Accessibility links

Депутаты насильно


Гиа Нодиа

Второго февраля парламент Грузии отказал пятидесяти одному депутату от оппозиции в требовании прекратить их полномочия. В результате мы получили людей, которые являются членами законодательного собрания, пусть формально, против своей воли.

Выбор оппозиции не признавать результаты октябрьских выборов и бойкотировать работу парламента можно оценивать по-разному. Лично я такую стратегию не приветствовал. Но я уважаю их право принимать то решение, которое они считают справедливым. Даже если их аргументы считать неубедительными, никто не может загнать их в парламент насильно. Судьями им могут быть только избиратели, которые за них голосовали: если они сочтут их поведение неправильным, они больше не будут их поддерживать. Это – самое строгое и действенное наказание для политика.

Согласно закону, окончательное решение о сложении полномочий своих членов принимает парламент, и он это делает на основании личных заявлений парламентариев. В данном случае, пятьдесят один член парламента совершенно ясно выразил свою волю, однако правящее большинство отказалось эту волю зафиксировать. Фактически, этим оно сказало: оно властно заставить быть членами парламента людей, которые сами этого не хотят.

Депутаты насильно
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:36 0:00
Скачать

Это выглядит абсурдно. Но отказ надо как-то обосновать. Ираклий Кобахидзе, лидер «Грузинской мечты», избрал такую формулировку: «Мы дали этим депутатам еще одну возможность уважать волю своих сторонников». Из этой замысловатой фразы вытекает, что правящая партия может интерпретировать волю своих оппонентов лучше, чем люди, которых оппозиционно настроенная часть общества избрала для выражения своих интересов. Тот факт, что «Грузинская мечта» набрала больше голосов (по крайней мере, согласно официальным результатам – не будем их оспаривать), означает и то, что она знает лучше проигравшей стороны, что последней на самом деле нужно.

Статус правящей партии позволяет относиться к оппонентам, как к малым детям, которые не могут быть хозяевами собственной судьбы: решения за них должны принимать старшие. Хотя после выборов прошло уже три месяца, этого срока недостаточно, чтобы представители оппозиции могли принять обдуманное решение: их сделанные согласно закону заявления не следует принимать всерьез. Правящая партия лучше определит, какое время требуется несмышленым депутатам для того, чтобы определиться по-настоящему.

Все это – общие соображения. Но что именно дает правящей партии основание предполагать, что оппозиция изменит свое решение? Г-н Кобахидзе намекнул и на это. Он упомянул о двадцати депутатах, которые тоже хотели бы занять депутатские кресла, но боятся «шантажа и буллинга» со стороны коллег. Получается, что последние еще и трусы: остальная оппозиция их просто запугала. Однако, возможно, они еще осмелеют.

Но чем именно может одна часть оппозиции запугать другую? Об этом мы можем судить по состоящей из двух человек депутации партии «Граждане», которая изменила свое первоначальное решение и вошла-таки в парламент. Их действительно сильно за это ругали; но ничего особенного в этом нет: политики постоянно друг друга ругают. Если этого бояться, лучше в политику не соваться совсем. Пример «Граждан» показывает: на самом деле, у оппозиции нет никаких ресурсов для того, чтобы кого-то не пускать в парламент.

Но за решением правящей партии не позволять оппозиции отказаться от депутатских мандатов, можно найти и прагматические соображения. Во-первых, она хочет сохранить оппозицию в подвешенном состоянии. Может быть, кого-то еще удастся переманить; в грузинском обществе это будет воспринято, как «купить», но в этом проблемы нет. Даже если такого не получится, неопределенность может способствовать атмосфере недоверия в среде оппозиции: кто-то будет подозревать, что кто-то еще договаривается с властью за спиной остальных. Очень хорошо: пусть в оппозиции нервничают по этому поводу.

Отказ создает дискомфорт и для индивидуальных депутатов от оппозиции. По закону, депутат парламента не имеет права заниматься бизнесом; депутатам разрешена научная и педагогическая деятельность, но запрещено занимать административные посты в университетах. Таким образом, ограничивается их способность иметь адекватный доход. За ними сохраняется обязанность сдавать финансовые декларации: если они из принципа откажутся это делать, их можно за это штрафовать.

В общем, логика проста: если закон дает формальную возможность делать жизнь оппозиции или отдельных ее представителей сложнее, почему этим не воспользоваться?

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Гиа Нодиа

    Родился 4 сентября 1954 г. в Москве, в 1976 г. закончил философский факультет Тбилисского государственного университета. 

    В 1982 г. защитил диссертацию и стал кандидатом философских наук. Гиа Нодиа в настоящее время - профессор Университета Ильи в Тбилиси и председатель Кавказского института мира, демократии и развития.  

    Сотрудничает с Радио Свобода с 1989 г., на постоянной основе (на «Эхе Кавказа») – с 2009 года.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG