Accessibility links

Чудо, которого не произошло


Гиа Нодиа

Когда Шарль Мишель, председатель Европейского Совета, приехал в Тбилиси, это выглядело как долгожданное чудо, некое вмешательство свыше. Мишель – самый высокий представитель Европейского Союза, какой может быть. Раз он приехал для того, чтобы разрешить политический кризис, т.е. вывести отношения между властью и оппозиции из безнадежного тупика, значит ЕС не просто понял важность происходящего в Грузии, но взял быка за рога и при этом поставил собственную репутацию на кон.

После того, как Мишель посадил обе стороны за стол переговоров, а затем прислал опытного шведского дипломата Кристиана Даниельсона, чтобы тот непосредственно выработал вместе с грузинскими политиками формулу компромисса, создалось ожидание, что теперь уж выход будет найден.

Компромисс означает, что обе стороны должны пойти на уступки. Но важен контекст: последним толчком к выходу европейской медиации на более высокое качество послужил арест лидера главной оппозиционной партии Ники Мелия. Это стало предметом практически единогласного осуждения со стороны демократического Запада. На этом фоне стали ждать уступок со стороны власти в двух самых болезненных вопросах: как минимум, должны были освободить Мелия, а также и Георгия Руруа, которого оппозиция считает политзаключенным, и как-то смягчить позицию в вопросе досрочных выборов – например, согласившись на идею о плебисците по поводу того, насколько такие выборы нужны.

Чудо, которого не произошло
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:00 0:00
Скачать

Надежды были порождены и резким изменением тона со стороны власти. Если до приезда Мишеля они отзывались об оппозиции не иначе, как о криминальной силе, теперь они заговорили о диалоге и необходимости компромисса. Премьера Ираклия Гарибашвили точно подменили. Такое перевоплощение как бы подтвердило, что приезд высокого европейского гостя действительно возымел магическую силу. После этого, уступки со стороны власти по самым принципиальным вопросам тоже казались реальностью.

Но, в конце концов, европейская магия не сработала. Власть быстро возвратилась к своей старой пластинке: никакого кризиса на самом деле нет, вопросы политзаключенных и досрочных выборов обсуждению не подлежат вообще. Если хотите, поговорим о чем-нибудь еще, например, о реформах в области избирательного законодательства или правоохранительной системы – хотя, по словам представителей оппозиции, ничего конкретного и ценного не было предложено и в этих областях. Даниельсон уехал ни с чем.

На этом этапе не говорится, что диалог завершен, но впечатление такое, что вряд ли он имеет смысл. Если даже первоначально власть получила некоторый шок от вмешательства Мишеля, она от него оправилась и решила, что давление Евросоюза можно спокойно игнорировать. Как было видно и до этого, продолжение бойкота парламента со стороны оппозиции ее на самом деле особенно не волнует. То, что отношения с Евросоюзом ухудшатся, или репутация Грузии, как относительно демократической по масштабам региона страны пошатнется, небольшая проблема: из-за этого не стоит идти на уступки, которые ослабят позиции команды Иванишвили во власти.

Надежды оппозиции на то, что если Запад по настоящему надавит на Иванишвили, тому придется уступить, оказались наивными. Видимо, происшедшее стало шоком и для Шарля Мишеля и его коллег. Похоже, он исходил из того, что у Европы есть действенные рычаги в отношениях с грузинскими властями – надо только их задействовать. Без этого трудно понять, почему Мишель пошел на политический риск, ввязавшись в болото грузинского кризиса. Им тоже предстоит собраться с мыслями.

Но что будет результатом такого переосмысления? В теории, можно себе представить, что Запад применит какие-то более действенные рычаги, вроде санкций, которые достаточно больно ударят по интересам самого Иванишвили, и тогда последнему придется изменить политику. Но пока это возможность чисто теоретическая.

Можно заключить, что на этом этапе миф о всесилии Запада по отношению к Грузии развенчан и акцент опять переходит на внутренние процессы. Мы будем продолжать жить в условиях, когда ситуация политического кризиса станет частью нормальной жизни. Оппозиция анонсирует массовые акции в регионах и в столице. Обе стороны, оппозиция и власть, будут смотреть, кто допустит больше ошибок, и как их лучше использовать. С другой стороны, могут возникнуть новые противоречия внутри обеих лагерей. Одно ясно: света в конце тоннеля не видно.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Гиа Нодиа

    Родился 4 сентября 1954 г. в Москве, в 1976 г. закончил философский факультет Тбилисского государственного университета. 

    В 1982 г. защитил диссертацию и стал кандидатом философских наук. Гиа Нодиа в настоящее время - профессор Университета Ильи в Тбилиси и председатель Кавказского института мира, демократии и развития.  

    Сотрудничает с Радио Свобода с 1989 г., на постоянной основе (на «Эхе Кавказа») – с 2009 года.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG