Accessibility links

Нателла Акаба: «В Абхазии понятие «гендер» люди абсолютно не так понимают»


Нателла Акаба

О правах женщин в Абхазии, гендерном равенстве, домашнем насилии, участии женщин на уровне принятия решений в интервью «Эху Кавказа» рассказала председатель правления Ассоциации женщин Абхазии, общественный деятель Нателла Акаба.

– Нателла Нуриевна, как вы оцениваете ситуацию с правами женщин в Абхазии?

Я считаю, что главная причина в том, что гендерные стереотипы, патриархальные традиции – они у нас все еще превалируют

– Я считаю, что это проблема очень острая, особенно для нашей организации, для Ассоциации женщин Абхазии, которая ставит своей главной целью продвижение гендерного равенства. К сожалению, нам пока еще до этого очень далеко. Я считаю, что главная причина в том, что гендерные стереотипы, патриархальные традиции – они у нас все еще превалируют. И я считаю, что одна из главных причин этого в том, что Абхазия все-таки изолированная страна и частично признанная. Поэтому она не считает нужным следовать международным стандартам в области гендерного равенства. Это создает проблемы для нас.

Скачать

– Какие проблемы вы бы отметили прежде всего, именно касаемо прав женщин Абхазии?

– Мы все видим, как мало женщин у нас на уровне принятия решений и то, что в парламенте все меньше и меньше женщин, в последних двух созывах всего по одной женщине среди 35 депутатов – это, я считаю, не украшает нашу страну. Надо с этим что-то делать, конечно. Я думаю, что еще проблемы в том, что у нас отсутствует гендерное образование. То, что во многих передовых странах уже есть. Кроме того, у нас само понятие «гендер» люди абсолютно не так понимают, неадекватно. Они видят в этом что-то негативное. И даже слово «феминистка» тоже не очень у нас популярно. Так что надо менять эти гендерные стереотипы, основанные на том, что женщина – это, прежде всего, мать, хозяйка, жена, что она должна заботиться о своей семье – это главное. На самом деле, это не мешает тому, чтобы женщина участвовала в политической жизни.

– Ассоциация женщин Абхазии была и является инициатором принятия закона о домашнем насилии. Как вы считаете, есть ли предпосылки для его принятия сегодня?

– К сожалению, пока я не вижу таких предпосылок, потому что пока у нас не очень что-то меняется в общественном сознании. Как я говорила, вот эти гендерные стереотипы превалируют, и я считаю, что самое проблемное – то, что люди не признают, многие люди не признают наличие этой проблемы в нашей стране. Мы как-то с депутатами встречались и предлагали им рассмотреть законопроект о домашнем насилии. И большинство из них сказали, что такая проблема у нас вообще не существует, что в абхазской культуре не принято, чтобы муж избивал свою жену. Но, к сожалению, мы знаем, что это имеет место.

– Как вы думаете, может быть, это еще и связано с тем, что женщины, может быть не все, большинство, не знают свои права и не могут бороться против насилия и нарушения своих прав? Как вы считаете?

Надо менять представление о том, что семья – это такой закрытый социальный институт, не надо никому рассказывать о том, что происходит в семье. На самом деле, домашнее насилие оказывает очень вредное воздействие как на женщин, так и на детей

– К сожалению, есть такая проблема тоже, хотя в нашей организации работает Общественная приемная и туда приходят часто женщины, которые подвергаются домашнему насилию. Но не все женщины готовы приходить и к кому-то обращаться по этому поводу. Очень многие женщины скрывают такие факты, того, что в их семье происходит, какие-то насильственные акции, когда муж избивает жену, детей. И они, как правило, многие об этом не говорят. Так что надо менять представление о том, что семья – это такой закрытый социальный институт, не надо никому рассказывать о том, что происходит в семье. На самом деле, домашнее насилие оказывает очень вредное воздействие как на женщин, так и на детей. Дети, которые растут в такой семье, могут потом тоже у себя в семье использовать домашнее насилие. Так что с этим надо бороться очень активно. Мы будем, конечно, продолжать что-то менять в сознании людей, но это сложно, потому что надо признать, что очень мало таких международных женских организаций, которые бы работали с абхазскими НПО. И это очень большое препятствие для нашей деятельности.

– Это связано с тем, что Абхазия частично признана, как вы думаете?

– Конечно! То, что Абхазия частично признана и находится в изоляции, она не имеет права голоса в каких-то международных организациях. И очень многие международные организации нас просто игнорируют. Мы пытались продвигать Резолюцию 1325 Совета безопасности ООН, которая могла бы способствовать активизации роли женщин, но, к сожалению, наши депутаты сказали, что ООН нас не признает, и мы не собираемся принимать такую резолюцию.

– Как вы думаете, что могло бы помочь усилить роль женщин в абхазском обществе, в политике, в частности?

Скоро состоятся выборы в органы местного самоуправления, и нам очень важно поддерживать женщин, которые обладают вот этим чувством женской солидарности, и которые, придя во власть, могут оказывать такую поддержку другим женщинам

– Для этого очень важно, чтобы женщины объединили свои усилия. Мы сейчас очень хорошо сотрудничаем с несколькими абхазскими неправительственными организациями, но, к сожалению, их очень мало. Вообще, женских организаций в Абхазии крайне мало. Это связано с тем, о чем я говорила, что очень мало международных доноров, которые бы поддерживали деятельность женских НПО. А вы понимаете, что без наличия финансовых средств очень мало что можно сделать. Так что нам надо объединить усилия, очень важно, чтобы женщины, которые попадают во власть, хотя их мало, но все-таки они там есть, чтобы это были гендерно-чувствительные женщины. Скоро состоятся выборы в органы местного самоуправления, и нам очень важно поддерживать женщин, но не всяких женщин – а только женщин, которые обладают вот этим чувством женской солидарности, и которые, придя во власть, могут оказывать такую поддержку другим женщинам.

– Как вы думаете, на предстоящих выборах будет интерес женщин к выборам в органы местного самоуправления?

– Да, будут, но не так уж много, потому что у нас в стране местное самоуправление пока находится на очень низком уровне. Я считаю, что очень мало полномочий у районных и городских собраний. Надо что-то менять, и то, что глав администраций, районов назначает президент, мне кажется, что это неправильно. Нам надо менять всю избирательную систему, чтобы люди сами могли избирать глав администраций. Но для этого нужно, чтобы выборы проходили в рамках закона.

– Может быть, вы бы хотели обратиться к мужчинам или ко всему обществу?

Мы бы очень хотели, чтобы среди мужчин появилось больше гендерно-чувствительных. Если бы они были, то они бы поспособствовали тому, чтобы голос женщин был в Абхазии как-то более услышан

– Конечно, мы бы очень хотели, чтобы среди мужчин появилось больше гендерно-чувствительных, на сегодняшний день они есть, но их мало, конечно. И во власти тоже очень мало таких гендерно-чувствительных. Если бы они были, то они бы поспособствовали тому, чтобы голос женщин был в Абхазии как-то более услышан. Но мы будем продолжать работать, и важно, что среди молодых женщин, среди студенток есть очень активные, с лидерскими качествами, которые смогут потом, когда они достигнут совершеннолетия и смогут участвовать в каких-то избирательных процессах, мне кажется, что они будут более активными. И надо будет нам их всячески поддерживать. Мы проводим тренинги по женскому лидерству, и они с большим удовольствием в этом участвуют.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG