Accessibility links

Югоосетинская неделя: уроки новейшей истории и поиск новых партнеров


Экс-министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба

Неделя началась с бурных обсуждений заявления экс-министра иностранных дел Абхазии Сергея Шамба о том, что уже после окончания пятидневной войны во время подготовки плана урегулирования Медведев-Саркози Россия рассматривала вариант разрешения конфликта между Грузией, Абхазией и Южной Осетией через объединение их в одно конфедеративное государство. И лишь после решительного отказа президентов Сергея Багапш и Эдурада Кокойты Россия признала государственность Абхазии и Южной Осетии.

Российский политолог Николай Силаев считает, что Сергей Шамба попытался соединить в одну несколько малосвязанных между собой историй:

«Москва действительно пыталась выйти из ситуации после войны таким образом, чтобы избежать резких и необратимых шагов. Шестой пункт первого варианта соглашения Медведева-Саркози, который был согласован в Москве, после чего Саркози отвез его в Тбилиси, как раз и предполагал обсуждение статуса Абхазии и Южной Осетии. И понятно, что в таком варианте решения бы не было, а еще много лет обсуждали бы статус. Точно так же, как, например, обсуждается статус Нагорного Карабаха. И именно этот пункт Саакашвили потребовал изменить. Он потребовал убрать оттуда обсуждение статуса, сказал, что территориальная целостность Грузии обсуждению не подлежит. И после этого признание стало действительно неизбежным.

– А в чем противоречия между тем, что рассказали вы, и тем, что рассказал Сергей Шамба?

– Противоречий, может, и нет, просто Сергей Шамба взял две истории и попытался соединить их в одну, получилось не очень удачно и убедительно. Дело в том, что до тех пор, пока не признали бы Южную Осетию и Абхазию в качестве независимых государств, не имело никакого значения, согласны они на конфедерацию или не согласны, потому что в этой ситуации они не являются правосубъектными.

– Но вопрос создания конфедерации мог быть рассмотрен в контексте урегулирования конфликта.

– Соглашения Медведева-Саркози просто предполагало дискуссию о статусе. Но, как ты понимаешь, дискуссия о статусе не предполагает заведомо конфедерации. Она просто предполагает дискуссию. Просто был вариант более мягкого решения, более мягкого выхода из войны 2008 года, но он был отвергнут грузинской стороной – вот и вся история».

Вопрос, который остался без ответа в этой истории: к чему были откровения экс-министра? Для мемуаров вроде рановато, а с точки зрения практической политики, заявления тоже вроде бы ни к чему. Как рыбаки по кругам и пузырям на темной воде пытаются угадать размер подплывающей рыбы, так и наблюдатели при закрытой бюрократии по этим заявлениям пытаются догадаться, что происходит за кулуарами власти.

Может, это тонкая демонстрация недовольства российской политикой или какими-то московскими группами, а может, просто накипело, и нас еще ждут и другие откровения экс-министра.

На этой неделе премьер-министр Южной Осетии Эрик Пухаев поставил под сомнение целесообразность существования государственных унитарных предприятий республики. По его словам, из 51 зарегистрированного в Южной Осетии ГУПа свои функции выполняют лишь несколько.

Председатель правительства потребовал от руководителей государственных унитарных предприятий к 15 сентября представить отчеты о проделанной работе, после чего и будет приниматься решение об их дальнейшей судьбе. Эту проблему поднимали и ранее, но так и не решили. Несколько рентабельных ГУПов, о которых упомянул Эрик Пухаев, это в основном естественные монополии – поставщики газа, воды, электричества. Остальные – убыточные.

В Южной Осетии не было приватизации. Все советские госпредприятия автоматически стали ГУПами. Как реальные производства все эти «Электровибромашина», «Эмальпровод» благополучно скончались вскоре после развала СССР, но до сих пор продолжают существование в качестве расходной статьи бюджета.

Более того, с приходом российской помощи в них начали инвестировать деньги, причем не малые, в общей сложности счет идет на десятки, если не сотни миллионов рублей. Им выделяли деньги под предлогом развития промышленности вместо того, чтобы просто продать эти развалины и забыть… Толку от таких инвестиций – ноль, они как были бесполезной рухлядью, так ими и остались. Российские кураторы еще во времена Эдуарда Кокойты настаивали на их ликвидации, но власти все эти годы их сохраняли.

В этом смысле ГУПы – своеобразный тест для каждого нового руководства.

После 2008 года стали появляться и новые ГУПы, в основном это были организации, которые принимали участие в освоении российской помощи. Несмотря на то что отдельные госпредприятия периодически закрываются, в целом история сохраняет свою актуальность.

В 2016 году Леонид Тибилов заявил о ликвидации сразу шести ГУПов (акцизный склад №1, управляющая компания «Звезда», Республиканское карьероуправление, Управление по туризму, Управление производственно-технологической комплектации республики, комбинат школьного питания), но вот ГУП «ЮгОсетСтройИнвест» закрыть не дал, дескать, на его базе необходимо создать собственную крупную строительную организацию. В этом году премьер Эрик Пухаев также заявил о необходимости создания мощного строительного госпредприятия.

Например, в России при распределении государственных подрядов тендеры, как правило, выигрывают аффилированные с чиновниками бизнес-структуры, здесь же их место занимают, точнее пытаются занять, ГУПы, если учесть, что генерального подрядчика навязывает Москва.

Почему в Цхинвале пытаются ставить на ГУПы, объясняет руководитель исследовательского центра RAMCOM Денис Соколов:

«Для того чтобы существовала коммерческая организация, нужен рынок, на котором она будет зарабатывать. Но зачем тебе коммерческая организация, когда у тебя рынка нет, когда у тебя единственный заказчик – это государство? Поэтому либо у тебя будет коммерческий подрядчик со стороны, что никому в республике неинтересно, либо у тебя будут ГУПы. Я думаю, что с ГУПами проще обороняться от подрядчиков снаружи.

– Почему проще?

– Государственное унитарное предприятие получает прямое государственное финансирование без всяких тендеров и конкурсов. А вот представь, что ты местная коммерческая структура и участвуешь в конкурсе, который проводит правительство республики. Приедет какой-нибудь игрок из Северной Осетии или Москвы, который еще и связан с теми, кто деньги дает, и вынесут тебя оттуда, и ты ничего не заработаешь. А так в виде ГУПа ты можешь нормально украсть денег».

Руководитель администрации президента Южной Осетии Игорь Козаев в интервью Sputnik рассказал о причинах частых поездок Анатолия Бибилова за рубеж. В частности, Игорь Козаев отметил дефицит квалифицированных кадров в системе государственного управления:

«Президентом поставлена задача модернизации республики во всех сферах, и это еще более актуализировало процесс поиска специалистов в системе государственного управления, способных привносить новые идеи. Я думаю, все понимают, что республика застряла в развитии, нам нужно ускоренными темпами двигаться вперед».

Приведу (с сокращениями) еще одну реплику главы администрации по поводу частых отъездов президента:

«От развития внешних связей зависит уровень благосостояния наших граждан. Под лежачий камень вода не течет. …В прежние годы была демонстрация некоей изоляции республики, мы упустили много возможностей, сейчас мы демонстрируем, что ценим наших друзей и готовы выстраивать отношения с потенциальными партнерами. Может быть, это пока не глобально, но уже заметно как тенденция».

Это выглядит как способность к критической самооценке. Кроме того, это еще и демонстрация обратной связи, дескать, я в курсе, о чем говорят в республике по поводу частых отъездов Анатолия Бибилова. А говорят приблизительно следующее: «Уж на что Кокойты был гастролером, но Бибилов катается еще чаще».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG