Accessibility links

Лидер оппозиции арестован. Что дальше?


Гиа Нодиа

23 февраля Грузия переступила новый рубеж. Арестован лидер самой большой оппозиционной партии Ника Мелия. При этом спецназу пришлось штурмом взять штаб-квартиру «Единого национального движения», где в знак солидарности собрались представители оппозиционных партий и гражданские активисты. Перед арестом в комнату, где находился Мелия, впустили слезоточивый газ. Эти кадры, вместе с картинками разгона демонстрации в так называемую «Гавриловскую ночь» 20-21 июня 2019 года, станут символами правления «Мечты» – по крайней мере, в глазах ее критиков.

Сторонники последней, конечно, будут говорить о том что «националы», лидером которых был Мелия, тоже проводили насильственные акции. Чаще всех вспоминают штурм телекомпании «Имеди» 7 ноября 2007 года. Он, без сомнения, стал жирным черным пятном на репутации этой партии. Но Саакашвили всегда понимал, что арест политических противников, даже когда для этого есть формальные основания (как они сейчас были в случае с Мелия) – красная линия, которую нельзя преступать, если нет каких-то чрезвычайных обстоятельств. Особенно, этого не может позволить себе страна, у которой нет репутации устоявшейся демократии. Бидзина Иванишвили и его соратники, похоже, этого никогда не понимали: если есть шанс арестовать политического оппонента, грех его не использовать.

Лидер оппозиции арестован. Что дальше?
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:01 0:00
Скачать

Кроме самого акта, важен контекст. Пятью днями раньше премьер-министр Георгий Гахария ушел в отставку в знак протеста против первой попытки арестовать Мелия. Тогда никто из представителей «Мечты» не разделил его точки зрения, хотя операцию по задержанию временно отложили. Зато в тот же день на пост премьер-министра представили Ираклия Гарибашвили, который уже занимал это кресло 2013-15 годах, но в какой-то момент, по неизвестным нам причинам, попал в немилость и послушно ушел в отставку. В 2019-м он вынырнул вновь, став сначала политическим секретарем партии, затем – министром обороны, а теперь уже – премьером.

Для Гарибашвили характерна особая, даже по меркам «Мечты», агрессивность по отношению к оппозиции и любым критикам властей. Согласно его заявлениям сразу после возвращения, главной ошибкой «Мечты» была так называемая политика «коабитации». На политическом жаргоне сторонников Иванишвили это слово означает признание оппозиции легитимным политическим игроком, в отношении которого надо соблюдать приличия. Напротив, Гарибашвили всегда отзывался об «ЕНД» как о криминальной силе, которая не имеет права на существование. Значит, ее надо уничтожить. Так считают самые ретивые сторонники «Мечты». Гарибашвили – их фаворит. Его повторное назначение премьером означает, что Иванишвили решил идти именно в этом направлении.

Сейчас главный вопрос: какими могут быть последствия? Означает ли происшедшее, что Грузия становится режимом, похожим на Россию или Беларусь? Без сомнения, арест лидера оппозиции – шаг именно в этом направлении. Но для того, чтобы создать в Грузии полностью авторитарный режим, надо сделать еще много других шагов. Ни «ЕНД», ни другие оппозиционные партии не перестанут существовать просто потому, что Мелия арестовали. Наоборот, они объединятся еще больше. Точно так же останутся влиятельные независимые СМИ и достаточно компетентные и дееспособные неправительственные организации.

Я не знаю, смогут ли оппозиция и гражданское общество мобилизовать мощную протестную волну в ответ на арест Мелия – вполне возможно, что и нет. Если кто-то надеется, что спецоперация против оппозиции «сорвет маску» с властей, и оставшись без последней, они сразу падут, боюсь, такие ожидания наивны. Но результаты тридцати лет строительства демократических институтов (пусть крайне несовершенных) тоже не так просто бросить собаке под хвост. В ближайшее время трудно ожидать чего-то хорошего. Но борьба между авторитарным началом, которое олицетворяет «Мечта», и силами, представляющими демократию, будет продолжаться.

Есть еще один важный фактор, который отсутствует в России, Беларуси и Азербайджане. Грузия – страна, для которой ориентация на Европу не просто декларированная политика, но основа идентичности. Правительству «Мечты» будет очень сложно открыто отказаться от прозападного курса, и пока ничто не предвещает, что они собираются это сделать. Но внутренняя политика «Мечты» все очевиднее входит в противоречие с любой претензией на европейскость. До конца раздавить оппозицию, а за ними свободные СМИ и гражданское общество, параллельно декларируя ориентацию на Запад, не получится. Надо будет выбирать.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Гиа Нодиа

    Родился 4 сентября 1954 г. в Москве, в 1976 г. закончил философский факультет Тбилисского государственного университета. 

    В 1982 г. защитил диссертацию и стал кандидатом философских наук. Гиа Нодиа в настоящее время - профессор Университета Ильи в Тбилиси и председатель Кавказского института мира, демократии и развития.  

    Сотрудничает с Радио Свобода с 1989 г., на постоянной основе (на «Эхе Кавказа») – с 2009 года.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG