Accessibility links

Декабрьское политическое перемирие в Абхазии


Команда Хаджимба сохранила управление страной в своих руках и не довела противостоящие друг другу массы народа до столкновения

Итак, к радости подавляющего большинства населения Абхазии противостояние 15 декабря, грозившее вполне предсказуемыми ужасными для всех последствиями, завершилось сегодня ночью. Завершилось компромиссом между властью и оппозицией и «роспуском» ими многих сотен своих сторонников, собравшихся в трехстах шагах друг от друга на сухумской набережной.

В одном из сегодняшних интернет-комментариев в Facebook я прочел такую короткую реплику (привожу ее после орфографических и синтаксических исправлений): «Надеюсь, народ объединится, наконец». Невольно улыбнулся этой наивности. Особенно очевидной для меня в связи с тем, что чуть раньше в утренних телефонных разговорах с некоторыми своими знакомыми – активными сторонниками как власти, так и оппозиции – уже почувствовал толику недовольства достигнутым соглашением: ведь они рассчитывали на безоговорочную, сокрушительную победу «своих» и капитуляцию и унижение, наказание «тех». Искренне не желая верить в то, что путь к такой «победе» почти неизбежно ведет в пропасть для всех…

Но вспомнилась и моя собственная наивность 12-летней давности, простительная, впрочем, поскольку то был первый подобный кризис в жизни современного абхазского государства. Первый и, пожалуй, самый тяжелый и острый, когда Абхазия, как у нас привыкли после этого говорить, оказалась на грани гражданской войны. 6 декабря (тоже был декабрь) 2004 года между непримиримыми соперниками в борьбе за президентское кресло Сергеем Багапшем и Раулем Хаджимба, которые никак не могли найти консенсус по итогам выборов 3 октября того года, было заключено соглашение, по которому они шли на новые, назначенные на январь следующего года выборы в паре – как кандидаты в президенты и вице-президенты, что, по сути, предрешало их исход. Найденное нетривиальное, а может, и уникальное в мировой практике решение можно было без преувеличения назвать «чудесным спасением» для молодого абхазского независимого государства. И мне в ту минуту эйфории представлялось, что 6 декабря теперь станет «красной датой» в нашем календаре, что отныне ежегодно в СМИ Абхазии будут появляться публикации, посвященные этой дате. Но эти иллюзии быстро рассеялись, а дата у большинства в обществе быстро стерлась в памяти. Ибо слишком сильна была в обоих политических лагерях инерция конфронтационности, слишком много активных участников их восприняло компромисс как напрасную уступку. Достаточно вспомнить слух, что уже во время январских выборов 2005 года один из активных до того сторонников Рауля Хаджимба, ставший членом небольшой группы радикалов, решившей сорвать эти «соглашательские» выборы и призывавшей к их бойкоту, в каком-то порыве политического безумия ворвался на некий избирательный участок в Сухуме перед самым его закрытием и похитил или пытался похитить избирательную урну с бюллетенями. Не знаю, правда это или нет, но с того времени даже имя его вызывает у меня отвращение. Ну, а главное – тот искусственный тандем, естественно, оказался нежизнеспособным. Рауль Хаджимба был в руководстве республики, сформированном в начале 2005-го, как «свой среди чужих, чужой среди своих» и через четыре года с небольшим добровольно ушел в отставку с поста вице-президента, чтобы участвовать в очередных президентских выборах 2009 года. Это, впрочем, повторюсь, никак не умаляет позитивного значения соглашения 6.12.2004.

И, разумеется, рассчитывать на то, что после появления теперь в правительстве вице-премьера, а также генпрокурора и двух из пяти судей Конституционного суда по рекомендации Блока оппозиционных сил, в стране наладится дружная совместная работа всех политиков, было бы смешно. Неизбежно, кстати, возникновение новых спорных коллизий: например, оппозиция выдвигает свои кандидатуры, а в парламенте они не проходят; и это, поверьте, будет восприниматься и комментироваться иначе, чем последние случаи, когда не проходили кандидатуры от президента, – как попытка заблокировать не только избрание самих персоналий, а влияние оппозиции на жизнь страны. Тем важнее будут результаты назначенных президентом на 12 марта парламентских выборов. Но и не глядя на прорисовавшиеся минувшей ночью внутриполитические перспективы в Абхазии через розовые очки, можно уверенно сказать, что достигнутое соглашение было спасительным и оптимальным, если под оптимальностью понимать интересы всего абхазского общества в целом, а не отдельных политических сил.

В итоге команда Хаджимба сохранила управление страной в своих руках и не довела противостоящие друг другу массы народа до столкновения. (Говорят, правда, что была ночью пара локальных драк молодых людей с накопившейся агрессией, но если там кому-то и расквасили нос, это не то кровопролитие, которого так страшилось наше общество.) Что касается Блока оппозиционных сил, то он тоже не довел ситуацию до столкновения, а другое его важное достижение – он не потерял лица перед своими сторонниками. Когда участники схода собрались перед Абхаздрамтеатром, стало ясно, что, несмотря на удивительную для нынешнего декабря хорошую погоду (вот сегодня в Сухуме после обеда хлопьями повалил снег, тающий на земле), пришло далеко не то их количество, которое позволило бы БОСу более уверенно диктовать свои условия и попытаться, как предполагали многие наблюдатели, повторить то, что удалось осуществить их политическим оппонентам 27 мая 2014 года. Вот почему ближе к вечеру кое-кто из интернет-комментаторов ситуации высказал мнение, что, наверное, оппозиция пойдет по «майданному» пути, то есть прибегнет к бессрочной акции протеста. (Хотя в Абхазии такие акции применяли еще задолго до киевских майданов, но давно, во времена грузино-абхазского противостояния.) Действительно, просто громко поговорить в микрофон и разойтись, ничего не добившись, – это напомнило бы июльский бойкот оппозицией инициированного ею же референдума о досрочных президентских выборах. Значит – стоять на зимнем холоде «до посинения» и при призрачных перспективах «перестоять» сторонников власти? А людей не жалко?.. Сохранил БОС лицо и в том, что лидеры оппозиции, как и не раз это озвучивали, не пошли на «реваншистский» штурм комплекса правительственных зданий.

Мнения на интернет-форумах, как всегда, высказываются разные. Кое-кто, не от большого, думается, ума, написал так: «Политиканы места, оказывается, хотели, а бедный народ окоченел там! Вот что значит, народ подобен барану. Жалко нас!» Другой рассудительно ответил: «Политическая борьба есть борьба за власть, а власть у нас – это должности... Считаю, что в данном случае победил народ Абхазии, который не допустил кровопролития и мирно разрешил, казалось, неразрешимый конфликт интересов. Думаю, что политическая борьба продолжится, но не в столь ожесточенном варианте».

Конечно, можно резонно спросить: а почему соглашения были достигнуты только в день схода (точнее, в ночь, спустя 14 часов после его начала), хотя переговоры примерно о том же велись, как я рассказывал на «Эхе Кавказа» во вторник, еще на прошлой неделе? Ну, так можно пойти и дальше и задаться вопросом: а зачем вообще выносить обсуждение политических вопросов на улицу, прибегать к многолюдным сходам, давлению масс людей и т.д.? Так это хорошо известно, как оно должно быть. Но... Известно также, что политика - искусство возможного, а демократия наша, увы, находится в зачаточном состоянии...

А теперь короткое, но очень важное дополнение. Как стало мне только что, около семи вечера, известно, никто от оппозиции на подписание достигнутого соглашения сегодня не пришел. Хотя никаких сообщений в СМИ об этом нет, но говорят, что в лагере оппозиции серьезные раздоры. Будем следить за развитием событий.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG