Accessibility links

Российские беженцы – впускать или нет?


Тенгиз Аблотия

Как и следовало ожидать, на российско-грузинской границе выстроились гигантские очереди из совершеннолетних мужчин, желающих покинуть священную Русь.

Ничего неожиданного в этом нет, поскольку было очевидно: испорченный сладкой жизнью, потребительским бумом, ИКЕА и ипотечным кредитованием городской средний класс решительно не хочет воевать. Это общемировой процесс, который касается всех более или менее цивилизованных стран, где для участия в войне широких народных масс нужна просто-таки гигантская мотивация.

В России этот фактор осложняется абсолютной бессмысленностью войны – несмотря на круглосуточную пропагандистскую трескотню, среднестатистический россиянин упорно никак не видит для себя никакой жизненной угрозы. Тот факт, что украинцы, оказывается, существуют и не горят желанием быть записанными в некую разновидность русских, несомненно, их раздражает, с чем и связана поддержка войны. Однако все прекрасно понимают, что их жизнь никак не изменится от того, что завтра с утра Херсон и Запорожье будут объявлены частью России – кто там был в этом самом Херсоне и кому он вообще нужен?

please wait

No media source currently available

0:00 0:06:07 0:00

Это породило первый и невероятный для России прецедент – дефицит живой силы, с которым Кремль не смог справиться ни с помощью больших денег, ни с помощью частных военных компаний, ни с помощью уголовников. Было очевидно, что рано или поздно Путину останется всего три варианта действий – сдаться, применить атомную бомбу или начать мобилизацию. Хорошим для него ни один из них не назовешь, но на сдачу он не пойдет однозначно, соответственно, мобилизация – это тоже тяжелое решение, но все же лучше, чем ядерная война.

В итоге, как и следовало ожидать, многотысячные армии отказников выстроились в гигантские очереди везде, где есть открытая граница с Россией Федерацией, в том числе, судя по всему, самая большая – на грузинском направлении.

Как нам к этому относиться? Вопрос, возможно, уже неактуальный – не исключено, что в момент, когда пишутся эти строки, или грузинская, или, скорее всего, российская сторона примет наконец решение о запрете на пересечение границ для мужчин мобилизационного возраста, и эта драма завершится.

Однако пока, на данный момент такого решения не принято, да и не факт, что в случае принятия все закончится: во-первых, останется еще авиасообщение через Ереван и Минск, а также многочисленные, сложноконтролируемые горные тропы и перевалы - на что только не пойдешь, ради того, чтобы не превратиться в фарш под Херсоном…

Следует отметить, что вторая волна русского исхода значительно отличается от первой.

В первую, как правило, шла публика гораздо более понимающая и сознательная – там не стоят вопрос, можно ли носить символ Z или георгиевскую ленточку, и решение покинуть страну для значительной части мартовских мигрантов было сознательным. В большинстве своем они бежали осознанно, из-за неприятия самого факта грубой агрессии против соседней страны.

Сейчас совсем другое дело – сейчас едут те, кого все устраивало. Кому было наплевать на кровь украинцев, на разрушение украинских городов – они просто не хотят стать удобрением на украинской земле. Если завтра вдруг мобилизация будет отменена, они с удовольствием вернутся обратно, будут продолжать свою сытную жизнь несмотря ни на что, будут постить в социальных сетях милых домашних животных и красивые закаты. В общем, в отличие от марта, никакого особого сострадания они не вызывают – получили по заслугам.

Однако, как говорится, не все так однозначно: все, что описано наверху – реальность, но все это эмоции. А в данной ситуации эмоции надо отринуть в сторону, и для нас всех, то есть для стран, которые столкнулись с массовым бегством россиян, главным мотивом должен быть интерес воюющей Украины.

Уже понятно, что хочет сделать Путин – то, что Россия делала всю свою историю, и то, на чем основаны все ее ратные подвиги, – завалить украинцев мясом. Долг всего мира и каждой страны – не допустить этого. Конечно, по мере своих возможностей.

Главным интересом должна быть победа Украины. Все эти «наши интересы», «нам выгодно» или, наоборот, «нам невыгодно» – все это эгоистическая чепуха, которую не надо принимать во внимание. Единственное, что имеет значение, – это то, что Украина должна выдержать новый натиск армии насильников и детоубийц.

Что может сделать для этого Грузия? Около 1000 наших добровольцев воюют в Украине, и это предмет гордости для каждого нормального гражданина страны. Придет время, и их именами будут называть улицы. Однако в нынешних условиях этого недостаточно – до того времени надо еще дожить. В сложившейся ситуации единственное, что может сделать Грузия – а вместе с ней Казахстан, Армения, Азербайджан, Казахстан, Монголия, Финляндия и другие, – это сократить мобилизационный резерв Путина.

Пусть никто не говорит, что это не важно, что городской средний класс в солдаты не годится, и на передовой от них никакого толка нет – вполне возможно, что они пробудут в окопах всего час-два, но за этот час два каждый из них хотя бы один раз успеет выстрелить. Кто знает, сколько украинцев они убьют, прежде чем их накроет Его Величество «Хаймарс».

По последним данным, Россию уже покинули 260 000 мужчин соответствующего возраста, и считать это несущественной мелочью никак не получится. Это 260 000 автоматов, которые обязательно пришлось бы обезвредить, что потребовало бы от украинцев дополнительных жертв.

Задайте себе просто вопрос – что лучше для Украины? Чтобы эти русские парни прогуливались по Тбилиси, Батуми, Еревану, Баку, Стамбулу, Алматы, Бишкеку, Хельсинки или даже Улан-Батору – или сидели в окопах под Херсоном и на подступах к Запорожью? Что будет лучше для Украины – не для нас, не для армян, не для финнов, не для европейцев – все это сейчас не имеет никакого значение. Единственное, что имеет значение, – это то, что Украина должна выстоять.

Что выгоднее для украинцев: россияне тут или россияне там, у них? Ответ на этот вопрос и будет единственно правильным решением.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Подписывайтесь на нас в соцсетях

  • 16x9 Image

    Тенгиз Аблотия

    Родился в 1970 году, до 17 лет жил в Сухуми. С 1989 года учился на факультете журналистики в Тбилисском государственном университете.

    В 1990 году начал профессиональную деятельность в информационном агентстве «Ипринда». Впоследствии сотрудничал с «Радио России», Русской службой BBC, грузинским агентством бизнес-новостей GBC-news, телеканалом «ПИК», бизнес-радио «Коммерсант», и многими другими.

    Является блогером «Эхо Кавказа» с июня 2010 года.

XS
SM
MD
LG