Accessibility links

Бунт лузеров


Гиа Нодиа

5 июля стал еще одним днем национального стыда для Грузии. Группы молодых людей, которых именуют по-разному, – например, «ультраправыми», но можно назвать просто «сбродом» или «чернью», на весь день завладели улицами Тбилиси, избивая журналистов или любых других, которые в их представлении выглядели нетрадиционно. Полиция не вмешивалась. Затем они собрались на проспекте Руставели перед парламентом, т.е. заняли знаковое пространство, олицетворяющее «власть народа». Они сорвали флаг Европейского союза, развевавшийся перед парламентом, и поставили на его месте православный крест.

Фактически они хотели показать, что Грузия принадлежит им – не формально, а по сути. Их главное послание заключалось в том, что «мы – большинство», поэтому в Грузии все должно быть так, как хотим «мы». Пока всем заправляет меньшинство, продавшееся Западу. «Мы» этого не допустим; если для этого необходимо применить силу, мы ее применим.

Но кто на самом деле составляет большинство? Это очень важный вопрос, на который не может быть простого ответа. Я уверен, что погромщики искренне считают, что за ними большинство и у них есть определенные аргументы.

Бунт лузеров
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:38 0:00
Скачать

Первый из них основывается на том, что указанные события связаны с правами сексуальных меньшинств. Непосредственной провокацией для массового погрома послужил план провести в Тбилиси, на том же проспекте Руставели, Марш достоинства, или так называемый прайд. Молчаливое большинство граждан Грузии вряд ли приветствует проведение такого мероприятия; погромщики могут сказать, что они выражают их недовольство.

Второй главный аргумент в том, что на их стороне православная церковь, самая авторитетная институция в стране. Формально церковь отмежевывается от насилия, но факт, что некоторые люди в рясах непосредственно участвовали в погромах, а высказывания других составляли подстрекательство к насилию или его оправдание. Так что погромщики имеют основание считать церковников своими сообщниками.

Но теперь посмотрим с другой стороны. Так называемое ультраправое движение пока не произвело сколько-нибудь убедительных лидеров и партий. Политические партии, которые открыто говорят от его имени, на выборах в лучшем случае наскребывают несколько процентов. На их уличные акции приходит несколько сот человек. Их лидеры – фигуры скорее комические.

Что касается Грузинской православной церкви, согласно рейтингам, она действительно остается самой авторитетной организацией в стране, но эти же рейтинги показывают, что доверие к ней падает. На это есть свои причины. Церковь завоевала авторитет как сила, способная хоть как-то объединить расколотое и поляризованное общество. Но то, что она сейчас делает, прямо противоположно этой роли. Участие в насилии или ассоциация с насильниками никак не может способствовать ее авторитету. К этому добавляются все более частые обвинения в коррупции, а также в практике гомосексуализма и педофилии внутри церкви. Если лет пятнадцать назад любая критика по отношению к церкви была социальным табу, сегодня на многотысячном митинге можно развернуть баннер с надписью «патриархия смердит». В социальных сетях крутится клип, где ту же самую фразу произносит рядовая представительница паствы.

Да, «молчаливое большинство» граждан Грузии вряд ли приветствует «прайд» сексуальных меньшинств, но это еще не значит, что людям нравятся молодчики, учиняющие самосуд на улицах. Да, для большинства православие остается важнейшим признаком их идентичности, но это еще не означает, что им нравятся погромщики или подстрекатели погромщиков в рясах.

«Войны культур» между традиционно и либерально настроенными частями общества стали глобальной реальностью последних десятилетий. В каждой стране, в том числе Грузии, у этих войн – своя специфика, но общая закономерность одна. Везде есть группы погромщиков, которые хотят бить продвинутую молодежь; предлогом может служить что угодно, но основная причина в том, что погромщики – социальные маргиналы и «лузеры», которые не смогли найти себе достойное место в развивающемся обществе. Их главная проблема – слабость, а не сила; готовность к мордобою лишь отчасти это компенсирует.

В Грузии их главная опора даже не церковь, а прежде всего власть «Грузинской мечты». Для последней они – союзники. Власть считает журналистов врагами, именно поэтому она с удовольствием разрешила их избить. Но если власть начинает подстрекать одну часть населения бить другую, это тоже признак слабости, а не силы.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Гиа Нодиа

    Родился 4 сентября 1954 г. в Москве, в 1976 г. закончил философский факультет Тбилисского государственного университета. 

    В 1982 г. защитил диссертацию и стал кандидатом философских наук. Гиа Нодиа в настоящее время - профессор Университета Ильи в Тбилиси и председатель Кавказского института мира, демократии и развития.  

    Сотрудничает с Радио Свобода с 1989 г., на постоянной основе (на «Эхе Кавказа») – с 2009 года.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG