, как мы знаем, не существует. Но, к сожалению, из-за того, что нам не дают возможность выступить на этих площадках, международное сообщество получает не объективную картину со стороны одного из участников конфликта».

Административные задержания, школы Гала и Ираклий Бебуа

О работе группы по гуманитарным вопросам рассказал сотрудник МИД Абхазии и участник дискуссий Лаша Авидзба. Он сообщил, что представители Грузии ставили вопрос о незаконных задержаниях при пересечении границы:

«Наши оппоненты начинают обсуждать ситуацию в Восточной части Абхазии, касающуюся Гальского района, и говорят, что там происходят незаконные задержания лиц, пересекающих административную линию. А мы, в свою очередь, заявляем, что это государственная граница. Есть около 4000 задержаний, из них 16 человек подверглись наказанию за административные правонарушения. Затрагиваются вопросы здравоохранения, введенных карантинных мер. Мы организовывали гуманитарные коридоры, чтобы предоставить возможность больным, нуждающимся в стационаре или неотложном хирургическом вмешательстве, организовывали их выезд на сопредельную территорию Грузии».

Грузинская сторона ставила вопрос о том, что в школах Гальского района сокращаются часы обучения родному языку и вводится русский язык. Абхазская сторона возражает и приводит тот аргумент, что молодые люди, живя в Абхазии и не зная ни русского, ни абхазского языка, не могут интегрироваться в общество, у них нет в этом случае возможности ни поступить в вуз, ни устроиться на работу.

Со стороны представителей Грузии был вопрос и об Ираклии Бебуа, который поджог абхазский флаг. Они заявили, что он был арестован и осужден незаконно, и обратились к представителям российской делегации с просьбой о помощи в его освобождении.

Представители Абхазии считают, что задержание Бебуа является законным, потому что он совершил на территории Абхазии уголовно наказуемое деяние, а российская сторона не имеет отношения к данному инциденту. Бебуа осужден и должен отбывать наказание.

Абхазию не слышат и нарушают право граждан на свободу передвижения

Депутат парламента Астамур Логуа впервые участвовал в Женевских дискуссиях. Он поделился своими впечатлениями:

«Грузинская сторона как будто умышленно все время уходит от разговора о том, что абхазо-грузинский конфликт не 2008 года, наша проблема – 1992-1993 года. И мы можем абсолютно однозначно говорить, что были заявления президента Владислава Григорьевича Ардзинба и Шеварднадзе, где говорилось о неприменении военной силы. Однако эти заявления были нарушены и до 2008 года. Абхазия имеет к 2008 году опосредованное отношение, потому что у нас не было прямых военных действий на территории Абхазии. И когда грузинские коллеги говорят о беженцах, то, беженцы если и были, они были в 1992-1993 году, а никак не в 2008 году. Грузия, пользуясь своим преимуществом, участвуя на разных международных площадках, куда не допускается Абхазия, откровенно лжет мировому сообществу, что мы везде подчеркивали и говорили».

Астамур Логуа сообщил, что смог выехать в Европу только с четвертой попытки, потому что Грузия всячески препятствует перемещению граждан Абхазии по миру. И предложил участникам Женевских дискуссий посвятить отдельный раунд переговоров вопросам свободного передвижения граждан Абхазии по национальным паспортам.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG