Accessibility links

Абхазия: кто виновен в энергокризисе?


Год сменяется годом, одна политическая команда у руля государства – другой, сменяют друг друга и самые волнующие в тот или иной момент общество проблемы, но неизменным в Абхазии остается то затухающий, то разгорающийся обмен полемическими выпадами.

28 декабря минувшего года «Эхо Кавказа» рассказывало о совместном «Заявлении по ситуации в энергоотрасли», подписанном лидерами четырех оппозиционных партий и общественных организаций Абхазии – Тимуром Гулия, Асланом Барцицем, Виталием Габния и Адгуром Ардзинба. Подвергнув жесткой критике политику действующей власти в области энергетики и регулирования работы майнинг-ферм, авторы заявления добавили к этому, что ее «некомпетентность и неорганизованность оставляет медиков Абхазии один на один в борьбе с коронавирусом, что уже повлекло гибель более 100 наших граждан», а, кроме того, «за восемь месяцев не проведено ни одного заседания правительства, а все решения принимаются опросом, что противоречит пункту 20 Регламента работы Кабинета Министров Республики Абхазия».

Это обвинения не остались без ответа провластных политических сил. Кстати, еще 25 декабря состоялось совещание, в котором приняли участие представители политических партий «Амцахара», «Единая Абхазия», «Аитайра», «Народный фронт Абхазии», общественных организаций «Апсадгьыл», «Абзанхара», «Форум молодежи Абхазии», Фонда имени Сергея Багапша и экспертного фонда «Ахьыпшымра». СМИ на него не приглашались, но по скупой информации, появившейся постфактум, на нем «обсуждалась общественно-политическая ситуация в стране. Участники встречи выразили необходимость более активного взаимодействия политических партий, общественных объединений с органами государственной власти. В целях осуществления сотрудничества, было принято решение о формировании коалиции общественно-политических организаций в форме единого общественного движения».

Абхазия: кто виновен в энергокризисе?
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:19 0:00
Скачать

В самый канун Нового года партии «Айтайра», «Единая Абхазия», а также РОО «Апсадгьыл», ОО «Абзанхара», «Форум молодежи Абхазии», экспертный фонд «Ахьыпшымра» ответили оппозиционным организациям в связи с заявлением по ситуации в энергетической отрасли. Вот несколько отрывков из него:

«Группа руководителей оппозиционных общественно-политических организаций республики распространила «Заявление по ситуации в энергетической отрасли». Комментируя его, вынуждены использовать речевые обороты из данного заявления, потому что характеристики и оценки, которые дают авторы исполнительной власти, прямо относятся к периоду правления представителей этих организаций нашей страной. Мы предполагали, что в результате деятельности прошлой власти страна доведена до тяжелого состояния. Но «с сожалением вынуждены констатировать, что наши самые худшие опасения подтвердились»: то, с чем мы столкнулись после выборов 2020 года – это катастрофа. Во всех сферах. Пятилетняя массированная пропаганда внедрения в Абхазии майнинга криптовалют, затраченные на эти цели 6 миллионов рублей бюджетных средств и последовавший затем якобы запрет на эту деятельность свидетельствуют о том, что курировавшие в те годы экономику в целом и энергетическую отрасль, в частности, действовали, основываясь «исключительно на сочетании некомпетентности и отсутствии логики». Они должны были знать, что энергетика не выдержит таких нагрузок. Теперь им надо, чтобы действующая власть полностью запретила майнинг, потому что необходим социальный взрыв, митинги и акции протеста тех, кого бывшая власть обманула в надеждах на «криптовалютный рай». Проявлять «озабоченность» состоянием энергоотрасли, манипулируя цифрами, будучи в оппозиции легко. Гораздо сложнее, как теперь видно, было эту отрасль реанимировать за пять с лишним лет, сидя во власти. Представители нынешней оппозиции пишут, комментируя сегодняшнюю ситуацию с энергообеспечением, что «в таких условиях Абхазия была вынуждена просить переток электроэнергии у Российской Федерации уже в декабре…». Почему некоторые подписавшие заявление не указали в нем, какие условия заставляли их, бывших руководителей правительства, просить переток у России в 2016 г. – 108,32 млн. кВтч, в 2017 г. – 195,8 млн. кВтч, в 2019 и 2020 гг. – 267.7 млн. кВтч? Что случилось при их «эффективном управлении»? И почему эти менеджеры нового поколения оставили неоплаченный долг за переток российской электроэнергии в сумме 619 млн. рублей?».

Обвинив далее нынешних оппозиционеров в бытность их нахождения во власти в существенных потерях «финансовой помощи в рамках Инвестиционной программы» из-за их непрофессионализма и некомпетентности, авторы заявления утверждают:

«Именно эти качества представителей нынешней оппозиции во власти привели медицину Абхазии к тому ужасающему состоянию, в которой она сегодня находится. Ни одной поликлиники не построено, ни отремонтировано, ни одного диагностического оборудования не приобретено за пять с лишним лет. Только такие «эффективные менеджеры нового поколения» могли допустить, что в реконструируемой на российские деньги Ткуарчальской районной больнице не предусмотрены элементарные требования к стационарному медучреждению – ни столовой, ни даже обычного забора... Благодаря предпринятым правительством мерам и при помощи российских коллег сегодня в Абхазии 6 медицинских учреждений перепрофилированы на борьбу с короновирусом, основные средства перенаправлены на приобретение препаратов и расходных материалов, решена проблема с кислородным обеспечением больничных палат, развернут многопрофильный медицинский госпиталь Минобороны России. А что сделали оппоненты, будучи во власти, кроме объявления запретительных мер?».

Высказались сторонники власти и относительно «закрытости правительства», принятия решений и проведения заседаний. «До 28 декабря текущего года Кабинетом министров принято 374 акта... Они действительно принимались предусмотренной возможностью согласования с членами правительства методом опроса – проекты изучались, корректировались и подписывались. Опросом потому, что эпидемия коронавируса. Но тут оппозиция про это подзабыла. Все документы в открытом доступе – как минимум на сайте Кабинета министров. Могут ли оппоненты исполнительной власти перечислить достигнутые ими успехи благодаря бесчисленным своим заседаниям пятилетней давности? Какие блага даровали народу эти ежегодные смены состава их Кабинета министров и принятые «полезные решения»? Эти вопросы лучше задать прохожим на улице. Будут объективные ответы».

Все эти обвинения и контробвинения были не только предсказуемы, но и не раз уже в той или иной форме звучали в минувшем году, и наверняка еще не раз прозвучат в диалогах политических лагерей. Но вернемся к обсуждению темы энергокризиса и работы майнинг-ферм – теперь уже в интернет-сообществе. Тут, правда, тоже вполне логично предположить, что мнения пользователей формировались с учетом их политических предпочтений, но не исключено и то, что были и рассуждавшие как совершенно объективные наблюдатели.

Вот типичный интернет-диалог:

  • При прошлой власти был запрет на майнинг, но не было запрета на ввоз оборудование, при нынешней дали добро на майнинг, но запретили ввоз! Только я замечаю абсурдность решений?;
  • Был запрет на майнинг (два года назад)? А что, майнинг-ферм не стало? Назовите хоть одного их владельца, кто при прошлой власти был оштрафован, наказан, чью ферму отключили. Абсурдность не в противоречии распоряжений, а в их неисполнении при «горлопании» о них.

Еще один пользователь высказался так:

«При формальном запрете майнинга и стремительном росте стоимости в мире самой популярной криптовалюты – биткоина – в Абхазию в этом году происходил активный завоз оборудования для добычи криптовалюты. Исповедь сухумского маршрутчика Ираклия Хурхумала – пример того, как это было. И что было делать власти в этой ситуации? Решили поставить майнинг под контроль государства, но зарегистрироваться и платить государству налоги захотела только небольшая часть владельцев ферм. А главное – дополнительная, минимум на двадцать процентов, нагрузка на энергосистему в результате майнинга, в основном остававшегося нелегальным, поставила ее перед угрозой коллапса и заставила РУП «Черноморэнерго» прибегать к многочисленным отключениям электроэнергии. Вот и пришлось кабмину приостановить деятельность всех майнинг-ферм, подключенных к энергосистеме РУП, с 8 декабря по 1 июня 2021 года. А что, будь у власти «прежние», они находили бы лучшие решения в этой сложной и постоянно меняющейся ситуации? Они, конечно, заявляют, что да, а может, было бы еще хуже».

Надо сказать, что все новогодние дни в Абхазии не было отключений света, кроме, возможно, каких-то локальных. В микрорайоне, где живу, они начались только вчера и были несколько раз минут на 10-15. Это, очевидно, можно объяснить как тем, что в канун 1 января, по сообщению пресс-службы МВД, сотрудниками милиции в ходе рейдовых мероприятий за неделю было отключено и опечатано еще 2869 устройств по извлечению криптовалют, так и тем, что сами добытчики криптовалют не хотели рисковать, чтобы не испортить себе и окружающим праздник. Это, разумеется, вовсе не значит, что в последующем они не возьмутся за старое и мы гарантированы от новых отключений. Еще бы: ведь за два последних месяца цена биткоина взлетела с 14 тысяч долларов США до 34 тысяч (вчера). Сегодня, правда, немного снизилась – до примерно 31 тысячи.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG