Accessibility links

Шесть пунктов: уроки французского


Шарль Мишель

Грузия не может выбраться из политического кризиса. Надежды, связанные с визитом президента Евросовета Шарля Мишеля, тают, а политические противники каждый по-своему интерпретируют «домашнее задание», оставленное высоким гостем.

Документ, принятый при посредничестве президента Европейского совета Шарля Мишеля, не является официальным – позицию «Грузинской мечты», спустя всего сутки после отъезда высокого гостя, озвучил лидер парламентского большинства Мамука Мдинарадзе. По словам депутата, те самые шесть пунктов, о которых шла речь на встрече представителей правительства и оппозиции, устроенной Мишелем, не могут быть условиями переговоров, это всего лишь требования оппозиции:

«Что касается перечисленных там пунктов, в которых собраны их требования, то они были напечатаны на одном листе бумаги. Это не официальный документ, это список требований, которые были поставлены ранее. Если оппозиция сделает хотя бы один шаг к принятию правильного решения, появится шанс достичь соглашения. Но к этому моменту вы не сможете назвать мне ни одного шага или предложения с их стороны, которые можно было бы считать конструктивными и компромиссными».

Шесть пунктов: уроки французского
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:52 0:00
Скачать

Иными словами, вопросы реформы избирательной системы, установления верховенства закона, ликвидации политического правосудия, а также обсуждение справедливого распределения ролей и ответственности в парламенте, вопрос потенциальных досрочных выборов и продолжение фасилитации переговоров, «Грузинская мечта» обсуждать не намерена. Во всяком случае, на компромиссы по большинству из этих шести пунктам в партии власти идти не намерены.

Между тем, согласно обещанию, данному Шарлю Мишелю, у сторон есть две недели на то, чтобы добиться прогресса по вышеперечисленным вопросам. 16 марта премьер-министр Ираклий Гарибашвили отправится с визитом в Брюссель, где, как ожидается, должен будет рассказать о разрешении политического кризиса в Грузии.

Грузинская оппозиция с сегодняшнего дня официально отказалась от любых проявлений протестов – как от пикетирования правительственных зданий, так и от запланированной на 13 марта большой акции. Как отмечают противники власти, это сделано для того, чтобы не дать властям повода для срыва переговорного процесса, который должен закончиться 16 числа.

Но в экспертном сообществе видят в тактике как оппозиции, так и властей, не желание выполнить обещание, данное президенту Евросовета, а сделать все для того, чтобы оппоненты свои обязательства не выполнили. Политолог Гия Хухашвили считает, что «ничем хорошим это Грузии не грозит»:

«Как только Шарль Мишель уехал, все вернулись к исходным позициям и сейчас демонстрируют, что президента Европейского совета в Грузии вообще не было. Так что, окошко чуть-чуть приоткрылось, все проветрилось, но сейчас оно опять закрыто. К сожалению, оптимизм ушел в небытие».

После того, как стало ясно, что Шарль Мишель улетел и оставил за собой призрачный шлейф взаимопонимания и искреннего желания диалога, роль посредника решила взять на себя президент страны. Саломе Зурабишвили на правах человека, разбирающегося в особенностях европейской дипломатии и владеющая «языком оригинала», попыталась объяснить участникам встречи то, что они, по ее собственным словам, «не до конца осознали»:

«То, что произошло во дворце Орбелиани, не до конца осознано. Приезд высшего политического деятеля, его вовлеченностью в деэскалацию кризиса в стране ЕС нам показал, что Европа не вышла из этого региона и из этой страны. Наоборот, для Европы, как никогда прежде, важны демократия, стабильность и развитие Грузии. Неужели мы действительно не понимаем масштаб сделанного заявления, уровня выраженной поддержки и того, что такое отношение требует от нас ответа, то есть ответственности? Они ожидают большей последовательности, больше конструктивности, большего государственного подхода, истинного патриотизма».

Впрочем, аналитики не ожидают ни от власти, ни от оппозиции ничего из того, что перечислила президент. По мнению соучредителя Центра стратегического анализа Нодара Харшиладзе, из шести пунктов, которые были оставлены Шарлем Мишелем в качестве домашнего задания участниками политического кризиса, для «Грузинской мечты» исполнение большинства априори неприемлемо:

«Насчет результата и самой договоренности, которые, как ожидается, будут достигнуты – я не питаю никаких надежд, поскольку этого просто не получится. Потому что арест Ники Мелия и назначение премьер-министром Гарибашвили сыграло на руку развитию более критического и радикального сценария. Думаю, Гарибашвили был назначен, чтобы арестовать Мелия. Не считаю, что у него есть мандат уступить оппозиции что-нибудь важное. Я вообще не думаю, что «Грузинская мечта» намерена уступать. Какие-то там реформы избирательной системы, какие-то обещания по судебной реформе – это, пожалуйста. Но никаких досрочных выборов, никакого совместного правления с оппозицией».

Вообще, в современной истории Грузии с планами из шести пунктов не задалось с самого начала. В августе 2008 года тоже был план, и тоже из шести пунктов. За авторством Николя Саркози. И словно по иронии судьбы, языком оригинала тоже был французский. С исполнением тех шести пунктов спустя почти 13 лет нет практически никаких подвижек. А потому, по мнению многих наблюдателей, нет надежды и на то, что нынешние шесть пунктов Шарля Мишеля не будут переводиться с французского в зависимости от партийных интересов каждой из сторон.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG