Accessibility links

…Революция, о необходимости которой…


Давид Каландия

Я не готов комментировать детали тбилисских событий, связанные с т.н. Маршем достоинства, он же «Тбилиси прайд». Очень хотел бы это сделать, но пока не готов.

Сразу заявляю: я против ЛЮБОГО насилия, как физического, так и морального, материального, интеллектуального и государственного. Говорить что-либо конкретное о второй стороне, которая вела себя тупо-агрессивно, я тоже не буду. Они мне очень неприятны, и в разведку я с ними не пойду. Но и с первой стороной, которая взяла себе символом радугу, я тоже не пойду в разведку, так как, во-первых, в разведку если я хожу, то только один! И, во-вторых, мне кажется, что подобные акции имеют провокационный характер. Во всяком случае, в нашей стране, не знаю как в других местах.

Хотелось бы пару слов сказать об эстетике этого зрелища, которое мне представляется глубоко удручающим как с одной, так и с другой стороны. Мне одинаково неприятны женоподобные мужчины, мужеподобные женщины и одетые в черные цвета, небритые кровавоглазые защитнички т.н. моральных устоев. И те и другие не услаждают мой зрительный нерв – я сейчас говорю о визуальной стороне действа. Но о вкусах не спорят. Кому-то может это и нравится. Хотя вокруг меня таких людей я не знаю. Так что спорь не спорь, никому не докажешь, что такое красиво и что такое некрасиво.

Сейчас не про то событие, сейчас про «Cuiprodest?» Кому это выгодно и кому это надо?

Давно уже ходят слухи, что есть силы, которые хотят свершить мировую революцию, на сей раз сексуальную. Существует мнение, что т.н. сексуальная революция впервые произошла в Советской России после Октябрьского переворота. Однако при Сталине чрезмерная половая свобода стала порицаться. Сегодня сексуальной революцией называют процессы, имевшие место в США (в 1960-1970-х) и России (в 1980-1990-х).

В «Словаре практического психолога» термину «Сексуальная революция» дано определение, что это есть «процесс и результат коренных изменений в сексуальной жизни общества, характеризующихся существенными преобразованиями сексуальных ценностей, ориентаций, норм, санкций и сексуальных отношений, и ломающий общественные консервативные нормы, вроде секса вне брака, целомудрия и прочих».

Говорят, что новая сексуальная революция давно уже идет, и ее целью является коренная переделка человека, его сознания, его восприятия своего и чужого пола. Что, мол, ребенок, достигнув определенного возраста, сам должен определить, какого он пола – мужского, женского, среднего или всех сразу. Рассказывают, что некоторые ведущие страны начинают проводить подобную политику среди своего населения, дабы… а вот для чего, – это я пока не понял до конца. Я в этот мировой заговор особо не верил – слишком все выглядит фантастично и неправдоподобно.

– А какая же главная цель сего процесса? – спрашивал я, стесняясь, – уменьшение количества населения на земле?

– Нет, не ради уменьшения, – отвечали мне, – ради того, чтобы с детства у ребенка не было негативного отношения к нетрадиционно ориентированным людям. И тогда, может быть, со временем, а это время уже довольно близко, само понятие «нетрадиционная ориентация» выйдет из употребления. Оно станет вполне «традиционным», будет две ориентации. Две нормы, два образа жизни, и оба будут нормальными. Нормальной нормой образа жизни.

Относиться негативно людям с нетрадиционной ориентацией – это, конечно, маразм и ерунда. Но вот только кажется мне, что методы воспитания «нового» человека приобретают гипертрофированные и уродливые формы. В ряде же случаев попахивают просто глупостью.

Только что я вычитал, что компания Lufthansa в самолетах больше не будет обращаться к пассажирам как «дамы и господа». Немецкая авиакомпания отказывается от традиционного приветствия на борту. Рабочая группа авиакомпании составила список альтернативных приветствий, чтобы пассажиры оставались в хорошем настроении.

То есть, сидя в салоне самолета данной фирмы, я могу быть спокоен, что меня не назовут «господином». Если назовут ежиком, или чуркой, или бог его знает еще кем, мое настроение не испортится. А если, не дай бог, симпатичная стюардесса обратится ко мне со словами «господин Давид», мое настроение испортится, и весь полет я буду сидеть, уткнувшись носом в иллюминатор и составлять в уме текст иска к авиакомпании, которая нарушила незнамо что!

Что-то тут не то, не так ли? Или так? Не перегиб ли это палки, дамы и господа? Т.е. товарищи? Вот, кстати, нейтральное слово «товарищ». Не поймешь, к кому обращаешься: к женщине, мужчине, автомобилю или к гардеробу. Коммунисты давно уже придумали такое бесполое обращение. Надо подсказать компании Lufthansa, может, мне премию дадут или хотя бы разноцветный переходящий вымпел.

Интересный факт: в одной из зарубежных стран спортсмен-бегун, мужчина, в какой-то момент заявил, что он не мужчина, а женщина. И теперь хочет ехать на Олимпиаду в команде представительниц слабого пола. И никто не смеет ему слово сказать, боятся, что, согласно нынешним веяниям времени, их предадут остракизму. А что, неплохой финт придумал спортсмен. Мужчина a priori физически сильнее женщины. Если допустить его в женскую команду, он переиграет других женщин и вернется на родину с золотой медалью. А потом можно снова вернуться в первозданный пол, сказать, что передумал и т.д. А можно и не переходить, ведь впереди еще много разных соревнований, со своими призами и денежными поощрениями.

В общем, ситуация очень странная. Мне тут подсказывают, что подобные марш-броски вроде «прайда» устраиваются не только в поддержку людей нетрадиционной ориентации, но и против расовой, гендерной и прочих дискриминаций.

Ну что сказать, выступать против таких ущемлений женских прав – дело святое, но…

Но самое занятное, что гендерной дискриминацией могут даже назвать факт, если я уступлю женщине место в трамвае или помогу подруге сердца дотащить мешок с картофелем на шестой этаж без лифта. Это, мол, тоже входит в кодекс сексуальной революции. Я не шучу, мне так это объяснили.

И вспомнил я недавний случай.

Третьего дня ехал я в маршрутном микроавтобусе, сидел у окна и считал ворон. Впереди меня сидел парень лет 17-18 и занимался тем же самым, что и я. Все места были заняты, люди даже стояли на ногах, что запрещено, но если очень попросить, то можно.

На остановке в салон зашла девушка тоже такого возраста, как передний юноша, и радостно с ним поздоровалась. Я, с присущим мне любопытством, стал подслушивать и подглядывать за молодыми людьми. Они начали мило болтать, и, как я понял, являлись студентами модного нынче Свободного университета Тбилиси. Ехали мы долго, минут сорок, парень сидел, девушка стояла; при резком торможении она заваливалась вперед, с трудом удерживалась на своих худосочных ножках. И так до самого университета. Парень даже не приподнялся, чтобы уступить ей место, даже попытки такой не сделал. Продолжал сидеть и разговаривать с девушкой.

Вечером я поделился своим наблюдением с молодым поколением и ждал, что они возмутятся таким немужским поведением парня. Они же с удивлением посмотрели на меня и спросили: «А почему он должен был ей уступить место?»

И я замолчал.

Я понял, что сексуальная революция, о необходимости которой так много говорят необольшевики, у нас уже случилась.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG