Accessibility links

Тамара Меаракишвили: «Я пять лет доказываю, что меня преследуют из-за моей гражданской активности»


Тамара Меаракишвили

Гражданская активистка Тамара Меаракишвили второй раз отказалась от предложения прокуратуры прекратить уголовное преследование за истечением срока давности якобы совершенных ею преступлений. Она настаивает, что на протяжении пяти лет подвергается незаконному преследованию силовиков, поэтому требует либо доказать ее вину, либо закрыть дело по реабилитирующим основаниям и привлечь к ответственности тех сотрудников прокуратуры, кто злоупотреблял властью.

Прокуратура Южной Осетии повторно предложила Тамаре Меаракишвили компромисс – отказ от уголовного преследования в отношении гражданской активистки по нереабилитирующим основаниям.

Постановление о прекращении уголовного дела по истечении срока давности якобы совершенных ею преступлений Тамара Меаракишвили получила накануне по почте. До этого у нее состоялась личная встреча со следователем Аланом Бязровым в офисе Ленингорский районной прокуратуры, куда ее пригласили, чтобы вернуть личные вещи, изъятые во время обыска 16 августа 2017 года в рамках уголовного дела по обвинению в клевете на партию власти «Единая Осетия». По словам Тамары Меаракишвили, в кабинете следователя у нее состоялся диалог с Аланом Бязровым следующего содержания:

«Бязров сказал мне: «Сейчас найдем понятых, и в их присутствии ты заберешь свои вещи».

Я ответила: «Не надо искать понятых, пока объясните мне, почему вдруг возвращаете вещи, которые пять лет лежали у вас как вещдоки?

– Мы отправили тебе письмо, когда получишь, ознакомишься, почему возвращаем.

– В таком случае, приду к вам, когда прочитаю письмо».

Тогда следователь показал мне постановление, которое отправили на мой адрес по почте. Там говорилось о прекращении уголовного дела по истечении срока давности совершенного мною преступления. Я тут же взяла ручку и написала: «Второй раз отказываюсь от прекращения уголовного дела в связи с истечением срока давности».

Тамара объяснила «Эху Кавказа», почему отказалась получить вещи, возврата которых так долго добивалась. Формально их изъяли в рамках уголовного дела о клевете. А фактически в ту пору исполняющий обязанности прокурора района Давид Гурциев (убийца Арчила Татунашвили) убедил свое начальство в Цхинвале, что если ему дадут санкцию на обыск, то он найдет доказательства причастности Тамары к шпионской деятельности. Меаракишвили убеждена, что Гурциевым двигали не глупость и не служебное рвение, но личная неприязнь из-за ее гражданской активности. Поэтому и обыск был организован как демонстративное издевательство. Приглашенные дамы обсуждали с мужчинами личные вещи Тамары, пытались шутить. Демонстративно изымалось то, что никак не могло иметь отношения ни к клевете на «Единую Осетию», ни к шпионажу, – нитки для вязания, губная помада, кастрюли и т.п.

17 января 2020 коллегия Верховного суда сняла с Тамары Меаракишвили обвинения в клевете, тем не менее прокуратура решила вернуть «вещдоки» по делу лишь спустя два года и два месяца после вынесения оправдательного приговора. Гражданская активистка объяснила следователю, почему отказывается их забирать:

«Я сказала, что многие из вещей теперь испорчены, и если я сейчас распишусь в их возвращении, как вы мне предлагаете, кто возместит мне причиненный ущерб? Следователь спросил меня, что там испортилось? Я ответила, что в тот день, когда у меня конфисковали сумку, я купила в аптеке дорогостоящие лекарства. Лекарства и кассовые чеки до сих пор находятся в сумке, только вот срок годности их за пять лет истек. Там же испортившаяся губная помада. Там был новый телефон, который я приобрела в рассрочку за неполный месяц до задержания и за который потом одиннадцать месяцев расплачивалась. Полтора года назад мне его показали – он уже тогда был сломан. Я сказала, кто-то должен за это ответить».

С 16 августа 2017 года Меаракишвили под следствием. Прокуратура Ленингорского района возбудила против нее уголовное дело по обвинению в клевете на партию власти «Единая Осетия» и незаконном приобретении югоосетинского гражданства на основании поддельного документа. С 4 сентября 2018 года Тамара Меаракишвили находится под судом. С тех пор прошло четыре судебных процесса.

Обвинения в клевете коллегия Верховного суда признала несостоятельными. Дело о незаконном получении паспорта тоже развалилось, единственное, что спасает следствие от фиаско, – прокуратура не возвращает дело в суд на повторное рассмотрение, хотя должна была сделать это еще год назад. Вместо этого 25 мая 2021 года прокурор Ленингорского района Алан Кулумбегов предложил Тамаре мировую – прекратить уголовное дело по истечении срока давности инкриминируемых ей преступлений.

Это выглядело как предложение компромисса человеку, которого четыре года власти изводят психологическим давлением, ограничением свободы передвижения: свобода в обмен на признание прокурорской правоты и отказ от претензий за незаконное преследование.

Меаракишвили от такого предложения отказалась.

После этого, согласно УПК, производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке, то есть или докажите вину, или закройте дело в связи с отсутствием состава преступления. Вместо этого следствие решилось на повторное предложение компромисса.

По версии следствия, Тамара нарушила закон, когда получила югоосетинское гражданство, при этом сохранив грузинское. В качестве доказательства мошенничества следствие представило суду ее заявление на получение югоосетинского паспорта, в котором есть обязательный пункт – указание заявителя на отказ от грузинского гражданства. Защита говорит о ничтожности доказательства – заявление частного лица не является документом, поэтом не может быть подложным, оно вообще никого ни к чему не обязывает.

Гражданская активистка считает это дело демонстративным фарсом, потому что власти прекрасно понимают: без двух паспортов в Ленингорском районе не прожить:

«Ни один человек без грузинских документов не выезжает из Ленингора. Районная администрация, которая занимается оформлением разрешений на выезд (на лечение, на похороны и прочее), специально следит за этим. Если человек не имеет грузинских и осетинских документов, его не выпускают через «Раздахан». Но почему-то только против меня возбудили уголовное дело. Я пять лет доказываю, что меня преследуют не из-за нарушения закона, а из-за моей гражданской активности. Если это не так, тогда отчего такое избирательное применение закона?»

На одном из судебных заседаний по делу Меаракишвили произошел случай, который можно считать иллюстрацией к этой истории. Ее адвокат Икрамжан Раматов спросил у свидетельницы со стороны обвинения, есть ли у нее грузинское удостоверение личности. Свидетельница, явно не слишком понимала, зачем ее притащили в суд, и до конца не ориентировалась, что происходит, чего от нее хочет прокуратура. Поэтому на вопрос адвоката она ответила, как на духу, мол, что за дурацкий вопрос, конечно, есть! На это адвокат заметил свидетельнице, что это уголовное преступление, и она сейчас находится на суде, где рассматривается именно это преступление. Услышав такое, женщина лишилась чувств.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG