Accessibility links

«Уличные бои» в абхазском сегменте соцсетей


«Эхо Кавказа» уже немало раз рассказывало о так называемых «уличных боях» в Республике Абхазия, когда в обществе разгорались споры после тех или иных переименований городских топонимов (Бзыбское шоссе, проспект Мира). Но, пожалуй, никогда еще реакция на переименование (точнее, это были два переименования сразу) не была столь мгновенной, массовой и острой.

В минувший четверг вечером избранный в седьмой созыв парламента Абхазии Даут Хутаба разместил на своей странице в «Фейсбуке» пост следующего содержания:

«Сегодня в Сухуме переименовали улицы Академика Сахарова и Шотландскую. Переименовали в честь очень значимых и уважаемых в Абхазии людей. Но, может быть, стоило переименовать в их честь какие-то другие улицы? Сахаров –​ человек с мировым именем, уважаемый в России и на Западе, и этот человек нас поддерживал в наших устремлениях. Он называл Грузию малой империей, за что там его ненавидели. Сколько еще настолько значимых людей нас поддерживало? А ул. Шотландская названа так не просто потому, что красиво звучит, а в ответ на установление в Килмарноке (город-побратим Сухума) памятника нашим воинам».

Появились и другие посты на эту тему и множество комментариев к ним, которые в пятницу буквально заполнили фейсбучные ленты абхазских пользователей. Смысл почти всех их был идентичен: генералы Владимир Аршба и Гиви Агрба были очень достойными людьми и военачальниками, нашими героями, но следовало назвать их именами какие-то другие улицы, чтобы не трогать эти.

Общественная палата Абхазии выступила в тот же день, 8 апреля, за сохранение прежних названий столичных улиц Сахарова и Шотландской, «учитывая их историческую значимость для Абхазии». А 9 апреля решение горсобрания раскритиковал Координационный союз организаций русских соотечественников (КСОРС). По его мнению, депутаты таким образом стирают русский след в истории независимости страны: подобные действия недопустимы, учитывая братский характер отношений России и Абхазии. КСОРС также напомнил о памятнике бортпроводнице Надежде Курченко, на который упало дерево восемь лет назад. Скульптура по-прежнему находится на складе в Сухуме, несмотря на жалобы союза в компетентные органы.

Но вернемся к исходной точке – как принималось вызвавшее такой шквал возмущения решение горсобрания? На сайте его сообщается следующее. Открывая заседание, председатель Собрания Ираклий Харчилава отметил, что в адрес главы администрации города поступали письма от ветеранских организаций с предложениями об увековечении памяти государственного, политического и военного деятеля, генерал-лейтенанта абхазской армии Владимира Георгиевича Аршба и государственного, военного деятеля, генерал-лейтенанта Гиви Камуговича Агрба. В частности, с предложением об увековечении памяти В. Г. Аршба обратились руководители ОО «Абаш» Т. Бигвава, РПП «Апсны» В. Габния, государственного внебюджетного фонда инвалидов Отечественной войны народа Абхазии Д. Тарба, ПП «Амцахара» А. Цугба, Ассоциации женщин-инвалидов ОВНА 1992-93 гг. Л. Тарба, заместитель председателя РОО «Аруаа» Д. Квициния. Министр внутренних дел в своем письме предложил увековечить память Гиви Камуговича Агрба. По его словам, вопрос переименования улиц обсуждался в обществе, были разные мнения, каким улицам присвоить имена генералов. 4 апреля в Собрание поступило письмо от главы администрации с предложением рассмотреть вопрос переименования улицы Сахарова в улицу генерала Аршба, улицы Шотландской – в улицу генерала Агрба. В обсуждении вопроса на заседании горсобрания участвовали Герои Абхазии Леонид Осия, Вианор Ашба и начальник архивного отдела Минобороны Валериан Агумава, которые подчеркнули, что увековечение памяти героев очень важно для патриотического воспитания молодежи. Депутаты Собрания проголосовали «за» при одном воздержавшемся.

А теперь несколько типичных комментариев в «Фейсбуке» несогласных именно с таким переименованием:

  • «Непродуманное, спонтанное решение, на мой взгляд. Лучше подняли бы весь перечень названий улиц в городе, уверена: нашлись бы не одна и не две, которые можно было бы безболезненно переименовать»;
  • «Принимавшие решение продемонстрировали свой узкий кругозор и неспособность предвидеть очевидную реакцию очень многих в обществе. Возникают сомнения: а все ли из айфон-поколения знают, кто такой Сахаров? И даже знающие рассуждали, наверное, так: у него же нет родственников в Абхазии, чтобы те возмутились. И шотландцы наверняка письмо протеста не пришлют»;
  • «Когда сразу после войны в Сухуме взялись за переименование улиц, Владислав Ардзинба был категорически против присвоения им конкретных имен погибших героев войны, потому что прекрасно понимал, во что это выльется. И по его настоянию улицы назывались в честь народов, вставших рядом с абхазами: Кабардинская, Вайнахская, Адыгейская и так далее»;
  • «Безмерно уважаю, чту память героев Абхазии Гиви Камуговича Агрба и Владимира Георгиевича Аршба, и мне крайне неприятно, что возникла такая ситуация. Их подвиги, славные жизни, отданные Абхазии, народу, обессмертили наших генералов в веках – и я уверен, что найдутся способы и формы увековечения их памяти. Но в случае переименования улиц Сахарова и Шотландской речь идет о вопросах нашей политической идентичности, я бы даже сказал - об идеологических основах абхазской государственности, во многом связанных с наследием В.Г. Ардзинба. Названия этим улицам были даны не просто так, а в обозначение важнейших тем – стремления абхазского народа к независимости и его поддержки, обоснования виднейшим русским интеллектуалом Андреем Сахаровым; а также международного признания наших военных жертв и политических устремлений в Шотландии, где был установлен памятник жертвам войны c выбитым на нем абхазским флагом. Как же можно перечеркивать эти основополагающие принципы, исторические и идеологические сюжеты, историко-политическую память? Это решение противоречит духу нашей независимой государственности. Всем людям свойственно ошибаться, но доблестью человека является умение признавать свои ошибки и исправлять их. Поэтому я надеюсь на реакцию уважаемых городских депутатов, представляющих нас, жителей этого города. Иначе нарастает неприятное предчувствие, что дамоклов меч уже нависает и над другими культовыми названиями Сухума – например, над улицей Пушкина».

Это было, прямо скажем, редкостное для абхазского интернет-сообщества во внутренних вопросах единодушие. В пятницу канал «Абаза-ТВ», процитировав в новостях ряд подобных высказываний в соцсетях, повторил в эфире свой документальный фильм, подготовленный к 100-летию Андрея Дмитриевича Сахарова.

И если бы мы рассказывали об общественной реакции на решение горсобрания в тот же день, то здесь можно было и поставить точку. Но, как говорится, не тут-то было. Элементарная логика подсказывает, что, коль такое решение было принято, его лоббисты не будут смиренно молчать, а с помощью своих сторонников пойдут в контратаку. Вот какая полемика разгорелась в выходные, включая обвинения в адрес выразивших протест и прочие суждения:

  • «Жаль, что настали времена, когда герои нашей стране уже не нужны. А ведь прошло-то всего 28 лет. Если бы не было таких героев, то ни в Сухуме, ни во всей Абхазии не было бы ни одной улицы. Ни Сахарова, ни Шотландской, никакой другой. Мы готовы биться за любого, но только не за своих. Мне лично стыдно. Стыдно, как никогда раньше… В первый день войны, 14 августа, Владимир Аршба принимал участие в организации обороны и вооруженного сопротивления в районе Красного моста в Сухуме…» (Далее шел пересказ боевой биографии генерала);
  • «Авторка – провокаторша! Никто не поставил под сомнение важность увековечивания памяти героев. Только ей пришло в голову подменить посыл граждан… Ведь кому-то нужно внести смуту, перевернув все с ног на голову и выставить возмутившихся людей «антипатриотами»:
  • «До чего же это глупо все выглядит, когда начинают здесь взвешивать и спорить чуть не до драки, какая личность важнее для Абхазии – академик Сахаров или генерал Аршба. Просто дурдом какой-то! И зачем «принимающим решение» надо было эту абсурдную ситуацию создавать, провоцировать, сталкивать людей?»;
  • «Герой Аршба в последние годы жизни не был нужен никому, он был безработным. Сейчас как будто узнали, что он заслуживает…»

Некоторые противники решения горсобрания называли в соцсетях такие сухумские улицы, которые можно было бы «безболезненно» переименовать: Колхозная, Деповская, Морская, Заречная и даже Безымянная… Их оппоненты, в свою очередь, возмутились: вы предлагаете, чтобы именами наших героев называли какие-то окраинные, никому не ведомые улочки? В связи с этим кто-то написал: «Понятно, что лоббисты были согласны только на улицы в центре города. На какую другую замахнешься: Лакоба, Ардзинба, Аидгылара, проспекты Аиааира и Леона, Абазинскую, Конфедератов, Званба, Джонуа? Вот и решили, что нашли сравнительно «низкий забор». А, возможно, и подумали: такие имена, как Сахаров, на его родине, в России, сегодня не в фаворе».

Кстати, сторонники переименования улицы Сахарова в улицу Аршба против самого академика ничего в соцсетях не писали, но нашелся все же один, который заявил: подумаешь, один раз что-то сказал в поддержку Абхазии, а вообще, он же был диссидент! Сейчас ведь это слово для многих на постсоветском пространстве снова стало ругательным…

Примечательно, что немало наблюдателей в Абхазии сразу после скандального решения горсобрания начали предрекать, что за пределами Абхазии кто-то обязательно перепутает причинно-следственные связи и займется домыслами. Так и вышло. Блогеры в России обычно подавали информацию так, что в Абхазии решили переименовать улицу Сахарова! Совершенно при этом упуская из виду первопричину – желание «инициативной группы» найти в центре ее столицы место для улицы в честь генерала. Дошло до того, что кто-то увязал это переименование с недавним «наездом» на группу граждан, опубликовавших обращение за скорейшее восстановление мира на Украине. Опять же упуская из виду, что при всей разности мнений в абхазском обществе по разным вопросам личность Сахарова в нем практически все воспринимают однозначно – это тот всемирно известный человек, который возвысил в 1988 году голос за Абхазию.

И еще один пост с «Фейсбуке» на ту же тему: «Манипулирование информацией в наше время присутствует практически во всем. В 2017 году из-за позиции грузинской стороны тот самый памятник в Килмарноке (Шотландия) демонтировали, потом удалось добиться его возвращения на место. Стал искать в интернете информацию, чтобы освежить в памяти, как это было. И нашел такую интерпретацию события, связанного с переименованием улицы: «В отместку за демонтаж памятника в Сухуме переименовали улицу Шотландская». Памятник, слава богу, на месте. Его вернули, установив рядом стенд с информацией».

Как сообщают СМИ, живущие на улице Сахарова написали коллективное письмо в адрес президента Абхазии с просьбой отменить решение депутатов (это предусмотрено законодательством республики и не раз происходило в былые годы). Инициативная группа граждан создала петицию за сохранение названий двух сухумских улиц, которую подписали уже сотни человек.

Сегодня я связался со Светланой Владимировной Вороновой – вдовой общественно-политического деятеля Абхазии Юрия Воронова, убитого террористами в 1995 году. Она тоже живет на улице Академика Сахарова и решительно против ее переименования. А еще вспомнила, как когда-то Андрей Дмитриевич был у них дома в гостях:

«Сахаров – не та личность, чтобы улицу его имени переименовывать. По многим причинам… Можно сказать, что он однажды даже был у нас дома. К нам пришли Лев Копелев и Раиса Орлова, тесть и теща Вячеслава Иванова, который был педагогом Владислава Григорьевича (Ардзинба). И так получилось, что Юру попросили провести с ними экскурсию по Абхазии, в Цебельде. Это было в конце семидесятых. Так они попали к нам в дом. И в один из приездов позвонили, сказали, что приехали с Сахаровым и хотят зайти на полчасика. И, я помню, пришли с ним – маленький такой, щупленький».

Затем мы вернулись к «уличному скандалу». Теперь инициаторы переименования чувствуют себя оскорбленным за то, что кое-кто в соцсетях стал им предлагать всякие «периферийные улицы». Другие пользователи пишут: а давайте вообще оставим наши улицы в покое! Ведь есть же и другие способы увековечить память о достойных людях – школы в их честь называть, бюсты ставить… А еще мы привыкли жить сегодняшним днем и не думать о том, что будет через пять, десять, двадцать лет. Никто не вечен, уйдут из жизни и другие заслуженные и известные люди, не менее, а может, и более – и что тогда, развернется новая борьба фамильных, корпоративных и прочих амбиций за названия улиц? Кроме того, их переименование – дело хлопотное и затратное. Светлана Воронова говорит:

«Когда назвали улицу, где я живу, имени Сахарова, вскоре Юрия Николаевича не стало. И назвали его именем ту улицу…

– Где его школа была, третья.

– А я спросила: нельзя ли нашу улицу назвать. Мне говорят, что это очень дорого стоит. И все, я замолчала… Это не только этическая сторона, это большие затраты – таблички на домах, вся документация, штампы о прописке в паспортах. Действительно, правильно говорят: лучше бы эти деньги пошли на обустройство тротуаров, другое благоустройство улиц. А то у нас в ночной темноте выйти невозможно».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG