Accessibility links

2300 «жертв» оптимизации: «не сокращены, а реорганизованы»


Реальные показатели общегосударственной оптимизации могут быть гораздо выше и печальнее для рядовых служащих

Насколько законно и оправданно тысячи госслужащих в Грузии лишились работы? Представители гражданского сектора утверждают: инициированный премьер-министром Грузии процесс оптимизации бюджетов государственных ведомств прошел с серьезными нарушениями. Грузинские НПО провели независимое расследование – как проходил процесс реорганизации.

55 миллионов лари экономии за счет увольнения 2300 сотрудников. Программа оптимизации государственных ведомств или «избавление от балласта», как называл ее министр внутренних дел Георгий Мгебришвили, оказалась одной из самых непрозрачных инициатив правительства. Во всяком случае, так утверждают авторы расследования – специалисты «Ассоциации молодых юристов». По их словам, на запросы о предоставлении информации относительно программы были предоставлены отчеты лишь из 12-ти ведомств.

Критики программы отмечают: ни на одном заседании правительства процесс реорганизации не рассматривался. А у министерств, самоуправляемых городов и бюджетных организаций не было конкретных критериев, согласно которым проводилась оптимизация, говорит директор «Ассоциации молодых юристов» Анна Нацвлишвили:

«Очень плохо, что часть министерств не захотела с нами сотрудничать и не предоставила никакой информации по этому очень важному вопросу. Среди тех же, кто информацию предоставил, выделяются проблемы одного и того же характера. В частности, у министерств не было единого видения, как осуществить процесс реорганизации и что сделать приоритетом во время оптимизации затрат. За счет чего это должно было быть осуществлено? За счет сокращения штата, экономии административного ресурса или другим способом. И на практике мы увидели, что были различные подходы к этому вопросу. Также очень важно то, что этот процесс изначально не был ясным, прозрачным даже для самих служащих, трудоустроенных в этих ведомствах, процесс вызывал у них непонимание. В ряде случаев страх, что, конечно же, плохо влияло на их мотивацию».

Представители НПО отмечают: фигурирующие в отчете цифры – это результат обработки данных, предоставленных министерствами обороны, регионального развития, здравоохранения, культуры, вынужденно перемещенных лиц и иностранных дел. Реальные же показатели общегосударственной оптимизации могут быть гораздо выше и печальнее для рядовых служащих. Министерства юстиции, сельского хозяйства, образования и защиты окружающей среды запросы «молодых юристов» проигнорировали.

Министр образования и вице-премьер Александр Джеджелава, комментируя отчет, уже постфактум поделился внутренней статистикой, настаивая на том, что это была именно оптимизация:

«Систему образования покинули приблизительно 500 человек. Это была оптимизация. Некоторые функции были полностью упразднены. Мы попытались сократить вспомогательные функции, каковыми, например, являются юридическая служба и служба аудита, и за их счет усилить первичные функции – образовательную и департаменты общего и профессионального образования».

Недоволен выводами «молодых юристов» и министр регионального развития и инфраструктуры. Зураб Алавидзе заметно нервничал и уверял – никаких сокращений не было, хотя люди работу все же потеряли:

«Мы провели не сокращение, а реорганизацию, в ходе которой нам пришлось попрощаться с людьми. Естественно, мы выплатили им достойную зарплату за 2-3 месяца. Насколько я знаю, большинство нашли работу в другом месте. Я не знаю, почему «Ассоциация молодых юристов» так высказалась о нашем министерстве. Это необоснованная информация. Что касается оптимизации затрат, она была осуществлена в основном в сфере административных затрат, а не зарплат. В этом плане мы фактически не проводили оптимизацию».

И все же авторы расследования утверждают: термины можно приводить разные, но суть от этого не меняется – основными пунктами оптимизации стали именно массовые увольнения и сокращение зарплат. Говорит представитель «Ассоциации молодых юристов» Нино Цухишвили:

«Затраты были сокращены на 55 миллионов 344 тысячи лари. Наибольшие суммы были сэкономлены в министерствах обороны, исполнения наказаний и пробации и министерстве финансов, а наименьшие – в министерствах иностранных дел, труда, здравоохранения и социальной защиты и аппарате госминистра по примирению и гражданскому равенству. Мы можем сказать, что у каждого министерства был свой подход к этому вопросу. Все министерства принимали решения самостоятельно, и подход был неодинаковым. Однако тенденция была такова, что в основном суммы были сокращены в сфере занятости и оплаты труда».

То, что каждый министр принимал решение индивидуально и никаких общих критериев не было, признал и вице-премьер Кахи Каладзе:

«Конкретные министры осуществили этот процесс по своему усмотрению. Вы знаете, что произошло сокращение конкретных сумм в сфере затрат. Например, я осуществил экономию средств в другой сфере, а не за счет сокращения людей. Я понимаю, насколько трудно и тяжело отпускать человека домой».

В какой именно сфере, министр энергетики не уточнил, но многие наблюдатели тут же вспомнили о возможном увеличении тарифов на природный газ.

Высокопоставленные чиновники утверждают: реорганизация – постоянный процесс и связана не с какими-либо кампаниями, а исходит из нужд конкретных ведомств. И, в свою очередь, обвиняют НПО в ангажированном подходе, не подкрепленном конкретными фактами. Впрочем, в «Ассоциации молодых юристов» неоспоримым фактом считают наличие более двух тысяч «жертв» программы оптимизации, оставшихся без работы. И напоминают: важную роль в процессе мониторинга реорганизации должен был играть парламент Грузии, который, по мнению правозащитников, нужного контроля не осуществил.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG