Accessibility links

Лариса Тарба: «Земля Апсны не продается и не отчуждается»


Слева направо: Лариса Тарба, Наира Амалыа и Изида Чаниа

На брифинге в Сухуме о прошедшей в понедельник встрече с послом России Михаилом Шургалиным рассказали ее участницы – ветеран Отечественной войны народа Абхазии Лариса Тарба, журналист Изида Чаниа и член партии «Апсны» Наира Амалыа. Женщины пытались донести до посла, что мнение абхазской общественности и руководства страны по вопросу отчуждения территории в Пицунде в пользу России расходятся и соответствующее соглашение противоречит интересам Абхазии и ее народа.

Абхазские женщины, известные своей общественной активностью, инициировали встречу с послом Российской Федерации в Абхазии Михаилом Шургалиным, чтобы донести до него озабоченность и протестные настроения в обществе в связи с отчуждением в пользу России 186 гектаров территории Пицундо-Мюссерского заповедника с госдачами, построенными в советские времена, и домами, в которых живут пицундцы. Соглашение о передаче в собственность этой территории с участком акватории Черного моря было подписано руководством Абхазии в январе этого года и стало достоянием общественности только после того, как попало в парламент на ратификацию, что вызвало бурю возмущения. Уже два месяца не прекращаются выступления против ратификации данного соглашения. Высказывания посла Михаила Шургалина по вопросу отчуждения Пицунды только подлили масла в огонь, вызвав очередную волну возмущения. Именно это и побудило ветерана войны народа Абхазии Ларису Тарба, члена партии «Апсны» Наиру Амалыа и журналиста Изиду Чаниа публично обратиться к послу с просьбой о встрече.

please wait

No media source currently available

0:00 0:08:36 0:00

О том, как прошла эта встреча, рассказали журналистам на брифинге ее участницы.

Лариса Тарба рассказала, что старалась донести до посла Михаила Шургалина мнение большинства ветеранов:

«Мы ему объяснили, что земля Апсны не продается и не отчуждается. Я сегодня могу с точностью сказать, что 80-90% ветеранов против продажи недвижимости и отчуждения территорий. Я ему объяснила, что наши абхазцы погибали здесь, когда у нас была война, и рядом с нами бок о бок воевали и погибали наши российские братья. Они здесь захоронены, то есть земля, пропитанная кровью наших ребят, не продается! Я поняла из всей встречи, что договор подписан, президент, премьер-министр и Совет безопасности, он с ними говорил, подписали документ и согласны с этим документом. По их словам, народ просто обсуждает соглашение, но не против его подписания. Он нам сказал, что отменить соглашение не имеет права, но доведет до Владимира Владимировича Путина и руководства Российской Федерации мнение народа. Все зависит от решения парламента, он вот так и сказал: как ваш парламент решит, так и будет!»

Итог встречи с послом подвела журналист Изида Чаниа. Она сообщила, что посол дал понять в ходе встречи, что от того, как решится вопрос Пицунды, будет зависеть решение еще двух десятков других проектов:

«Посол нам дал ясно понять, что мнение общественности в общем-то его не интересует, что его главная ставка и его главное ориентир – на парламент. Парламент он назвал «лакмусовой бумажкой» для Российской Федерации. По тому, как пройдет голосование по проекту закона о ратификации соглашения по Пицунде, будут судить о дальнейших проектах, которые Россия намерена реализовать в Абхазии. Он говорил о двух десятках проектов, но назвал конкретно только два: железнодорожный проект и проект аэропорта. Вопрос о Пицундской даче он напрямую увязал с вопросами, которые также должны быть приняты в парламенте – это вопросы, связанные с землей и связанные с недвижимостью. Он подчеркнул, что поэтому пицундский вопрос является для них знаковым. Посол не оставил пространство ни для каких наших иллюзий, он сказал, что это интерес высшего руководства России. Он аргументировал желание России получить пицундскую дачу в собственность, на мой взгляд, очень малоубедительным аргументом, что Путин желает проводить встречи на пицундской даче, но не как на территории Абхазии, а как на территории Российской Федерации. Я даже процитирую: «Путину нужна Пицунда», – сказал посол».

Изида Чаниа также отметила, что во время беседы Михаил Шургалин прибегнул к шантажу:

«Я хотела бы отметить, что в речи посла присутствовали элементы самого откровенного шантажа. Он несколько раз спросил, как мы будем реагировать, если в результате того, что наш парламент не ратифицирует соглашение, ФСО России покинет Пицунду? Он сказал о российской военной базе, которую могут покинуть российские войска. Он дал понять, что и инвестиционные проекты, которые запланированы, не будут реализованы, если парламент не примет проект закона о ратификации, а соответственно, не примет законы, связанные с продажей недвижимости иностранцам и земли. На мой взгляд, акценты посла были достаточно красноречивыми и противоречили интервью, которое он давал РИА Новости. Он даже намекнул, опять же это было в форме вопроса: а как вы прореагируете, если перестанете получать российские пенсии?»

Несмотря на все сказанное, Изида Чаниа считает, что встреча была полезной, так как послу дали понять, что мнение общественности и мнение руководства страны по вопросу отчуждения Пицунды и продажи недвижимости иностранным гражданам не совпадают. Она добавила, что не считает нужным апеллировать к российскому послу, у Абхазии есть президент, который обязан защищать законные интересы страны и граждан.

Мнение Наиры Амалыа не совпало с впечатлением Изиды Чаниа, она сказала, что встреча «прошла в очень хорошей обстановке», а посол пытался «прощупать» визитеров и терпеливо выслушал всех женщин. Наира Амалыа передала слова посла о том, что Счетная палата России отказывается финансировать ремонт в зданиях пицундских госдач и настаивает на их приватизации:

«Для меня лично главное – не потерять абхазские земли. Они хотят отремонтировать вот эти здания, но Счетная палата сочла, что не может финансировать эти дачи в таком виде, для этого нужно соглашение и перевести в собственность эти здания. И мы объяснили, что есть другие пути, есть соглашение, которое выше этого соглашения, есть межгосударственные договора. У народа один интерес – сохранить земли для будущих поколений, чтобы мы не совершили эту ошибку, мы все это донесли. Мы пришли снять накал, чтобы у нас не было столкновений, не нужно нам это в Абхазии!»

Наира Амалыа пояснила, что подписанный документ не обсуждался с общественностью:

«Соглашение было скрыто на полгода, и наша реакция именно этим оправдана. Прежде чем выносить судьбоносные вопросы, любой президент должен обсуждать это с общественностью, тем более в нашем маленьком обществе, когда доносятся разного рода слухи. Посол говорил: разве вам аэропорт не нужен, разве вам железная дорога не нужна? Нужен нам аэропорт, но мы хотим, чтобы самолетик, который увеличивает скорость на этой вот площадке, на этой земле, чтобы эта земля осталась за нами! Мы даже до жрецов абхазских дошли, рядом с Пицундой есть место силы, мы объяснили ему, и он очень заинтересовался, кто такие жрецы, что такое «место силы», он и этого не знает».

По словам Наиры Амалыа, и в России, и в Абхазии есть законы, которые предусматривают уголовную ответственность за продажу земель на срок от 10 до 15 лет. На данный момент уже более пятнадцати человек, сторонников власти, выступили публично за отчуждение абхазских земель, все они нарушили закон. Но прокуратура не работает, хотя могла бы заняться этим делом.

Наира Амалыа проинформировала о том, что женщины подготовили обращение к президенту Аслану Бжания с просьбой отозвать из Народного Собрания проект закона о ратификации соглашения о передаче в собственность Российской Федерации объекта на территории Республики Абхазия и порядке его использования как не соответствующего Конституции, нарушающего законы, права абхазского этноса и всех граждан Республики Абхазия. Под этим письмом будут собираться подписи.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

XS
SM
MD
LG