Accessibility links

Михаил Саакашвили прорвался не в ту Украину, на КПП «Шегини» ему делать было нечего, он сбился с пути гораздо раньше. И, пожалуй, это единственное, что никто не поставит ему в вину.

Я вот, например, верю, что если кто и мог бы навести порядок в Украине, то только он. Его набор мотивов и свойств, может быть, недостаточен, но необходим. Не только потому, что он вне олигархических украинских структур. Он тщеславен на грани вполне медицинского фола. Там, где у других политическая воля или чаще ее отсутствие, у него – атомная электростанция, хотя, конечно, с радиоактивным фоном. Там, где у других рефлексивная боязнь что-нибудь испортить – людям жизнь, себе карьеру, – у него один всепоглощающий беспощадный самоуверенный инстинкт. Короче говоря, с безграничным политическим ресурсом и доверием, которыми он располагал на своей стартовой прямой в Грузии, он бы сделал в Украине то, что выглядит невозможным.

Только надо договорить о терминах.

Проще всего счесть Саакашвили просто разрушителем, посочувствовать Украине и, смеясь, закрыть вопрос. Ну да, разрушитель, причем профессиональный. Только профессия эта на наших широтах такая редкая, что, кроме него, никого и не вспомнишь.

Притом, что необычайно востребованная.

По всем формальным показателям Грузия после Саакашвили не являет собой примера исторического подвига. Никакого впечатляющего отрыва, скажем, от соседней Армении, которая ни на какую славу не претендует, по ВВП на душу населения или по безработице. Но драма опоздавшего на четверть века реформирования окаменевших руин – почти безвыигрышная лотерея. Можно, как по соседству, эти руины увивать плющом, утешаясь положительной динамикой темпов роста и посмеиваться над грузинами. То, что сделал Саакашвили, может проявиться только через многие годы, но именно поэтому может и не проявиться, потому что на фундаменте, заложенном реформатором сегодня, завтра можно строить галерею Тейт, а можно «Зенит-Арену». Или вообще заморозить вечный долгострой.

А в нашем сюжете – это даже не фундамент. В наше время и на наших широтах для очистки территории для этого фундамента, так, чтобы ничего ядовитого не проросло, чтобы не просело и не прогнило, нужны политическая неистовость, неиссякаемый задор и, как неприятное следствие, полное отсутствие тормозов.

Хорошо было реформировать Бальцеровичу или Лаару – один раз отмучились, один раз прорвались и со спокойной совестью прочь из власти, в которую реформаторам потом путь заказан. Тем, кто опоздал на двадцать лет, то есть почти навсегда, одного раза недостаточно, их сюжет прискорбно двухтактный. Сначала демонтаж того, что намонтировалось – программа, по сравнению с которой даже сталинская индустриализация выглядит ленинским субботником. То, что считается реформой Саакашвили, на самом деле было серией направленных взрывов, но оно и не могло быть ничем другим, и только в отдельных случаях кое-где удалось слегка приступить к разгребанию и выравниванию. Не борьба «за», а борьба «с» – прежде всего, с устройством и архитектурой окаменевшего государства, каждый кирпичик которого отстреливался и огрызался. Административная реформа, самая главная, первичная и успешная – история об этом, и только об этом. Можно называть архитектором грузинских реформ хоть покойного Жвания, хоть покойного Бендукидзе, но без того, что было сделано Саакашвили весомо, грубо и, главное, зримо, все планы оставались лишь моделью.

И, по сути, остались. Да, разрушитель. Да, любит и умеет разбивать. Но какие еще умения нужны были для спасения, пусть долгого и двухтактного, и кто знал, что второй такт не наступит, скорее всего, никогда?

Саакашвили первым провел успешные взрывные работы, и его опыт неоценим. Подвели тормоза – во многом именно потому, что слишком буен был мотор, без которого не получилось бы и того, что получилось. В некотором смысле август 2008 года ему немного помог – появилось объяснение идейно-практической исчерпанности, которая на самом деле случилась намного раньше, а остановиться не было ни умения, ни возможности, ни желания. А потом сбылась «Грузинская мечта», и тот самый долгострой замер на расчищенной площадке, на которой даже не успели приступить к фундаменту. В этот момент, кстати, кто-то скажет: спасительно для Саакашвили, кто-то, напротив, сочтет, что, к большому общечеловеческому сожалению, спор о том, что удалось сделать Саакашвили и когда следует ждать урожая от его посевов, утратил всякий смысл. От его деяний остался только опыт – и грандиозный, и ужасающий, и немного полезной инерции, понемногу утихающей.

Но сейчас не об этом, а, конечно же, о пропускном пункте «Шегини» и далее, пока без остановок. В Украину Саакашвили был приглашен будто бы для второй редакции вступления в ушедшую воду. Саакашвили снова двинулся без раздумий, хотя, наверное, догадывался, что его взрывпакеты несколько бессильны для доверенной (а на самом деле, ловко подсунутой) ему в Одессе породы. Он, конечно, понимал: то, что он собирался взрывать здесь, находилось на самом деле в Днепропетровске, Донецке, Киеве. Он с самого начала заблудился в политэкономической географии чужой страны, но он делал то, что умел лучше других, и то, что Украине, действительно, необходимо так же, как было необходимо в Грузии. Получилось до колик смешно, он ведь по-прежнему нисколько не боится отсутствия хоть какой-то логики и связи в своих словах, особенно когда, мягко говоря, лукавит, а лукавит он, в общем, почти всегда. Особенно смешно было про паспорт, забытый в автобусе, который привез его к месту прорыва. Но он по-прежнему верит, что может взорвать то, что нужно, и имеет на это полное право, хоть одесскую таможню, хоть правительство, хоть границу на замке.

И так соблазнительно все объяснить темпераментом героя.

Конечно, не без этого. И кто другой вряд ли подарил бы нам такое воскресное шоу. Но зря шутники крутили глобус в поисках страны, которую Саакашвили при случае мог бы посетить в той же манере. Такая страна на глобусе только одна, и они нашли друг друга – Украина и Саакашвили после Грузии.

Гневные заявления украинской системы принятия решений о том, что Саакашвили разрушает государство, так же комичны, как деланные попытки пограничников остановить разрушителя на КПП. Никакое государство в Украине Саакашвили не воспламенить – просто потому, что это государство в стороне от тех столбовых дорог, которыми он прорывался. Оно вообще в стороне – от КПП «Шегини» и «Краковец», от Львова и Киева, в отличие от России, где это государство давит на общество с неумолимостью атмосферного столба, в Украине государство в стороне и от общества, и от страны, исправно вытягивая из нее все ресурсы по давно налаженным каналам. Может быть, потому так легко Саакашвили и прорвался туда, где этому государству нечего ни терять, ни защищать. Можно было бы сказать, что его опять обманули. Если бы он так не был рад обманываться сам.

Конечно, теоретически Михаила Саакашвили на честных выборах мог победить человек, который бы подхватил знамя и перешел ко второму такту. Но только это была бы история не про Грузию, а про Эстонию или Польшу, причем лет двадцать пять назад. А в Украине, в которой он – теоретически – бы мог навести порядок, он бы все точно так же сам бы и сломал. Тормоза подводят, и, конечно, проще всего сказать, что это потому, что он – Саакашвили. Вечный разрушитель.

Хотя, конечно, и не без этого.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG