Accessibility links

Ада Маршания: «НАТО для меня – вторично, первично – возвращение регионов»


Депутат грузинского парламента, лидер партии «Альянс патриотов» Ада Маршания

ПРАГА---Российские депутаты намерены посетить Тбилиси по приглашению грузинских коллег из «Альянса патриотов». Дата визита не уточняется. Председатель комитета Госдумы по делам СНГ Леонид Калашников отметил, что парламентская дипломатия должна помочь решить «сложные вопросы» в отношениях России и Грузии. Напомню, в Москве недавно побывали три грузинских депутата от оппозиционной фракции «Патриоты Грузии». Среди них была Ада Маршания. Зачем грузинские депутаты ездили в Москву и что ждут от ответного визита российских коллег? Эти и другие вопросы мы задали депутату грузинского парламента Аде Маршания.

Нана Плиева: По вашему приглашению, по приглашению «Альянса патриотов» делегация российских депутатов приедет в Тбилиси, как заявлено, впервые за последние десять лет. Зачем?

Ада Маршания: Я бы сказала, не 10, а 14 лет не было таких контактов и визитов. А все для того, чтобы решать наши острейшие проблемы, тем более что нет никаких дипломатических отношений вот уже десятый год, – все это очень вредит нашей стране. Проблем у нас много, и в первую очередь мы должны их решать с Российской Федерацией – с нашим соседом, – несмотря на то, что между нами произошло. Я не знаю, когда состоится визит, мы о конкретных датах не говорили – мы пригласили, нашему приглашению были очень рады. Мы, конечно же, постараемся, чтобы визит был максимально плодотворным.

«Гость недели» – Ада Маршания
please wait

No media source currently available

0:00 0:15:51 0:00
Скачать

Нана Плиева: Тина Хидашели – экс-министр обороны Грузии – напомнила, что в 2013 году в Грузию они не пустили Леонида Калашникова из-за нарушения закона «Об оккупированных территориях» с личной санкции (Бидзины) Иванишвили. Вы не боитесь, что ваших гостей опять не пустят?

Ада Маршания: Мы все сделаем для того, чтобы наших гостей приняли как гостей Тбилиси, и постараемся сделать так, чтобы их приезд был обусловлен благоприятными и позитивными обстоятельствами и соответствующим фоном. Мы должны его готовить. Этот закон «Об оккупированных территориях» препятствует и мешает, кстати говоря, общению абхазов с грузинами и осетин с грузинами. Тут о государственных чиновниках и депутатах меньше наша забота. Когда мы говорили о том, что очень много людей – практически все беженцы – не могут перейти в Абхазию или Цхинвальский регион, чтобы хотя бы посетить могилы своих родственников, осетинский депутат, который встречался с нами в Москве, ответил нам, что «мы будем все наказаны, потому что этот ваш закон мешает нам в передвижении». Это главное.

Мы считаем, что закон должен быть гуманизирован, демократизирован, и, главное, он нам мешает общаться, передвигаться и встречаться друг с другом. Кстати говоря, хочу вам напомнить, что сама правящая партия ратовала за то, чтобы этот закон был гуманизирован. Омбудсмен нашей страны отправил нам и экспертам совершенно серьезный доклад и экспертное заключение, что он, конечно же, не соответствует всем международным конвенциям и международным нормам и должен быть серьезно изменен. Что касается Калашникова, то мы пригласим его в Грузию в тот период, когда его визит будет максимально позитивным, нужным и принесет практические плоды. Он будет подготовлен и, естественно, подготовлен так, чтобы на границе его пустили, чтобы он осуществился в такое время, которое максимально принесет нам позитив от этого визита.

Нана Плиева: Что вы имеете в виду под позитивом? Вы критиковали Женевские дискуссии и формат Карасин-Абашидзе как неэффективные. Что могут сделать парламентарии и особенно ваша фракция, у которой шесть депутатов в парламенте?

Ада Маршания: Много чего могут сделать парламентарии, мы все-таки избранники народа. У нас и больше полномочий, мы острее можем ставить вопросы, можем ставить их с совершенно неожиданной стороны, и максимально должны стараться сделать все для того, чтобы интересы нашей страны были при этом соблюдены, не пострадали и, наоборот, продвигались вперед. Несмотря на то, что у нас шесть депутатов в парламенте, поддержка у нас в стране, обществе довольно большая. Очень много людей поддерживает нашу позицию и считает, что без начала тяжелого, но так необходимого диалога с Россией у нас не будет никаких подвижек, особенно в первую очередь нас интересует, конечно же, направление Сухуми и Цхинвали и восстановление территориальной целостности нашей страны. Мы всегда будем этот вопрос ставить и будем заниматься им до тех пор, пока проблема не будет исчерпана.

Нана Плиева: А чего можно в этом ключе достичь, ведь Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии и много раз заявляла на разных уровнях, что она не собирается его отзывать? О каком позитиве в данном случае можно говорить?

Ада Маршания: Мы хотим начать разговор, очень серьезный, мы, конечно же, не можем смириться с тем, что наши регионы находятся в таком состоянии, там каждый день развиваются трагические процессы. Там ничего хорошего, к нашему большому сожалению, не происходит. Ну, мы снова будем ставить вопрос перед Российской Федерацией – придет время этому, – что мы не согласны с таким положением дел и всегда будем это оспаривать и заниматься восстановлением целостности нашей страны. Это для нас, прежде всего, важно, и это первая и главная задача нашей страны. Все знают, что диалог и наши систематические встречи, серьезные разговоры – и не только разговоры, мы хотим перевести все это в практическое русло, заняться гуманитарными вопросами и темами, – нас приведут к каким-то позитивным сдвигам.

Нана Плиева: Вы предложили создать новый формат диалога Россия-НАТО-Грузия. Пойдут ли Россия и НАТО на это, если даже Совет Россия-НАТО после аннексии Крыма прекратил собираться и встречи возобновились только в феврале этого года? НАТО много раз заявляло, что Россия не может иметь решающее слово в вопросе членства любой другой страны в НАТО. В чем смысл вашей инициативы?

Ада Маршания: Это, конечно, так. Мы – независимая страна, мы имеем право стремиться в НАТО, мы имеем право иметь желание стать страной-членом НАТО. Конечно, наше будущее в НАТО определяем мы и НАТО в первую очередь, но одновременно, давайте не будем лукавить, нужно отметить, что наш сосед на все это смотрит с очень большой опаской, с осторожностью, – ему это все не нравится. С одной стороны, мы имеем полное право как суверенное государство стремиться в НАТО – по разным, очень понятным причинам. Но, с другой стороны, у нас сосед – сильное, большое государство, практически сверхдержава, оно всегда будет таким, в обозримом будущем, ему не нравится это наше стремление в НАТО, оно считает, что вполне ожидаема угроза со стороны Грузии. Вот обо всех этих вопросах и проблемах мы бы хотели говорить как с Россией, так и с НАТО, и, вообще, давно назрел этот диалог в триаде Грузия-НАТО-Россия.

Нана Плиева: А что вы скажете тем гражданам Грузии, большинство которых, согласно всем опросам, выступают за европейскую, евроатлантическую интеграцию страны?

Ада Маршания: Мы говорим нашим дорогим и родным соотечественникам, что политика – это очень тяжелая сфера деятельности, что если мы здесь не увидим хорошо реалий, которые нас окружают, то не сможем никаким образом на них влиять. А реалии, которые нас окружают уже последние 25 лет, очень трагические, и, самое главное, на оккупированных территориях происходят очень плохие процессы чуть ли не каждый день. Поэтому нужно быть прагматиком, практиком, нужно думать в первую очередь об интересах собственной страны – о том, что ее заботит, беспокоит, о ее проблемах. Мы считаем, что надо задуматься о том, что 25 лет у нас в направлении Сухуми и Цхинвали только регресс, мы идем только назад, там нет никакого позитива – одна катастрофа у нас на этих направлениях. Поэтому надо думать о том, что нужны какие-то новые нестандартные подходы.

Нана Плиева: Новый подход – это, например, отказ от стремления в НАТО в обмен на территориальную целостность Грузии? Гарантом должна выступить Россия?

Ада Маршания: Нет, мы так вопрос не ставим и не ставили. Мы подтвердили наше стремление в НАТО, одновременно мы заверили российское государство, что с нашей точки зрения наша страна ни в коей мере никогда не должна быть использована в качестве территории, с которой НАТО может каким-то образом угрожать Российской Федерации – это однозначно. Проблем много, отношения очень напряженные, поэтому мы считаем, что выходом являются очень серьезные разговоры вокруг нашего стремления в НАТО, на которые мы имеем полное право, опасений России и возможной угрозе со стороны НАТО, – обо всем этом мы должны говорить в предложенном формате Грузия-НАТО-Россия. Это было бы полезно не только для наших стран, но и для самого НАТО и всего кавказского региона.

Мы хотели бы говорить на темы ненападения, мирного развития процессов, на темы наших границ и о гарантиях, которые мы можем друг другу дать. И в каких вопросах? Наверное, в тех, которые нас беспокоят. Не было разговоров, и вопрос так не ставился: НАТО в обмен на территории или территории в обмен на НАТО. Вообще, я считаю, что это совершенно неприемлемая постановка вопроса и так вопрос стоять никогда не будет. В первую очередь, конечно же, страна, ее территории, а потом уже НАТО. НАТО для меня лично – вторично. Первично – восстановление страны, возвращение регионов. НАТО лишь может нам помочь или мешать в этом, – это уже предмет наших дальнейших консультаций и разговоров.

Нана Плиева: Ваши оппоненты говорят, что «Альянс патриотов», по сути, это олицетворение российской мягкой силы, что это пророссийская партия, и эта критика еще больше усилилась после вашей поездки в Москву. Что вы можете на это сказать?

Ада Маршания: «Альянс патриотов Грузии» – это альянс патриотов Грузии. Мы действуем исключительно исходя из патриотических соображений. Для нас национальные интересы нашей страны – это главное, и мы действуем в соответствии с этим. Мы считаем, что должны разговаривать с нашим соседом, несмотря на то, что между нами произошло. Мы хорошо видим, что происходят катастрофические процессы в направлении Сухуми и Цхинвали, и считаем, что абсолютно все должны сделать для того, чтобы хотя бы приостановить эти катастрофические процессы, и поездка в Москву – это лишь один из таких серьезных шагов.

Конечно, мы предполагали, что нас будут закидывать камнями и вешать ярлыки. Но вы же понимаете, что для людей, которые действительно хотят вернуться домой (а я, если вы знаете, родилась и выросла в Сухуми и являются этнической абхазкой), ну что для меня всякие обзывалки, кидание камней и оскорбления типа «агент Кремля», – это же все глупости и мелочи. Что может помешать очень сильному и давнишнему желанию вернуться домой?

Нана Плиева: Вы говорите о необходимости наладить прямой диалог с абхазами и осетинами. Вместе с тем вашу партию очень часто обвиняют в ксенофобии, члены вашей партии делают, например, антитурецкие заявления. Вам это не помешает?

Ада Маршания: Нет, конечно. Неслучайно же я нахожусь в этой партии. И потом, я не рядовой член партии, а один из ее лидеров.

Нана Плиева: Но вас не смущают эти заявления?

Ада Маршания: Антитурецких заявлений никогда не было с нашей стороны. То, что вы мне сейчас рассказали о нас же, – это все клише, которое абсолютно искусственно создается вокруг нашей партии. Этим занимаются и «Национальное движение», может быть, помогает им нынешняя правящая власть – это обыкновенная конкурентная борьба на политической сцене. Мы не туркофобы, мы прекрасно видим, какие события развиваются у нас в Аджарии, и делаем адекватные заявления. Мы совершенно ясно видим, что идет медленная, тихая экспансия турецким государством нашего региона Аджария.

Нана Плиева: А в чем это выражается?

Ада Маршания: Мы много работаем в Аджарии, у нас там очень много сторонников. Это выражается во многом: турецкое государство финансирует бизнесменов, чтобы они любыми путями открыли какой-то бизнес, даже который не приносит им дохода, это и тайные разговоры с семьями о том, чтобы они оставались в мусульманской вере и не переходили в христианскую…

Нана Плиева: Но ведь открытие бизнеса – это возможность для многих грузин заработать, это возможность для грузинской экономики развиваться. Вера – это личное дело каждого…

Ада Маршания: Для здорового бизнеса, конечно, да. Но мы же видим, что все это делается искусственным образом. Во времена правления (Михаила) Саакашвили там были абсолютно неправомерно многие турецкие граждане, им были выданы грузинские паспорта, это было сделано при очень странных и темных обстоятельствах. У нас много разных фактов, к великому сожалению. Турецкое государство хотело в центре Батуми, на набережной, построить огромную мечеть, которую они сами же называли «нашей сторожевой башней».

Нана Плиева: Но если там есть мусульмане, можно построить и мечеть…

Ада Маршания: А вы знаете, что в Аджарии построено до двухсот мечетей в постсоветское время? У вас нет достаточной информации, и вы просто повторяете клише, которые искусственно уже созданы вокруг нашей партии. Мы это видим и будем все это как-то нивелировать – будем этим заниматься обязательно.

Нана Плиева: Кого вы считаете своими союзниками в Грузии среди разных политических сил?

Ада Маршания: Я не знаю по поводу политических сил. В принципе, все здравомыслящие политические силы, если таковые еще в Грузии остались, должны быть нашими союзниками. Но главный наш союзник – это все-таки наше население, наше общество и народ, который нам уже много лет говорит: «Езжайте в Москву, говорите с Россией, это необходимо нашей стране, несмотря на то, что между нами произошло». Так что мы выполняем заказ народа, общества.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG