Accessibility links

Виталий Габния: «Авторитаризм изжил себя, запрос на перемены недооценен»


Виталий Габния

Лидер оппозиционной партии «Апсны», бывший вице-президент Абхазии Виталий Габния был участником диалога оппозиции с представителями общественности и провластными политическими партиями, который проходил в Общественной палате. Во время брифинга он сделал заявление о том, что следующий созыв парламента будет формироваться для решения задачи понижения суверенитета страны. В интервью «Эху Кавказа» Виталий Габния объяснил свою позицию, рассказал о перспективах достижения результата и причинах нежелания власти проводить реформы.

– Виталий, на прошлой неделе в ходе брифинга в Общественной палате вы сказали, что следующий созыв парламента будет формироваться для решения задачи понижения суверенитета страны. Что вы имели в виду?

Я задаюсь вопросом: есть ли вообще цель что-либо менять? Есть основания считать, что новый созыв парламента готовят к политическому транзиту с понижением национального суверенитета

– Я задаюсь вопросом: есть ли вообще цель что-либо менять? И к чему готовят новый созыв парламента? Есть основания считать, что новый созыв парламента готовят к политическому транзиту с понижением национального суверенитета. Если это так, а время – лучший из арбитров и многое покажет, то реформы становятся препятствием, а, значит, и не нужны. Для государства нет ничего страшнее потери суверенитета, который содержится не в публичных указах и не в пограничных столбах, прежде всего суверенитет заключен в самих гражданах, их мышлении, их идеологии и патриотизме. Бенефициарами национального суверенитета стали те, кто принимал участие в приватизации советских активов, по сути, растащив народное достояние. В основном это люди, которые были во власти или близко к ней. За 28 лет новейшей истории Абхазии мы сформировать политическую элиту так и не смогли, что делает власть чужеродной для народа.

– Как, по-вашему, почему реформы при всех президентах буксуют?

Сколько себя помню, столько слышу разговоры о реформах, строящихся на суверенитете власти. И каждый раз эти реформы разбивались об интересы людей, пришедших во власть

– Сколько себя помню, столько слышу разговоры о реформах, строящихся на суверенитете власти. И каждый раз эти реформы разбивались об интересы людей, пришедших во власть. Разве действующая власть, будучи в оппозиции, не говорила о сокращении госаппарата, о перераспределении полномочий между парламентом и президентом? Она поддерживала идею перехода к смешанной избирательной системе, а если цитировать прямую речь, то обещала в течение двух месяцев принять поправки к Конституции о переходе к смешанной избирательной системе, в течение двух месяцев разработать и принять новый конституционный закон о выборах депутатов парламента, внести изменения в закон о кабмине и распределить полномочия между ветвями власти. Сегодня, когда оппозиция пытается найти хоть какой-то конструктив с властью для совместной работы и реализации предложений, нам говорят: «Нет!» В разговорах мы слышим, что реформа якобы пойдет на пользу оппозиции, вместо того чтобы мыслить государственно и думать о том, пойдет ли это на пользу стране и нашей государственности? Я состоял в рабочей группе комиссии по конституционной реформе. Притом, что мы работали не спеша, свои предложения комиссия выработала и передала президенту за восемь месяцев до начала новых парламентских выборов. Времени было достаточно, чтобы правовой отдел администрации президента передал вопрос в Народное Собрание, но этого не произошло. Не теряя времени, мы на площадке партии «Апсны» пытались запустить рассмотрение предложений напрямую через депутатов, как провластных, так и оппозиционных, но раскачать парламент нам не удалось. В большинстве своем депутаты не были заинтересованы, поскольку изменение закона значительно усложнило бы их повторное прохождение в парламент.

– Виталий, вы были во власти, вы были вице-президентом, почему не удалось осуществить реформы в Абхазии, когда вы были во власти?

– Неудобный вопрос, скажу я вам, но справедливый, а, значит, и правильный. При экс-президенте (Рауле Хаджимба) также была создана комиссия по конституционной реформе. Со своей стороны, я, будучи вице-президентом, просил президента назначить меня председателем этой комиссии, чего не произошло. Формально председателем комиссии был сам президент, но фактически комиссией занимался Астамур Тания, который на тот момент был главой администрации президента. Комиссия внесла ряд предложений по выборам в органы местного самоуправления, но в целом изменения, на мой взгляд, носили косметический характер, не меняющий суть соотношения сторон. О своем несогласии с такими половинчатыми преобразованиями я высказывался открыто. На площадке партии «Апсны» мы лоббировали переход к смешанной системе с момента создания организации. Мы об этом говорили как партия власти, будучи во власти, мы об этом говорили и с первых дней, находясь в оппозиции.

– Виталий, вы говорили об авторитарной трансформации власти, почему вы так ставите вопрос? Что, на ваш взгляд, свидетельствует об этом?

Авторитарные методы правления себя уже изжили, они далеки от текущих проблем и будут способствовать напряжению в обществе, неся в себе желание большинства на досрочные выборы

– Абхазия является президентской республикой, вся власть в стране сосредоточена в одних руках, что влечет значительные издержки. Реформы разбиваются об интересы пришедших во власть. Так бывает, когда, будучи во власти, быстро увлекаешься новыми возможностями, которые дает абсолютная и, по сути, ничем не ограниченная власть. Возвращаясь к работе комиссии по конституционной реформе, скажу, что в первой части прорабатывались изменения по кабмину. Комиссия предложила во избежание дуализма во власти в целях эффективности убрать пост премьер-министра, тем самым усилив эффективность работы исполнительной власти, администрации президента, в частности. Но надо понимать, что без реформ во второй части и перехода к смешанной избирательной системе, без перераспределения полномочий между ветвями власти, парламентом и президентом данные предложения комиссии будут способствовать еще большему сосредоточению власти в одних руках. Авторитарные методы правления себя уже изжили, они далеки от текущих проблем и будут способствовать напряжению в обществе, неся в себе желание большинства на досрочные выборы.

– Сейчас оппозиция предлагает власти рассмотреть и подписать меморандум. Как вы оцениваете возможность меморандума примирить стороны? И, если шире, как вы оцениваете перспективы диалога оппозиции с властью?

Знаете, тяжело выслушивать нравоучения от людей, которые вчера ломали и грабили тот же комплекс правительственных зданий, а сегодня они у нас стали наставниками

– Вы полагаете действенным заключение меморандума между властью и оппозицией без опоры на общество? Если власть чувствует себя уверенной, потому что нет оппозиции или ей кажется, что нет оппозиции, то люди придут с улицы, когда все припечет. Запретить гражданам реализацию их права на массовые собрания не получится. Только так люди могут показать свое несогласие и протест. Разумеется, митинг – это не бунт, который разрушает саму суть природы государства. Бунты неприемлемы, как и практика замораживания социальных протестов, она также не приведет ни к чему хорошему. На этом фоне нам говорят о справедливости, в частности, наказание за раскачивание автобуса. Знаете, тяжело выслушивать нравоучения от людей, которые вчера ломали и грабили тот же комплекс правительственных зданий, а сегодня они у нас стали наставниками. Но мы понимаем, что надо идти вперед, и действительно нужно пресекать любые безобразия вне правового поля. Только однобокого подхода народ не приемлет. В Генпрокуратуре без срока давности лежат записи и списки тех, кто штурмовал МВД, и по всем другим эпизодам. Дела были заведены, проработаны, но ход им не дали во избежание напряжения в обществе. Жесткий характер подавления протеста должен быть вкупе с реализацией предвыборных лозунгов и обещаний. Авторитаризм изжил себя, запрос на перемены недооценен, мнимая стабильность властью переоценена, справедливость вообще выброшена за ненадобностью. Вот все эти условия и далее будут служить запросом на революцию периферийного типа.

– Что же тогда, по-вашему, должна предпринять власть?

Ошибки предыдущей власти не могут быть оправданием для совершения новых. Новая власть для того и пришла, чтобы их исправить, а не разрушать, понижая суверенитет страны

– Спрашивается, каковы контуры этой политической власти, отличающие ее от предыдущей? Каковы рейтинги доверия власти? Ошибки предыдущей власти не могут быть оправданием для совершения новых. Новая власть для того и пришла, чтобы их исправить, а не разрушать, понижая суверенитет страны. В первую очередь нужно вернуться к справедливости и к своим предвыборным обещаниям. Возьмите штурм двухлетней давности администрации президента, разбейте на кадры и фотографии тех, кто ломал и грабил, проведите анализ, кого и куда назначили, начиная от высоких должностей во власти и заканчивая теми же РУПами и госкомпаниями и теми, кого они обслуживают. И картина станет наглядной и абсолютно очевидной. Авторитаризм, обманутые ожидания, коррупция, низкий уровень жизни, а на подходе еще, возможно, и транзит национального суверенитета – все это не пройдет безболезненно для власти. Да, ни для кого не пройдет безболезненно. У людей возрастает пессимизм, уровень общественной тревоги, никакой надежды на лучшее будущее. Для поддержания рейтинга власти уровень жизни граждан должен быть устойчивым, а социальное неравенство должно снижаться.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG