Accessibility links

Юрий Манвелян: «Непонятно, откуда Армении ждать помощи…»


ПРАГА---Тревожные сообщения приходят с армяно-азербайджанской границы. Там второй день продолжаются самые серьезные столкновения за время, прошедшее с окончания 44-дневной войны прошлого года. Армянская сторона сообщает о жертвах и пленных, есть сведения и о потерях с азербайджанской стороны. Подробности происходящего рассказал из Еревана журналист Юрий Манвелян.

То, что происходит теперь, дает повод уже напрямую обращаться в международные структуры, к России за помощью

– Бои, уже есть жертвы, есть уже и пленные среди армянских военнослужащих. Там применяется крупнокалиберное оружие, информации о том, применяется ли авиация, пока нет, – а это самый большой страх, оставшийся с предыдущей войны. Было официальное подтверждение, что два поста армянским военным пришлось оставить. Все это происходит непосредственно на границе с Арменией. Азербайджанские вооруженные силы вошли еще в мае прошлого года на территорию Армении, и то, что происходит теперь, дает повод уже напрямую обращаться в международные структуры, к России за помощью.

please wait

No media source currently available

0:00 0:05:42 0:00

– До сегодняшнего дня армянские власти говорили, что это все-таки не территория Армении, это, так сказать, серая зона. Сегодня, судя по всему, эта серая зона уже преодолена – если я правильно понял, то события происходят уже непосредственно на территории Армении…

Абсолютно безнадежная ситуация, непонятно, что будет, на кого, на что надеяться? Что это значит? Все, конец переговорам?

– Когда это все обсуждалось до этой эскалации, это происходило в совершенно другой логике. И когда обсуждается демаркация границы, то серая зона значит совершенно другое: пока не демаркированная, не делимитированная зона… А когда уже происходят военные действия, это все уже не серая зона, конечно. И сейчас, хоть и нельзя сказать, что азербайджанские вооруженные силы продвигаются вглубь, к каким-то населенным пунктам, но они нарушают границу Республики Армения…

Абсолютно безнадежная ситуация, непонятно, что будет, на кого, на что надеяться? Что это значит? Все, конец переговорам? Вроде бы были какие-то заявления, что войны не будет, будет налаживание каких-то коммуникаций, и, оказывается, вдруг можно так легко, буквально за один день все перечеркивать.

– В Ереване спокойно?

– В Ереване спокойно. На основных трассах из Еревана в сторону восточной границы перебрасываются войска, военные автомобили с людьми. Не только в сторону Сюникской области, это и в сторону Гегаркуникской области, в сторону Вардениса, – там уже приграничный Кельбаджарский район. То есть идет укрепление. Какой-то паники в Ереване нет, Ереван далеко. Но в соцсетях паники, конечно, больше.

– Юрий, говорится, что эскалация происходит вдоль всей юго-восточной линии соприкосновения. Но обострение происходит все-таки в районе Сисиана или в Гегаркуникской области тоже происходят какие-то боевые действия?

– В основном, насколько ясно из информации, которая сейчас поступает, это в районе Сисиана происходит. Но Гегаркуникская область тоже не сходила всю прошлую неделю с ленты новостей, там тоже периодически стреляли, и вообще, весь этот год там тоже всегда было неспокойно. Просто там в силу топографии посты расположены немного повыше, может быть, и подальше.

– То есть пока эпицентр – это все-таки Сисиан?

– Да, это юго-восток, скорее.

– Было устное обращение к России с просьбой о помощи, – не письменное, то есть пока это еще неформальный шаг. Что это означает?

Похоже на то, что российская сторона решает, когда к ней можно обратиться и в какой форме

– Знаете, непонятно. Все было озвучено секретарем Совета безопасности Арменом Григоряном, который встречался сегодня с российским послом. Это, скорее всего, похоже на то, что российская сторона решает, когда к ней можно обратиться и в какой форме. Но была и другая попытка, когда секретарь Совбеза сказал, что, «ну, конечно, если это не сработает, мы обратимся и в другие международные структуры»… Это тоже еще больше усугубляет такое чувство одиночества, какой-то безнадежности: неясно, в какую сторону смотреть, – вообще, можно, нужно ли ждать откуда-то помощи людям, которые живут непосредственно у линии фронта.

– То есть это заявления Григоряна пока, скорее, такой протокол о намерениях…

– Нет, это обращение. Если слушать то интервью, в котором он это говорит, он говорит о том, что эта часть – формальная, т.е. фактически можно считать, что как бы мы и письменно тоже обращаемся. Потому что звучало так: мы обращаемся за помощью к России, которая по договору 1997 года обязана защищать, и ОДКБ, суверенные границы Республики Армения, и сейчас именно тот самый момент.

– Признаки реакции со стороны Москвы уже есть?

– Нет. И на уровне ОБСЕ, и на уровне российского посла все ограничивается просто какими-то формальными заявлениями. Сейчас тот же секретарь Совбеза встречался и с послом Франции, и с послом США и т.д. – ну, такие, какие-то формальные шаги, которые нужно делать по протоколу.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG