Accessibility links

Даут Хутаба: «Я был против направления запроса в Конституционный суд»


Даут Хутаба

Внимание участников идущей несколько недель бурной дискуссии о ратификации абхазско-российского межправительственного соглашения по госдаче «Пицунда» не могли не привлечь появившиеся в СМИ вечером 3 августа сообщения о том, что Конституционный суд Абхазии вернул в парламент запрос о соответствии соглашения положениям Конституции республики и материалы по нему. В сообщениях говорилось о том, что, согласно определению и.о. руководителя аппарата КС, который сослался на Кодекс о конституционной юрисдикции, заявитель в обращении должен привести свою позицию по поставленному вопросу и указать положения, которые противоречили бы Конституции Абхазии.

Напомним, что после рассмотрения вопроса в профильном комитете еще 21 июля в ходе рабочего собрания депутатов парламента было принято решение о проведении внеочередного заседания парламентской сессии, на котором было принято постановление об упомянутом обращении в КС. Но это обращение, или запрос, поступило в КС после всех бюрократических процедур, только 1 августа.

Некоторые языки, и не только злые, стали рассуждать о возникшей коллизии используя спортивную терминологию. Например, что общество наблюдает тут игру в пинг-понг. Обычно раньше наблюдатели именовали так обмен в публичном пространстве полемическими заявлениями и комментариями политических сил, провластных и оппозиционных, но в данном случае имелось в виду другое: что многие представители законотворческой и судебной ветвей власти, оказавшись между двух огней – исполнительной властью и протестами недовольных, – пытаются переложить ответственность за решение вопроса друг на друга. Зазвучали также такие слова, как «отфутболить», «спихотехника»… Но другие наблюдатели высказали согласие с тем, что запрос был действительно составлен с нарушением конституционной юрисдикции.

Послушаем аргументацию в телеэфире и. о. руководителя аппарата КС Марины Пилия (в 2014-2020 годах министра юстиции РА). Вот что она, в частности, говорит про поступивший запрос:

«После регистрации председателем Конституционного суда он в первую очередь переадресовывается руководителю аппарата, который проверяет обращение с приложенными к нему документами на предмет соответствия требованиям кодекса конституционной юрисдикции Республики Абхазия… Так, в статье 33 содержится требование к заявителю четко обозначить свою позицию по поставленному вопросу, со ссылкой на нормы Конституции. То есть заявитель должен указать, какие нормы акта, или в данном случае соглашения, по мнению самого заявителя, не соответствуют Конституции, и привести свою правовую аргументацию. Это очень важное требование… После возвращения запроса заявителю заявитель, с одной стороны, может обжаловать определение руководителя аппарата в адрес уже председателя Конституционного суда; с другой стороны, хочу отметить, что основание, по которому вынесено определение, обращение парламента по форме не отвечает требованиям кодекса – оно устранимо, и парламент в случае устранения указанных недостатков может вновь обратиться в Конституционный суд Республики Абхазия. Причем хочу подчеркнуть, что если парламент устранит недостатки в течение десяти дней и представит свое обращение в Конституционный суд, оно будет считаться принятым на момент первоначального обращения, то есть с 1 августа».

Тут надо, конечно, учесть, что депутаты находятся сейчас на парламентских каникулах до 9 сентября, как было объявлено в день последнего заседания весенне-летней сессии. Так или иначе, но сегодня «Эхо Кавказа» связалось с председателем парламентского комитета по государственно-правовой политике Даутом Хутаба. И вот какой у нас состоялся разговор:

«Конкретно об этом решении парламента в ответ на определение КС я не могу сказать, это спикер должен, наверное, определять. И я не голосовал за этот запрос, когда мы обращались…

– А почему?

– Я посчитал… Ну, лично для меня противоречий с Конституцией в соглашении нет.

– А сейчас у многих в обществе такое ощущение, что никто не хочет брать на себя ответственность…

– Но парламенту в любом случае придется брать на себя ответственность.

– Нет, ну, в парламенте, может, многие рассчитывали, что вот Конституционный суд скажет «все нормально» – и тогда мы уже будем принимать решение. Или скажет «ненормально»…

– Да, если бы Конституционный суд принял решение, что данное соглашение противоречит Конституции Республики Абхазия, вопрос вообще бы снялся, потому что по нашему законодательству нельзя ратифицировать и вообще принимать участие в соглашении, которое противоречит Конституции. И мы бы просто не стали рассматривать этот вопрос.

– А вам показалось убедительным, что в запросе уже должны быть названы несоответствия?.. То есть получается, что парламент видит какие-то противоречия с Конституцией… А если большинство, вот как вы, не видит?

– Ну, если конституционный кодекс требует, значит, необходимо. То есть были какие-то недочеты с нашей стороны, стороны парламента, когда отправляли запрос. Не думаю, что тут Конституционный суд повел себя неверно, поэтому протестовать смысла тоже не вижу».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

XS
SM
MD
LG