Accessibility links

Предвыборная кампания в Абхазии: предварительные итоги


«Пророчества» некоторых нынешних наблюдателей о провале выборов из-за недостаточной явки избирателей кажутся беспочвенными

Через два дня, в воскресенье 12 марта, в Абхазии состоится первый тур выборов в парламент шестого созыва. И совершенно не надо быть провидцем, чтобы предугадать: по результатам первого тура в парламент пройдет лишь около трети кандидатов. Во всяком случае, пять лет назад, когда на те же 35 депутатских кресел претендовало 148 кандидатов (сейчас – 138), одного тура для победы хватило лишь тринадцати из них. В то же время «пророчества» некоторых нынешних наблюдателей о провале выборов из-за недостаточной явки избирателей кажутся мне беспочвенными, тем более что для признания выборов состоявшимися достаточно всего 25 процентов явки. В 2012 году такое произошло только в избирательном округе №1 (Новый район Сухума), после чего там были назначены новые выборы, прошедшие в мае.

Не только по многочисленности претендентов, примерно четыре человека на место, но и по многим другим параметрам нынешние парламентские выборы кажутся мне схожими с предыдущими. И вспоминается телевыступление около месяца назад одного депутата так называемого золотого, первого созыва абхазского парламента – Верховного Совета, выборы в который проходили осенью 1991 года. Впечатление у меня об этом выступлении осталось двойственное. Отвечая на вопросы корреспондента, этот ветеран абхазской политики с возмущением говорил о том, что кандидаты в депутаты первого созыва не бегали, как нынешние, агитируя за себя, не зарабатывали симпатии избирателей, решая их бытовые проблемы, и среди них не было таких малообразованных неподготовленных людей, которые рвутся сегодня в парламентарии, не будучи способными к трезвой самооценке. Все так. Но ведь тогда, четверть с лишним века назад, выборы проходили в совершенно иной исторической, общественно-политической ситуации. В 91-м, в преддверии судьбоносных для себя событий, абхазский народ, сумев заручиться поддержкой большинства национальных общин республики, мобилизовался и выдвинул из своих рядов лучших из лучших, тех, кто мог наиболее последовательно и эффективно отстаивать его интересы и интересы той общности, которую мы сегодня называем народом Абхазии.

Не буду за недостатком места и времени останавливаться на исторических условиях, в которых проходило формирование всех последующих созывов абхазского парламента, остановлюсь лишь на том, что происходит сейчас. Во-первых, было бы странно рассчитывать, что сегодня в парламентарии стремятся все самые выдающиеся представители общества. Очень многие, из кого получился бы хороший депутат парламента, нашли себя в других сферах жизни и считают, как правило, справедливо, что там они принесут государству и обществу больше пользы. Во-вторых, для молодой политической поросли это стало местом самоутверждения и привлечения к себе общественного внимания. В-третьих, для многих, увы, – бизнес-проектом.

Я, кстати, продолжил сбор «перлов», выдаваемых иными кандидатами в парламентарии в ходе выступлений в эфирах на двух абхазских телеканалах, с образцами коих уже знакомил недавно нашу аудиторию. Некоторые из них услышал у телевизора сам, о некоторых рассказывали знакомые, некоторые прочел в соцсетях. Итак: «Не хочу говорить битыми фразами»; «Законодательная ветка власти»; «Вырезное и гладкое оружие»; «Качество уровня»; «Страна сегодня могла бы существовать если не Швейцарией, то на каком-то среднем уровне»; «Это надо делать сейчас и давно»… Впрочем, и выступавшие в рекламным роликах кандидатов не отставали: «Эти его качества у него еще во время учебы показывались».

На что же рассчитывают эти и другие «златоусты», намереваясь преодолеть избирательное сито? Как на что? На то же, на что рассчитывали такие же, как они, не все, но частично попавшие-таки в парламент пятого созыва, – на родственно-клановую поддержку в своих избирательных округах и на свои способности «материально заинтересовать» избирателя. Нет, гречку, сахар и муку, как бывало перед парламентскими выборами лет 10-15 назад, нынче, слава Богу, электорату не раздают. Но нынче еще до официального начала избирательной кампании распространились разговоры о том, что то тут, то там латают автодороги, подсыпают на них щебенку, устанавливают новые электрические трансформаторы и мусорные баки… Кто-то говорил, что это плановые муниципальные работы, но их проведение «ускорил» тот или иной кандидат в народные слуги, кто-то – что это оплачивает сам кандидат. Никакой гарантии, что избиратели отдадут именно ему свои голоса, конечно, нет, но, по опыту прошлых лет, срабатывают все же чувство благодарности избирателя и надежда на то, что этот избранник и впредь будет проявлять заботу о жителях данной улицы…

И именно расчет на это, думается, в основном сыграл роль в том, что треть кандидатов отказалась от участия в прямых эфирах, которые проводят Абхазское государственное телевидение на бесплатной основе и частный канал «Абаза-ТВ» за вполне сносную плату. Наверное, они понимали, что это их участие в эфирах могло оказаться для них и контрпродуктивным.

Я уже говорил как-то, что предложение регистрировать кандидатов только после прохождения ими неких тестов кажется мне неумным. Ничего бы это не дало, кроме скандалов и лишней головной боли для общества. Уже на стадии вопроса о том, какие это должны быть тесты и как тестирование увязать с законом о парламентских выборах, возникает много непонятного. Единственный разумный выход, который, впрочем, давным-давно предлагается, но так и не был пока осуществлен, – это переход к пропорциональной или хотя бы смешанной системе выборов. После этого если не будет исключена, то существенно снизится возможность попадания в парламент тех, у кого в данном округе среди избирателей просто преобладают его родственники и однофамильцы или кто сумел заслужить благодарность избирателей в нем за вовремя отремонтированную дорогу.

Одной из особенностей нынешней избирательной телекампании стало то, что снизилась острота дискуссий, чему в немалой степени послужил отказ от формата вопросов телезрителей. Сами депутаты тоже в основном расшаркиваются друг перед другом; настоящая полемика завязалась только один раз на «Абаза-ТВ» между Сергеем Шамба и Наирой Амалыиа. Дошло до того, что однажды на Абхазском телевидении после того, как ведущий предложил кандидатам задавать вопросы друг другу (такой этап предусмотрен форматом), один из них отозвался: «Нет, это не совсем этично» – и ведущему пришлось начать задавать вопросы самому. Некоторые наблюдатели предсказывают, впрочем, что перед вторым туром борьба станет жестче.

В последние дни число зарегистрированных кандидатов уменьшилось со 143 до 138. Регистрации пятерых были аннулированы после того, как они сняли свои кандидатуры. Сегодня я побывал в ЦИКе и уточнил у секретаря комиссии Ануш Хаджикян их фамилии. Это Виталий Джения, который баллотировался по округу №19 (Аацынскому), Батакуа Тарба и Беслан Халваш – по округу №15 (Дурипшскому) и Дмитрий Мушба и Алхас Хагба – по округу №18 (Гудаутскому городскому второму). Таким образом, в округе №18 осталось только два кандидата – Александр Анкваб и Руслан Гагулия.

Все снявшие кандидатуры баллотировались в Гудаутском районе. Слухи о том, что отказался от борьбы один кандидат, который баллотируется в Сухуме, не подтвердились.

Больше всего кандидатов – по восемь – в округе №4 (Северный) в Сухуме и №35 (Гальский).

Журналисты подсчитали, что четверым кандидатам в депутаты всего по 26 лет. Самый младший из них – Саид Ажиба (родился 28.01.1991г.) – баллотируется по избирательному округу №34 (Ткуарчальский второй). Самому старшему из кандидатов в депутаты парламента Валерию Кварчия (родился 10.02.1946 г.) 71 год. Он баллотируется в округе №23 (Баслатский).

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG