Accessibility links

Забота об абхазском языке и другие признаки шизофрении


Изида Чаниа

Если бы люди серьезно воспринимали заявления политиков, то самым распространенным человеческим состоянием стал бы когнитивный диссонанс. Потому что нормальному человеку объяснить противоречия между идеями, мыслями, высказываниями и действиями политиков зачастую невозможно. Ну, слава Богу, мы снисходительно относимся к политикам, и уж подавно – к их словам.

Вот смотрите, какая чудная забота о (скажем прямо) находящемся на грани исчезновения абхазском языке исходит от грузинских государственных деятелей – в самую пору заплакать. Георгий Квирикашвили, почти тезка другого грузинского деятеля – Георгия Каркарашвили, который всего-то четверть века назад обещал уничтожить весь абхазский этнос («Если из нашей численности погибнет 100 000 грузин, то из ваших погибнут все 97 тысяч (абхазов)», – говорил он в сентябре 1992 года в самый разгар грузино-абхазской войны), заявляет об идее сохранения абхазского языка, посетившей его на совещании в Тбилиси. Нет, планов пока никаких нет. Из всего сказанного грузинским премьером даже непонятно, где, на какой территории собирается он сохранять абхазский язык – в Грузии или в Абхазии, с представителями которой Грузия общается только в международном формате Женевских дискуссий за тысячи километров от своих государственных образований.

Впрочем, эта неконкретность никого не должна вводить в заблуждение, потому что такие фантастические идеи вполне характерны для грузинского истеблишмента. Вот пример из новейшей истории – создание «абхазского правительства в изгнании». Бредовая идея, в результате которой мало того, что трудно было понять, в чем же состоят противоречия между Грузией и Абхазией, если «правительство Абхазии в изгнании» полностью разделяет политику руководства Грузии. И уж совсем паранойя: почему столица Грузии стала для правительства Абхазии «изгнанием», если это (по версии Грузии) единая страна. В общем, единая и неделимая территория абсурда, от которой не вовлеченному в тонкости грузино-абхазского конфликта человеку умом можно тронуться. Если, кончено, воспринимать слова и дела политиков всерьез.

Но вернемся к нашим баранам – к идее защиты и развития абхазского языка, прозвучавшей в День абхазского языка из уст высокопоставленного грузинского чиновника. Может быть, это раскаяние за грузинскую политику, закрытие абхазских школ и запрет абхазского языка в 40-е или позже – за войну, уничтожение абхазского этноса, сожжение Института абхазского языка, литературы и истории и Государственного архива, ненависть к живым и мертвым носителям языка, расстрел памятника абхазскому поэту Иуа Когония и убийство поэта Таифа Ачба в Сухуме?

Но мысль о раскаянии за содеянное Грузией в отношении Абхазии никак не согласуется с сегодняшним днем – требованиями блокады Абхазии, протестами грузинских политиков против изучения абхазского языка в школах Гальского района Абхазии (где проживает в основном мегрельское население), с политикой изоляции Абхазии, в которую Грузия втянула страны Европы.

Уверена, что предложение грузинского премьер-министра сочли циничным не только в Абхазии, но и в Грузии, в которой можно встать, к примеру, на защиту мегрельского языка, относящегося к картвельской языковой семье, но не имеющего своей письменности, или сванского, который также нуждается в государственной поддержке.

Боже упаси, если кто-то подумал, что политическая шизофрения – это специфическое явление, характерное только для грузинских политиков, – ничего подобного. На мой взгляд, хаос, царящий в мире, как раз свидетельство поражающей силы заболевания, которое неизвестно откуда пришло, но распространяется с неимоверной скоростью. Россию больше чем собственные проблемы волнует судьба Украины, Соединенные Штаты Америки переживают за демократические процессы в России, Грузия заботится о судьбе абхазского языка в Абхазии, а Абхазия – о судьбе независимости, провозглашенной в Каталонии... И по кругу, по кругу до полного головокружения и не вникая в детали и исповедуя набившие оскомину двойные стандарты. И тут народу главное – не втянуться, не «взять в голову» все то, о чем говорят политики, и тогда здоровье нации будет обеспечено.

А что касается проблемы абхазского языка и его защиты, то эта тема серьезная, и если доверить ее решение политикам, то от языка, так же как и от истории, останутся только «рожки да ножки», и весь пыл уйдет в дискуссии. Поэтому разумнее диагностировать букет психических расстройств у политиков и просто говорить на родном языке со своими детьми. Результат гарантирован.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG