Accessibility links

16 избранных и другие особенности социально-экономического развития ЮО


Программа социально-экономического развития Южной Осетии на 2022-2025 годы, опубликованная на сайте правительства, продолжает вызывать критику. Эмоциональная дискуссия в парламенте с участием президента в конце прошлого года отвлекла внимание от документа. Впрочем, депутатам все же удалось обсудить спорные положения и внести в программу ряд изменений.

Программу социально-экономического развития на следующие три года разработало Министерство экономического развития Южной Осетии, соразработчиком выступило Министерство сельского хозяйства. Главными целями обозначены: «формирование благоприятного инвестиционного климата в Республике Южная Осетия; повышение среднемесячной заработной платы населения Республики Южная Осетия; повышение качества и уровня жизни населения, а также темпов экономического развития за счет эффективности использования экономического потенциала Республики Южная Осетия». Критерием эффективности – «рост среднемесячной номинальной заработной платы штатных работников в целом по экономике к 2025 г. (39 400 руб.) на 100,3% от уровня 2021 г. (19 673 руб.), рост ВВП на 45,4%». Финансирование программы будет осуществляться из бюджета республики, «в том числе, за счет предоставляемых Российской Федерацией средств финансовой помощи».

О программе, как о достижении своих пяти лет президентства, наряду со строительством резервной ЛЭП и повышением зарплат, много говорил на итоговой пресс-конференции в декабре 2021 года Анатолий Бибилов.

Опубликованный план развития в преддверии выборов президента не мог пройти мимо оппонентов действующей власти. Первое, на что они обратили внимание, – это несоответствие с высказыванием президента, который ранее назвал ложной информацию о предстоящем повышении таможенных тарифов. 27 декабря, выступая перед журналистами, Анатолий Бибилов сказал:

«Я не знаю, кто такие фейки распространяет, но даже в мыслях ни у кого не было повышать стоимость растаможки на данном этапе и в будущем году. Этого нет, но что касается в общем ситуации и с растаможкой, и с ввозами, и с теми проблемами, с которыми сталкивается население Южной Осетии, здесь я хочу сказать огромное спасибо руководству ФТС (РФ) за понимание этих проблем… Мы сходимся в том, что какие-то шаги, какие-то действия надо произвести, чтобы Южная Осетия в тех интеграционных процессах, о которых мы говорим, и согласно соглашениям, которые мы подписываем, чтобы в этих интеграционных процессах было движение вперед. Но мы должны понимать, что у Южной Осетии сегодня свое таможенное законодательство. У РФ есть Евразийский таможенный кодекс. Если мы не будет идти по пути интеграционных процессов по законодательству, тогда никакого движения вперед не будет, и те проблемы, которые сегодня существуют, они будут оставаться… Когда мы говорим о том, что нужно принять нам, Южной Осетии, Евразийский таможенный кодекс для того, чтобы выйти на единое правовое поле с РФ, то я считаю, что это надо делать… В то же самое время сегодня речь не идет о повышении таможенных тарифов, пошлин и так далее. У нас прорабатывается программа. Согласно этой программе, это должно идти постепенно, то есть, повышая уровень жизни населения РЮО, мы идем по пути сравнивания зарплат РФ с зарплатами в ЮО. И когда у нас будут, а они будут без сомнения, вот эти пропорциональные доходы населения, тогда без сомнения встанет вопрос о повышении (тарифов)».

При этом в программе, опубликованной на сайте правительства, четко прописано, что не позднее 20 марта этого года должно быть издано постановление парламента о действии права ЕврАзЭС на территории Южной Осетии, что означает неминуемое повышение таможенных пошлин. Прописана в документе и унификация налоговых систем России и Южной Осетии.

Депутат Давид Санакоев говорит в беседе с «Эхом Кавказа», что правительство опубликовало свой вариант программы развития, который был прислан депутатам на рассмотрение. По его словам, документ принимали на той самой скандальной сессии, которая закончилась уходом из зала заседаний части депутатов из-за перепалки с президентом. Тем не менее, по его информации, президиумом был одобрен другой вариант документа – без положений об унификации таможенного и налогового законодательства:

«В программе много показателей, но каким образом будут достигаться результаты, совершенно не ясно. Чтобы создавать такую государственную программу, необходимо, чтобы были созданы отраслевые программы тех министерств, которые там будут участвовать. Этих программ у нас тоже нет. И расчеты, которые там приводятся, мне было интересно, каким образом они их достигли и насколько они объективны. И здесь у меня тоже большие сомнения по поводу объективности некоторых расчетов и подсчетов.

– Например?

– Например, там показатель эффективности определяется в ВВП, что до 2025 года он поднимется до 45,4 %. К примеру, в той же РФ, если смотреть за последние несколько лет, ВВП то уходил в минус, то выходил в плюс на 2%, 3%, 5%… То есть каким образом они пытаются достичь такого показателя ВВП, я не могу понять. И мне этого не объяснили. Второе: другой целью программы является повышение заработной платы населения республики. Всего населения, там написано. Как будут получать зарплату госслужащие и бюджетники, более или менее понятно. Как будут повышать ее остальным, непонятно. То есть там прописано, что зарплата увеличивается с девятнадцати тысяч почти до сорока».

Много вопросов возникло и об инвестиционной привлекательности республики, продолжил парламентарий:

«Третья цель программы – это повышение инвестиционной привлекательности Южной Осетии. В этой программе я не увидел, что такая привлекательность появится. Ведь после того, как унифицируются законодательства – налоговое и таможенное с РФ, у нас останутся одни минусы, потому что наша привлекательность сразу перестанет существовать. На сегодняшний день мы можем говорить, что из-за разницы в налогах, выплатах, в организации бизнеса, в возможности торговли с Россией, экспорта, импорта – вот это все может стать фактором привлекательности. Но если у нас будут расти налоги, таможенные пошлины и все остальное и станут такими же, как в РФ, то кто станет вкладывать в экономику Южной Осетии, если, к примеру, удобнее будет открывать тот же бизнес в России? Потому что у нас несовершенное законодательство, не хватает трудовых ресурсов и так далее».

В программе значились и некие 16 фирм, которым предполагалось оказать кредитную помощь в размере почти четырех миллиардов рублей. На заседании комитета, а затем и президиума, говорит Санакоев, было принято решение, что документ вынесут на голосование, но «убираются оттуда пункты об унификации налогового и таможенного законодательства» и фирмы, которые оказались включены в программу без конкурса:

«Вот эти два параметра должны были быть изъяты. То есть до президиума это дошло вот в таком виде. Но когда началась сессия, к нам пришел президент и у нас разгорелся спор о границе. Мы еще не завершили этот разговор, и нас начали переводить на второй вопрос, по программе. Но нас не слышали, поэтому мы встали и ушли – это представители «Ныхас», «Народной партии», объединения «За справедливость», ушел и я.

– За какой вариант программы проголосовали те, кто остался?

– По нашей информации, голосовали за программу в том виде, в котором она вышла из президиума, то есть за второй вариант».

Программа социально-экономического развития республики на 2022-2025 годы все еще находится в стенах парламента, продолжил собеседник «Эха Кавказа», и с внесенными корректировками должна быть отправлена на утверждение президента. Опубликованный в СМИ вариант будет считаться окончательным.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG