Accessibility links

Абхазия в кольце блокады: как это было четверть века назад


19 января 1996 года Совет глав СНГ принял постановление «О мерах по урегулированию конфликта в Абхазии, Грузия». Одним из ключевых моментов документа было подтверждение того, что «Абхазия является неотъемлемой частью Грузии», а государства-участники Содружества без согласия правительства Грузии: а) не будут осуществлять торгово-экономические, финансовые, транспортные, иные операции с властями абхазской стороны; б) не будут вступать в официальные контакты с представителями или должностными лицами структур, существующих на территории Абхазии, а также членами созданных ими вооруженных формирований».

Кроме того, государства-участники Содружества независимых государств обратились к Совету безопасности Организации Объединенных Наций с призывом поддержать принятые государствами-участниками Содружества меры воздействия на власти абхазской стороны и рекомендовать всем государствам – членам Организации присоединиться к мерам, перечисленным в данном документе.

Безусловно, главной задачей этих жестких санкций было принуждение Абхазии к возвращению в состав Грузии. Ни для кого не секрет, что они были приняты с подачи Тбилиси. При этом грузинские власти уверяли Москву, что абхазские сепаратисты не могут не помогать чеченским сепаратистам (в разгаре тогда была первая война в Чечне).

Кандидат исторических наук Лариса Цвижба (Российский государственный гуманитарный университет) писала спустя годы в работе «Блокада Абхазии»:

«Главы СНГ поверили в рассказы о том, как из Турции в Сухумский порт морем доставлялись танки, которые в дальнейшем переправлялись по горным тропам через Кавказский хребет в Чеченскую Республику и использовались в военных действиях против России. Главы СНГ даже не обратили внимания на то, что у Абхазии с Чеченской Республикой нет общей границы, она есть у Грузии, но это, видимо, не играло роли для решения о принятии санкций против Абхазии».

Вряд ли документ подобного уровня могли принимать люди, настолько не знающие географию, а тем более не понимающие, что танки не могут преодолеть горными тропами Главный Кавказский хребет. Но вот то, что грузинские СМИ усиленно распространяли информацию о том, что в Абхазии действуют лагеря международных террористов, что оттуда в Чечню переправляется оружие, – факт известный.

Впрочем, отдельные санкции вводились Москвой против Республики Абхазия и раньше. Так, если во время грузино-абхазской войны электроэнергия на территорию, контролируемую абхазскими властями, поступала из РФ, то после решающего наступления абхазов в сентябре 1993 года она «в виде наказания» перестала подаваться, и почти до конца года, пока не восстановили работу ИнгурГЭС, республика в вечерне-ночное время лежала во мгле. А когда в декабре 1994 года началась война в Чечне, Россия ввела для мужчин Абхазии возраста от 16 до 60 лет запрет на передвижение через погранично-пропускной пункт на реке Псоу. Тяжелое бремя легло тогда на плечи женщин Абхазии, которые несколько лет перевозили на тачках через Псоу в Сочи сельхозпродукцию (цитрусовые, хурму, мимозу и так далее), а оттуда назад – другие товары. Попытки мужчин пересечь границу кончались по-разному, одного парня, пытавшегося перейти реку вброд, застрелили пограничники.

Но санкции, введенные 19 января 1996 странами СНГ, и вовсе поставили население Абхазии на грань выживания. Известный абхазский общественно-политический деятель, Герой Абхазии Аслан Кобахия, который в те годы работал председателем Государственного таможенного комитета Абхазии, рассказал сегодня «Эху Кавказа»:

«Самые страшные моменты тогда у нас происходили на границе – по реке Псоу и по морю. Стали российские корабли по морю, которые не пускали сюда никакой транспорт с продуктами питания. Представляешь, что началось: еще январь, мандариновый сезон шел, и я вот помню огромную гору на реке Псоу, на контрольно-пропускном пункте, – десять тысяч тонн мандаринов. Крестьяне бросили все это и вернулись домой. Не пускали ни одного человека. Была задача… Я не знаю, вот Шеварднадзе со своим Ельциным и всеми, кто его поддержал… У них была задача – голодом заставить Абхазию пойти на уступки. Даже в войну, когда у нас были очень тяжелые моменты, когда были неудачные наступления и тому подобное, все равно народ сохранил присутствие духа. А здесь же зима – и вот так, понимаете, закрыть страну и с моря, и с суши! Это был очень тяжелый момент для народа, который только что пережил страшную войну. Но наступила весна, и народ понял, что надо возвращаться к земле. И с помощью земли родной блокаду удалось преодолеть. Так что Абхазию на колени не удалось поставить никому».

Апофеозом той блокады Абхазии стал день вскоре после ее начала, когда турецкий сухогруз, который направлялся в Сухумский порт с продуктами питания, был остановлен двумя российскими военными кораблями, но все же сумел прорваться. Аслан Кобахия вспоминает:

«И тогда уже было принято решение на уровне Главнокомандующего Владислава Григорьевича Ардзинба – любыми путями доставить корабль в порт Сухум. Он отдал приказ командующему ВМС Абхазии, капитану 1-го ранга Александру Воинскому высадить десант на турецкий сухогруз, блокированный российскими кораблями, и обеспечить его проход в Сухум. Воинский лично вышел на сторожевом корабле в море, высадился с десантом на турецкое судно, и оно направилось к порту назначения. Российские военные начали по радиосвязи требовать, чтобы сухогруз немедленно остановился. С этой минуты с ними вел радиопереговоры Воинский. Со стороны россиян пошли угрозы, что, если он не подчинится их приказу, будет открыт огонь на поражение. Пока звучали эти угрозы, сопровождаемые предупредительной стрельбой российских военных, корабли вышли на горизонт. Можно было наблюдать с берега, как в сторону порта движется турецкое судно, блокированное с двух сторон российскими кораблями. После очередного предупредительного залпа Воинский сказал российским военным: «Я – абхазский офицер, русский по национальности. Я не буду стрелять по вам, вы же, если хотите, убивайте нас... Однако, прежде чем это сделать, рекомендую хорошо изучить ситуацию на берегу!» А на берег было стянуто большое количество абхазской бронетехники и артиллерии, все, что у нас было, подтянули. Был открыт ответный предупредительный огонь... Естественно, никто не собирался воевать, и россияне тоже, но они поняли, что перед ними люди не из пугливых. В итоге российские корабли вынуждены были покинуть территориальные воды Абхазии, а турецкий сухогруз благополучно причалил к пристани. Множество людей, на глазах которых разыгрывалась эта драма, аплодисментами встретили Сан Саныча и его бойцов. На следующий день немало российских генералов прибыло в Абхазию на переговоры с Владиславом Григорьевичем. А до этого был приказ со стороны высшего руководства России не отвечать даже на его телефонные звонки... Полная блокада была прорвана! Политикам порой так кажется, что народ может все завоеванное вот так просто отдать. Но не тут-то было. При всех минусах, которые есть в нашем обществе, ради свободы народ идет на все».

Лариса Цвижба в своей работе также пишет, что, помимо экономической, Абхазия получила еще и блокаду почтовой связи. Корреспонденция практически не поступала в Абхазию. Она по старой советской схеме автоматически шла в Грузию, и, естественно, что оттуда в Абхазию ничего не поступало. Позже русская община Абхазии наладила доставку корреспонденций для ее жителей через почтовый ящик в Сочи. Проблема возникла и с телефонной связью Абхазии, когда в апреле 1997 г. существовавшая до этого времени прямая связь с Россией была переведена на другую схему и через Грузию. Абхазия выразила протест Грузии и приняла ответные меры: отключила связь у коллективных миротворческих сил СНГ и у пограничников, дислоцированных в республике. «Блокада должна быть блокадой для всех», – заявили в Сухуме. Эта мера не оказалась действенной, т.к. миротворцы и другие войсковые соединения переключили каналы связи на Тбилиси с последующим выходом на Россию и другие страны.

Но уже в конце 90-х многие санкции были фактически сняты. Отменили запрет на пересечение российской границы для мужского населения Абхазии, восстановлены сухопутные грузоперевозки через КПП на Псоу, наладили экскурсионно-туристическое сотрудничество между регионами России и Абхазии. С 2003 г. начали осуществлять пассажирские перевозки электропоезд «Адлер-Сухум», поезд «Москвы-Адлер-Сухум». Но только 6 марта 2008 года было сделано заявление МИД России о выходе в одностороннем порядке из решения Совета глав СНГ «О мерах по урегулированию конфликта в Абхазии, Грузия» от 19 января 1996 г. Грузинские власти восприняли заявление весьма негативно, заявив, что это «аморально и опасно».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG