Accessibility links

Милиционер для криптовалютчика


Изида Чаниа

Ритуальные танцы вокруг майнинговых ферм, разрешение на деятельность которых стало причиной энергетического кризиса в стране, достигли своей кульминации. Ежедневное потребление электричества в Абхазии составляет 10,5 миллионов киловатт-часов и очевидно, что согласованных с Россией 800 миллионов киловатт-часов стране не хватит на те три месяца, пока идет ремонт ИнгурГЭС.

После того, как глава «Черноморэнерго» Михаил Логуа признал, что ситуация в энергетике критическая из-за того, что объемы потребляемой электроэнергии в 2020 году увеличились на четверть и страна в прямом смысле погрузилась во тьму, стало понятно, что кто-то должен понести ответственность за эту чрезвычайную ситуацию. Вопрос деликатный, так как благословление на деятельность по добыче криптовалюты давал своим единомышленникам президент. Понятно, что брать ответственность на себя он не хочет, поэтому стали искать стрелочников. Но как их найти, если все стрелки упрямо указывают на главу государства и на премьер-министра, который подписал приказ о легализации деятельности по добыче криптовалюты?

Тогда стрелочников решили создать, чтобы впоследствии, если что-то пойдет не так, сделать их козлами отпущения. Этому и было посвящено совещание по энергетике у президента, который сразу взял быка за рога. Голосом Левитана, объявляющего о начале войны, президент сказал: «Слушайте мой приказ. Будем действовать таким образом. В районах создаются штабы». Далее президент обозначил, что в штабы входят начальник милиции, прокурор и энергетик, которые должны снизить потребление электроэнергии до показателей 2019 года.

Итак, жертвенные овцы определены, и они не возражали против обещанного президентом строгача и увольнения с работы. Но возникает вопрос: а что имел в виду президент, когда говорил о снижении потребления электроэнергии до уровня 2019 года? За счет чего или кого должны уменьшить потребление электроэнергии штабы, состоящие из милиционера, прокурора и энергетика? Из звукового фрагмента речи президента, размещенного в публичном пространстве, следует, что стрелочникам предоставлена свобода действий. Поэтому неудивительно, что они пошли по пути наименьшего сопротивления – снижения потребления за счет рядовых граждан. В Очамчира ввели график отключения, в остальных районах свет выключают без графика, а об отключениях ферм по добыче криптовалюты докладывают столь абстрактно и безадресно, что бравые рапорты похожи на советские отчеты о соцсоревновании по увеличению надоев. После таких отчетов кажется, что от криптофермы уже отключены по всей планете. Но больше всех умилила администрация Сухума, которая открыла «горячую линию» и призвала всех граждан «стучать» на майнеров.

Понятно, что идея провальная. Несмотря на то, что такие прецеденты были в истории, но в нынешней ситуации, при нижайшем уровне доверия к власти, мне сложно представить, что вся страна начнет стучать на соседа, на брата, на дядю или зятя. К тому же все понимают, что наказание не коснется чиновников и людей, приближенных к ним.

Так в чем же смыл данного призыва? Все очень просто – переложить ответственность на простых людей. Методика достаточно распространенная, к примеру, когда речь идет о преступности, силовики апеллируют к народу, который не помогает им бороться с криминалом и поэтому ничего не получается.

А теперь, собственно, о самих ритуальных танцах, которые затеяли политические оппоненты действующей власти. Депутаты парламента во время встречи с президентом говорили об ответственности людей, которые допустили чрезвычайную ситуацию в энергетике, лидеры оппозиции отмечали, что кто-то должен нести ответственность. Говорили так неконкретно, словно не ответственности требовали, а предоставляли гуманитарный коридор.

И президент, пользуясь деликатностью своих политических оппонентов, сегодня, 25 января, вносит в парламент законопроекты, предусматривающие внесение изменений, в том числе и в Кодекс об административных правонарушениях, и просит депутатов его поддержать. Предложения касаются усиления мер ответственности для майнеров за незаконную добычу криптовалют, а именно многократного увеличения штрафных санкций. Законопроекты предусматривают и такую меру, как конфискация оборудования, «и если это потребуется, меру уголовной ответственности».

Напомню, что в парламенте Абхазии многие законопроекты лежат по несколько лет, а есть и такие, которые переходят от одного созыва парламента к другому, и никто не может понять, какой из вариантов прошел через первое или второе обсуждение. Не удивлюсь, если нынешний законопроект постигнет судьба, к примеру, проекта закона о госслужбе или закона о декларации доходов и расходов, который был принят, но так и не вступил в действие, несмотря на клятвенные предвыборные обещания политиков.

Я не политический оппонент, поэтому позволю себе без всякой политкорректности напомнить хронику событий, из которой понятно, что за энергетический кризис несет ответственность исполнительная ветвь власти во главе с президентом.

17 сентября на встрече с активом Очамчирского района президент Аслан Бжания заявил, что власти Абхазии не намерены вводить запрет на майнинг криптовалют, что готовится постановление правительства по легализации майнинга криптовалюты. «Мы его запрещать не будем, но государство будет регулировать этот процесс должным образом», – сказал Бжания.

17 сентября в эфире национального телевидения председатель правления ООО «ИнгурГЭС» Леван Мебония сообщил, что в 2020 году Абхазия потребила более 1,5 млрд киловатт-часов, что на 360 млн киловатт-часов больше, чем в 2019 году. Он предупредил, что в ноябре и декабре нагрузка на сети увеличится значительно.

21 сентября Кабмин Абхазии принял постановление о легализации запрещенного в республике с 2018 года майнинга криптовалют.

15 ноября приказом РУП «Черноморэнерго», на всей территории республики введен временный график отключений электричества трижды в день по два часа.

17 ноября на пресс-конференции в Сухуме президент Аслан Бжания выступает в защиту деятельности по добыче криптовалюты. «Занятие майнингом – неплохой бизнес… Из того объема, который мы сегодня потребляем, относительно безопасно для системы мы можем под этот вид деятельности отдать около двухсот миллионов киловатт-часов».

18 ноября в парламенте министр экономики Кристина Озган сообщила, что по расчетам ее ведомства, легализация данного вида деятельности и, исходя из тарифа в полтора рубля, пополнит бюджет на сумму до 500 миллионов рублей в год.

8 декабря Кабинет министров Абхазии запретил добычу криптовалюты до июня 2021 года из-за «дефицита электроэнергии».

И это, пожалуй, все, что необходимо знать о конкретных лицах, несущих ответственность за энергетический кризис в стране.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Изида Чаниа

    В 1978 году окончила сухумскую среднюю школу №2, в 1983 году – биохимический факультет Абхазского госуниверситета. 

    Работала в газетах «Абхазский государственный университет», «Советская Абхазия», «Аидгылара», на Абхазском ТВ, в газетах «Экспресс-хроника», «КоммерсантЪ», внештатным корреспондентом в российских информационных агентствах «Постфактум», «Интерфакс». С 1998 года по 2016 год – редактор газеты «Нужная газета», с 2016 года – редактор газеты «Мырзаканаа».

    Член Союза журналистов Абхазии, председатель Ассоциации журналистов и работников СМИ Абхазии.

XS
SM
MD
LG