Accessibility links

Заур Шалашаа: «Пандемия высвободила рабочие места для местных»


Заур Шалашаа

То, что в наше время серьезные платежи проходят по безналичному расчету, много денежных переводов осуществляется между странами, позволяет отследить немало важных явлений в экономической жизни. О некоторых из этих явлений в Абхазии мы побеседовали с доктором экономических наук, профессором, членом-корреспондентом Академии наук Абхазии, директором Института экономики и права АНА Зауром Шалашаа.

По его мнению, коронавирусная пандемия, нанесшая серьезный урон экономике, в том числе и в Абхазии, позволила в то же время провести некий эксперимент: как сказался на нашей жизни вызванный ею отток трудовых мигрантов, можем ли мы без них обойтись? Шалашаа говорит:

«Когда пандемию объявили и были закрыты границы, наши власти согласованно с российскими вывезли из Абхазии на родину большое количество трудовых мигрантов. Кто куда ехал, я не могу точно сказать, но во всяком случае большинство - в Среднюю Азию. Их количество, составлявшее у нас более 30 тысяч, резко уменьшилось. В среднем они зарабатывали около тридцати тысяч рублей и отсылали домой, в свои страны миллиард – полтора миллиарда рублей. Как трудовые мигранты они платили пошлины, и от них государству поступало порядка 30 миллионов рублей в год. Сейчас их места, нишу так называемую, кто занимает? Мы видим по городу: есть они еще, но количественно их намного меньше. И работать начало местное население. Где? Стройки, больше всего. Местные граждане в наших беседах часто привыкли выражать недовольство, что не могут трудоустроиться из-за того, что трудовые мигранты занимают их места. А местные предприниматели обычно отвечали на это, что наши постоянно отвлекаются на свадьбы, похороны, плаканья. Это не только в строительстве, а во всех сферах, больше всего в туристическом секторе, особенно в летний период. И потом второй вопрос – наши, местные, больше прав своих знают, требуют повышенную оплату за работу в выходные, социальные блага и так далее, и так далее. Мигранты же любую работу выполняют без всего этого – и это удобно нашим работодателям. В то же время мы знаем людей в Абхазии, которые имеют собственные фирмы, особенно строительные, и набирают исключительно местное население, в частности репатриантов, представителей абхазской диаспоры за рубежом. Такие тоже есть».

Заур Шалашаа: «Пандемия высвободила рабочие места для местных»
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:09 0:00
Скачать

По словам Шалашаа, трудоустройство местного населения вместо так называемых гастарбайтеров, в основном из Узбекистана, в меньшей степени из Таджикистана, которые активно поехали в Абхазию с середины нулевых годов, дает больший экономический эффект, чем те самые 50 миллионов рублей в год, которые поступали в госбюджет от трудовых мигрантов.

В Национальном банке Абхазии уточнили, что из общей суммы банковских переводов из Абхазии 80% приходится на Россию (конечно, на самые разные цели, в том числе детям-студентам). Что касается Средней Азии, то сейчас это 11% общей суммы. В прошлом году переводы туда составили 600 миллионов рублей, почти на треть меньше, чем в 2019-м. Наемная рабочая сила приезжает в Абхазию не только из Средней Азии, но и из Молдавии, Азербайджана, Армении. Снижение количества денежных перечислений из-за карантинных мер наблюдается и в эти государства. А вот гастарбайтеры из КНДР, похоже, никуда не стали уезжать и по-прежнему все активно трудятся, в основном, на строительно-ремонтных работах.

По данным того же Нацбанка, в 2020 году по картам международных платежных систем было совершено операций на сумму около семи миллиардов рублей, что на миллиард рублей больше, чем в 2019 году. Заур Шалашаа считает, что выросшие показатели обналичивания денег через банкоматы связаны с ростом майнинга криптовалют в стране. Майнеры резко увеличили обороты своей деятельности в прошлом году. Нехватка наличности в банкоматах была в том числе связана с их деятельностью, из-за чего в республике наблюдался период, когда чтобы получить свои пенсии, люди стояли в огромных очередях. Многие майнинговые фермы, убежден он, несмотря на веденный из-за коллапса энергосистемы до 31 марта будущего года запрет их деятельности, продолжают работать. Шалашаа говорит:

«Деньги неизвестного происхождения» – так пишут в отчетах Нацбанка. Более трех с половиной миллиардов рублей проходят, отражаются в отчетах. А вот «неизвестного происхождения» – это, скорее всего, и есть то, что мы предполагаем».

Правоохранительные органы Абхазии постоянно проводят сейчас рейды с целью выявления незаконной деятельности майнинг-ферм. Зачастую выявить их бывает непросто, ведь используются уже и подземные кабели для подачи электроэнергии. Но ведь можно зайти и с другого конца – потребовав у получающих крупные денежные переводы «неизвестного происхождения» объяснения их происхождения. Заур Шалашаа отметил:

«В России создана финансово-мониторинговая группа – финансовые полицейские, которая имеет такие полномочия. В Абхазии мы не дошли почему-то до этого и ждем, пока кто-то за нас это сделает, хотя уже должны были об этом подумать».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG