Accessibility links

Адгур Ардзинба: «Упразднить должность премьера, потому что она стала предметом торга»


На заседании Общественной палаты Абхазии сегодня обсудили концепцию реформы системы государственного управления, которую разработали представители оппозиционного Абхазского народного движения. Она, в частности, предусматривает сокращение числа управляющих ведомств с 30 до 12 и упразднение должностей премьер-министра и вице-президента. Члены палаты с концепцией согласились и решили создать рабочую группу, чтобы выработать свои предложения.

С просьбой обсудить концепцию реформы системы госуправления к Общественной палате обратился лидер АНД Адгур Ардзинба. Он сам проработал в органах исполнительной власти более десяти лет, начал карьеру в должности главного специалиста и закончил в качестве вице-премьера и министра экономики, был кандидатом в президенты. Ардзинба хорошо знает систему исполнительной власти изнутри и уже не раз критиковал ее. Она, на его взгляд, слишком громоздкая, затратная и неэффективная – прежде всего, из-за наличия дублирующих друг друга структур в кабинете министров и администрации президента.

В концепции, по словам Адгура Ардзинба, предлагается из 30 органов государственного управления оставить 12 и упразднить должности премьер-министра и вице-президента:

«Что касается самого кабинета министров – сегодня там более тридцати центральных органов власти. У нас базис, экономическая основа очень слабая и хрупкая, но надстройка у нас выстроена таким образом, что она, по сути, не дает этому базису развиваться, она его подавляет своим огромным бюрократическим телом. Поэтому мы считаем, что из 30 можно сделать 12 министерств (центральных органов власти) и одно надзорное управление, которые вполне могут на 240 тысяч населения справиться с теми задачами, которые есть».

Скачать

Оппозиционный лидер также проинформировал, что в бытность его министром экономики было разработано более сорока инициатив, но ни одну из них не удалось реализовать, так как они натыкались на бюрократическую стену и были похоронены в недрах кабинетов администрации президента.

Адгур Ардзинба уверен, что в должности премьер-министра нет никакой необходимости, из сугубо технической она превратилась в предмет политического торга и кулуарных договоренностей:

«У нас президентская страна, по Конституции и по всем остальным законам, главой государства и главой исполнительной власти является президент. Но система исполнительной власти выстроена таким образом, что в ней есть премьер-министр, кабинет министров, вице-премьеры и вице-президент. Эти задуманные, на наш взгляд, как абсолютно технические должности, стали превращаться в политические. На первом этапе это были какие-то кулуарные договоренности, на последних выборах 2020 года мы вообще столкнулись с тем, что шел открытый, слово «торг», наверное, больше всего подходит, за эту должность. То есть по Конституции главой исполнительной власти является президент, а по факту – как между собой договорились, как распределили эти полномочия. По закону премьер-министр абсолютно ничего не решает, у него нет никаких полномочий. Последняя история с компьютерным томографом ярко показала, что у премьера была одна модель, одни подходы, потом вмешался президент, и ситуация развернулась другим образом».

Вице-президент также не наделен никакими полномочиями кроме выполнения отдельных поручений президента. Была функция исполнения должности президента, если тот по каким-то причинам исполнять ее не может, однако в двух последних ситуациях эта обязанность возлагалась на спикеров парламента. В концепции АНД по решению парламента исполнять обязанности может один из министров.

Член Общественной палаты Сократ Джинджолия поинтересовался, не приходила ли Адгуру Ардзинба в голову идея реформировать исполнительную власть в то время, когда он там работал?

«Во время предвыборной кампании все бывшие президенты, кроме одного, который ничего не обещал, вы знаете, о ком я говорю, все остальные говорили о необходимости внесения изменений в Конституцию, даже называли это конституционной реформой. У меня вопрос: вы 10 лет были во власти, и опыт у вас огромный, вы сами это сказали, подобного рода изменения действующего законодательства не приходили вам в голову? Вы не пытались что-то сделать? Что мешало? Чтобы что-то сделать, мы должны знать, с чем мы должны бороться? От чего мы должны отказаться? Я согласен со всем, что вы здесь пишите, может быть, даже больше можно предлагать таких сокращений. Один из действующих вице-президентов сам говорил о том, что эта должность не нужна. Прошло много лет, но почему-то он сам не отказался, сам он не ушел, а вот вопрос об упразднении этой должности так и не был поставлен. Что мешало?»

Адгур Ардзинба ответил, что подобные предложения были в программе стратегического развития Абхазии «25 шагов», которую разработали с участием российских специалистов. Ее презентовали, одобрили, но никакого продвижения не было. Пока он был министром экономики, несколько раз сменились премьер-министры, и у каждого было свое видение на этот счет.

«Вот именно от этого мы и предлагаем отказаться, а всю полноту ответственности возложить на президента», – сказал Ардзинба.

С тем, что реформа исполнительной власти давно назрела, согласились почти все присутствовавшие на встрече. Вопрос ребром поставил Геннадий Миканба, который потребовал, чтобы представителей исполнительной власти пригласили в Общественную палату и спросили с них, когда, наконец, эта реформа будет реализована:

«Вот этот раздутый аппарат, который занимается замыливанием проблем, давайте пригласим представителей власти в Общественную палату с представителями оппозиции, пускай власть ответит, что мы готовы в течение недели эти реформы обсудить, и вместе давайте дружно эти реформы произведем. У нас конкретики нет, мы уже устали от этих расплывчатых фраз и расплывчатых обещаний, давайте все вот здесь лицом к лицу сядем и скажем друг другу: вот эти реформы возможны, они необходимы, и для этого нужно такое время и решение такого человека. Через определенный период времени мы соберемся и зададим вопрос: почему это не выполнено? И, в конце концов, может, потребуем ответственности от этого чиновника? А то мы опять побеседуем, а результатов никаких не будет. Почему люди устали уже от выборов, от всего, потому что эти обещания, эти разговоры об изменениях заканчиваются после выборов!»

Концепция реформирования системы исполнительной власти, как сказал Адгур Ардзинба, была направлена в администрацию президента, но никакого ответа и никакой реакции нет. Мнение Общественной палаты носит исключительно рекомендательный характер. Тем не менее решено было создать рабочую группу, которая изучит проблему и разработает предложения.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG