Accessibility links

Погоны для своих


ПРАГА---Президент России Владимир Путин внес на ратификацию в Госдуму соглашение с самопровозглашенной республикой Южная Осетия о порядке вхождения отдельных подразделений Вооруженных сил республики в состав Вооруженных сил России. О смысле нового военного сближения с Южной Осетией, и не только с ней, мы поговорим с военным обозревателем Александром Гольцем.

Вадим Дубнов: Что это означает с точки зрения армии Южной Осетии и военного положения России на ее южном фланге?

Александр Гольц: Речь идет о весьма ограниченной акции. Как сообщается в прессе, речь идет о югоосетинском взводе разведки, роте спецназа и снайперской роте. В общем-то речь о порядка 200-1000 военнослужащих. Если иметь в виду скромные размеры югоосетинской армии, то речь, по-видимому, идет о наиболее подготовленных подразделениях этой самопровозглашенной республики. Югоосетинская сторона всячески подчеркивает, что, чем теснее ее связи с российским военным командованием, с 4-й военной базой, тем выше степень безопасности самой республики.

Погоны для своих
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:21 0:00
Скачать

У россиян свой интерес. В российских вооруженных силах стало сильно не хватать людей, это вызвано демографической ситуацией и тем, что Москва вынуждена выдвигать свои соединения на Запад, тем самым сокращая присутствие во многих других местах. В этом смысле эти 200 человек, как предполагается, несколько укрепят боеготовность 4-й базы. Эти люди увольняются из югоосетинский армии, насколько я понял из разъяснений к этому документу, и оформляются в российские Вооруженные силы.

Вадим Дубнов: Т.е. России не надо отправлять призывников, дефицит которых наблюдается, в Южную Осетию, – правильно я вас понял?

Александр Гольц: Не только призывников, вообще, в России мало молодых людей, которые могут служить в армии – что контрактниками, что призывниками. Конечно, чем теснее российские связи, прежде всего, в военной области, с самопровозглашенной республикой, тем больше Россия погружается в необходимость заморозить этот конфликт, не дать ему каким-то образом разрешиться.

Вадим Дубнов: Насколько актуальна боевая готовность в этом месте для России?

Александр Гольц: Вполне актуальна. Поскольку Россия является одной из немногих стран мира, за исключением каких-то тихоокеанских островных государств и Венесуэлы, по-моему, которая признала независимость Южной Осетии, для всего остального мира Южная Осетия – это захваченная часть территории Грузии, стало быть, остаются все возможности (по крайней мере, с юридической точки зрения) для Грузии использовать все методы для возвращения Южной Осетии себе. А если так, то у России, которая дала какие-то гарантии безопасности, по крайней мере, югоосетинскому руководству, есть необходимость размещать там свои воинские контингенты.

Вадим Дубнов: Похожая история наблюдается и в Абхазии, но там не так все гладко и не так все однозначно. А какие возможные продолжения вы видите там?

Александр Гольц: В общем-то тенденция более или менее очевидна, просто Абхазия больше, и там совершенно очевидно сталкиваются интересы различных группировок, различных планов. Там вообще, по-моему, кипит бурная политическая жизнь, и каждая из этих группировок считает необходимым использовать в своих интересах позицию России. Но там много проблем. Тенденция более или менее одинаковая: вот существуют эти два чемодана без ручки, которые Россия не может бросить, ответственность за безопасность которых она взяла на себя, и она будет вынуждена тратить и людские, и финансовые ресурсы, чтобы их защищать. При решении о дислокации никто не рассуждает, насколько вероятна та или иная военная ситуация. Если она в принципе возможна, а она в принципе возможна, повторю – речь идет о двух непризнанных территориях Грузии, и весь мир их таковыми, за исключением России, считает, посему Россия в силу разных обстоятельств, которые нам хорошо известны, взялась их защищать и будет это делать. Поэтому Россия обречена расходовать финансовые и людские ресурсы.

Вадим Дубнов: Эти военные базы дорогое удовольствие?

Александр Гольц: Да, конечно, это очень дорогое удовольствие. Никто не скажет, сколько, но там размещены 2-3 тысячи военнослужащих – это постоянные перевозки, обеспечение продуктами питания, вооружением. Это дорогое удовольствие. Это стоит десятки, если не сотни миллионов рублей.

Вадим Дубнов: Т.е. и перевод фактически югоосетинской армии на собственный российский баланс эти все расходы увеличивает, если я правильно понимаю, но непринципиально.

Александр Гольц: Увеличивает, но некардинально. Опять-таки повторю: речь идет о двухстах военнослужащих.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG