Accessibility links

Какова участь ГУПов в Южной Осетии?


В Южной Осетии не было приватизации, после развала СССР все госпредприятия автоматически превратились в ГУПы

Руководители государственных унитарных предприятий должны отчитаться о проделанной работе перед специальной межведомственной комиссией до 15 сентября. С таким требованием выступил премьер-министр Южной Осетии Эрик Пухаев. На основании этих отчетов будет приниматься решение о целесообразности дальнейшего существования организаций. По словам Пухаева, из 51 зарегистрированного ГУПа свои функции выполняют лишь несколько.

«Если деятельность ГУПа неэффективна, то надо ставить вопрос о его ликвидации или переводе в другой вид хозяйства», – отметил председатель правительства Южной Осетии Эрик Пухаев в ходе совещания по вопросу деятельности государственных унитарных предприятий республики.

По отзывам экономистов и бизнесменов, жаль, что не прозвучало что-то вроде «будем продавать ГУПы с молотка», но и критическое отношение к унитарным предприятиям – уже неплохо. Во всяком случае, подобного этому заявления они ждали последние лет семь. Посмотрим, какие дела последуют за словами премьера.

Когда речь идет о предприятиях, ведающих, например, водо-, газо- и электроснабжением, то здесь, как правило, вопросов, почему они государственные, не возникает. По результатам социологических опросов, большинство россиян считают, что естественные монополии должны быть в руках государства.

Но кроме них (кстати, единственно прибыльных) в Южной Осетии есть масса ГУПов – в строительстве, коммерции, производстве. Зачем там присутствует государство – непонятно.

В Южной Осетии не было приватизации, после развала СССР все госпредприятия автоматически превратились в ГУПы. Но это не исчерпывающее объяснение – унитарные предприятия открывались и позже, и совсем недавно... Причем все они как бы заведомо убыточные. «Как бы» – потому что никто из их директоров никогда не ставил цель сделать их прибыльными. Чтобы получить прибыль, нужно, помимо прочего, сократить расходную часть, но в этом случае сокращается и коррупционный пакет, потому что он сидит как раз в раздутых расходах.

Помните послевоенное восстановление, когда из трех миллионов на строительство частного домовладения 700 тысяч списывали как расходы на башенный кран? Вот все это из одной оперы. Большинство из них поглощают львиную долю бюджетных средств, предназначенных для развития промышленности, но отдача от этих инвестиций нулевая.

Приведу комментарий на эту тему югоосетинского экономиста Геннадия Кокоева трехлетней давности. Тогда Геннадий Кокоев назвал ГУПы коррупционно емкими проектами и заявлял, что никакого проку от них нет и не будет:

«Ясно, что надо делать ставку на местный бизнес, но с ними не хотят работать наши руководители. Им удобнее иметь дело с ГУПами, по-тихому финансировать из бюджета. Никакую продукцию эти унитарные предприятия не дают, рабочие места там оплачиваются ниже прожиточного минимума. Совершенно очевидно, что никогда они своих долгов не погасят и ни одной копейки в бюджет от них не поступит. Другое дело, мы должны дать себе в этом отчет и определиться, что нам дальше делать. Надо понимать, что речь идет не о восстановлении, как это часто говорят, а о построении с нуля или даже с минуса реального сектора».

С тех пор ничего не изменилось, разве что Геннадий Кокоев стал министром экономического развития, и, судя по сегодняшнему совещанию в правительстве, его реплика трехлетней давности теперь близка к официальной позиции. Во всяком случае, премьер Пухаев дал повод на это надеяться.

По мнению руководителя исследовательского центра RAMCOM Дениса Соколова, какую-то часть ГУПов можно ликвидировать, какие-то предприятия можно передать в частные руки, но полностью избавиться от ГУПов не получится. Беда маленькой территории с маленьким населением состоит в том, что там нет рынка, на котором могли бы существовать приличные коммерческие предприятия с приличным оборотом. Например, строительная компания с хорошим автопарком и современными техническими возможностями или, к слову, торговая оптовая база, которая бы зарабатывала на поставках в местную розницу. Это объективная проблема, говорит Денис Соколов:

«Для того чтобы существовала коммерческая организация, нужен рынок, на котором она будет зарабатывать. Но зачем тебе коммерческая организация, когда у тебя рынка нет, когда у тебя единственный заказчик – это государство? Поэтому либо у тебя будет коммерческий подрядчик со стороны, что никому в республике неинтересно, либо у тебя будут ГУПы. Я думаю, что с ГУПами проще обороняться от подрядчиков снаружи.

– Почему проще?

– Государственное унитарное предприятие получает прямое государственное финансирование без всяких тендеров и конкурсов. А вот представь, что ты местная коммерческая структура и участвуешь в конкурсе, который проводит правительство республики. Приедет какой-нибудь игрок из Северной Осетии или Москвы, который еще и связан с теми, кто деньги дает, и вынесут тебя оттуда, и ты ничего не заработаешь. А так в виде ГУПа ты можешь нормально украсть денег».

Кстати, как мне рассказывали югоосетинские чиновники, российские кураторы настаивали на ликвидации ГУПов еще во времена президентства Эдуарда Кокойты. Причина все та же – деньги, попадающие в ГУПы, обречены на нулевую эффективность.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG