Accessibility links

Югоосетинская неделя: опасность мобилизации и другие отголоски войны


Иллюстративное фото

В Цхинвале во вторник, 27 сентября, состоялось оперативное совещание Совета безопасности республики под председательством Алана Гаглоева. По сообщению пресс-службы президента, среди поручений силовым структурам и ведомствам республики было и такое: согласовать с российской стороной порядок перемещения жителей республики с двойным гражданством.

Очевидно, речь идет о неприятностях, с которыми столкнулись несколько жителей республики призывного возраста, выехавших на выходные во Владикавказ. Судя по обсуждениям в социальных сетях, некоторым из них военный комиссариат выдал повестки о мобилизации в связи с указом президента Путина от 30 сентября 2022 года «Об объявлении частичной мобилизации в России». Других, как призванных на службу, не выпустили пограничники из России, когда они возвращались в Южную Осетию. По информации, которую подтверждают источники из Дома правительства, среди них оказался действующий офицер КГБ РЮО. Его тоже призвали в российскую армию как резервиста. По уверениям источников, инцидент улажен, офицер вернулся к работе, но, что называется, осадок остался.

На следующий день Министерство обороны выступило с рекомендациями к военнослужащим и лицам гражданского персонала ведомства пересекать государственную границу с Россией, используя паспорт гражданина Южной Осетии, иметь при себе удостоверение личности военнослужащего, военный билет и справку с места работы. Очевидно, по замыслу авторов этой рекомендации, военные таким образом смогут избежать призыва в российскую армию.

Остальным гражданам Южной Осетии призывного возраста, судя по всему, следует дождаться вступления в силу соглашения о двойном гражданстве с Россией. Статья 5 соглашения гласит:

«1. Лица, состоящие в гражданстве обеих Сторон, проходят военную службу в той Стороне, на территории которой они постоянно проживают на момент призыва.

2. Лица, состоящие в гражданстве обеих Сторон и прошедшие обязательную военную службу в одной из них, освобождаются от призыва на военную службу в другой Стороне».

До тех пор, пока соглашение не вступило в законную силу, Россия де-юре не замечает второго паспорта у южного осетина и не учитывает место его постоянного проживания – только регистрацию на территории России.

По оценкам местных чиновников, примерно 90% жителей Южной Осетии – обладатели российских паспортов (примерно столько же и мужской части населения), из них от 70 до 80% имеют регистрацию на территории России, и там же их автоматически поставили на воинский учет по месту прописки. Иными словами, три четверти мужского населения Южной Осетии рискуют быть мобилизованными на территории России.

Если, конечно, не вступит в силу «Соглашение между Республикой Южная Осетия и Российской Федерацией об урегулировании вопросов двойного гражданства». 19 мая 2021 года документ одобрила Государственная Дума, а 25 мая – Совет Федерации. 28 мая 2022 года Владимир Путин подписал закон о его ратификации.

Но при этом, как объяснили «Эху Кавказа» информированные источники, соглашение до сих пор не вступило в силу из-за того, что стороны все еще не обменялись ратификационными грамотами, то есть письменными дипломатическими документами, фиксирующими момент, с которого договор становится обязательным для его участников. Это странная ситуация, если учесть, что Путин подписал ратификационные грамоты полгода назад. Очевидно, говоря о необходимости согласовать порядок перемещения граждан, президент имел в виду, что пора бы уже довести эту историю до конца. А до тех пор мужчинам призывного возраста лучше бы воздержаться от поездок в Россию.

К другим темам. В среду, 28 сентября, КГБ выступил с обнадеживающим заявлением:

«Обстановка на югоосетино-грузинском участке государственной границы республики остается стабильной и прогнозируемой. Усилений сил и средств силовых структур Грузии вблизи территории Южной Осетии не отмечается. Роста активности полетов легкомоторной авиации, в т.ч. беспилотной, в приграничной зоне не фиксируется…

...размещаемые в течение последнего месяца в ряде telegram-каналов публикации о якобы фиксируемом росте напряженности на югоосетино-грузинской границе и регулярных нарушениях воздушного пространства Южной Осетии беспилотными летательными аппаратами не соответствуют действительности».

Очевидно, это заявление не просто так. Спецслужбы мониторят настроения в обществе, публикации в соцсетях, не иначе, в какой-то момент возникла необходимость успокоить людей.

Для наглядности «Эхо Кавказа» приводит публикацию в Facebook пользователя «Виктории Аланской»:

«Важный вопрос, витающий в воздухе. Имеется ли план эвакуации населения в случае нападения Грузии на Южную Осетию? Готовятся ли бомбоубежища? … Необходимо провести среди населения сборы. Научить всех подростков и взрослых оказывать первую помощь при различного рода ранениях. Надо научить людей элементарно обращаться со стрелковым оружием, грамотно действовать при обстрелах города и сел».

Спецоперация в Украине вызывает в югоосетинском обществе чувство тревоги и неопределенности. Люди обсуждают, как ее результаты отразятся на их будущем, оправдано ли участие в этой войне югоосетинских добровольцев? Как поведет себя Грузия, если Россия ослабнет?

Настораживает и пассивная позиция Москвы в карабахском конфликте, фактический развал ОДКБ. Российская пропаганда заявляет о якобы призывах США к Грузии открыть второй фронт в помощь Украине. Будто бы Грузия пока держится, не уступает… А что если уступит? Не пришло ли время возрождать армию, которую в угоду Москве уничтожил Анатолий Бибилов?

Люди ощущают, что их будущее зависит от исхода операции в Украине, что мир меняется, становится непредсказуемым, непонятым. По мнению политолога Алексея Малашенко, эти настроения в Южной Осетии неуникальны:

«Хороший вопрос: на что надеяться? По-моему, ответ на этот вопрос не знает никто, а все, что мы слышим по этому поводу, – болтовня и пропаганда. Чем это кончится, никто не знает. Все чего-то ждут. А чего ждут – захвата Украины, переворота, атомной войны? Поэтому сейчас заниматься аналитикой «за» или «против» практически невозможно, потому что ты не знаешь, чем это кончится и к чему приведет. Мы действительно ничего не знаем, потому что отсутствует политическая логика. Отсутствует вообще любая логика и, кстати говоря, не только у нас, потому что мы этим заразили и Европу. Вы говорите про Южную Осетию? Но Осетия – это просто маленький слепок, у остальных все то же самое. Уж поверьте, я все-таки живу в Москве и общаюсь с огромным количеством людей по стране – все они, не важно, поддерживают они происходящее или не поддерживают, задаются тем же вопросом: чем это все кончится?»

Сегодня в республике хватает тех, кто ругают Москву за то, что она сделала их заложниками этого конфликта, но при этом они понимают, что спрыгнуть с поезда уже не получится, да и некуда прыгать – Россия для них единственный источник безопасности. Поэтому многие и едут на Донбасс, говорит общественник Тимур Цхурбати:

«К участию наших парней в спецоперации относятся двояко. Вообще, считают, что мы России должны помогать, потому что мы ее союзники. Лично я тоже так считаю, потому что других реальных союзников у нас нет, разве что абхазы и наши братья на севере. Они реально придут и будут защищать нас с оружием в руках. Все остальное – теоретические изыски. Поэтому многие считают, что отправлять людей на Донбасс – это правильно, ведь мы должны помогать России. И в то же время, если учитывать численность нашего населения, то мы несем катастрофические потери. Если обе Осетии вместе брать, то потери убитыми составляют около ста пятидесяти человек, из них пятнадцать – из Южной Осетии. Для нас это очень много.

– Главный аргумент против отправки бойцов – слишком большие потери?

– Притом, что в масштабах театра военных действий наша помощь мизерная, она ни на что не влияет, хотя наши парни показали себя храбрецами».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

XS
SM
MD
LG