Accessibility links

Археолог-кавказовед Баграт Техов и его наследие


Баграт Техов сделал очень много для археологии Кавказа, посвятив всю свою жизнь раскопкам могильников и научной их обработке

Во Владикавказе и Цхинвале вспоминают выдающегося археолога Баграта Техова. Осетинский ученый, открывший миру уникальные артефакты древнейшей Кобанской культуры, скончался накануне на 83 году жизни.

Баграт Техов – археолог-кавказовед, открывший миру тайны древнейшей Кобанской культуры эпохи развитой бронзы (второй половины II – начала I тыс. до н.э.). Несмотря на преклонный возраст, он до последнего времени активно работал. Техов оставил после себя колоссальное наследие – более 300 научных работ и 15 монографий.

В начале 90-х в разгар грузино-югоосетинского конфликта он спас от пожара редкие артефакты Кобанской бронзы и вывез их в Северную Осетию. В 2015 году уникальная коллекция была возвращена в Национальный музей Южной Осетии.

В последние годы Баграт Техов руководил Северо-Осетинским Центром скифо-аланских исследований им. В.И. Абаева. Говорит руководитель научно-исследовательского отдела центра, кандидат исторических наук Алексей Чибиров:

«Он встал во главе центра после смерти Виталия Гусалова – первого нашего руководителя. Чтобы рассказать о научных заслугах Техова, стоило бы создать отдельную передачу. Это очень долгий разговор. Он открыл миру Тлийский могильник – это часть культуры большого Кобанского мира, и этим Баграт Техов доказал, что индоевропейские племена, индоиранские племена всегда присутствовали на Кавказе – и в южной, и в северной части. Всегда существовали миграционные и ассимиляционные процессы, и ираноязычный мир всегда присутствовал на Кавказе».

Баграт Техов – первый осетин, который стал доктором исторических наук по специальности археология, говорит старший научный сотрудник Института истории и археологии Северной Осетии Хасан Чшиев:

«Уход Баграта Виссарионовича Техова – это огромная утрата для всей российской науки, не только для осетинской, но и для международной. Баграт Техов застал еще плеяду тех ученых, как их иногда называют – «зубров», и иностранцев, и работавших за границей, и работавших в Москве и Санкт-Петербурге. Все они его хорошо знали и уважали. Это большая утрата. Каждый раз, когда я встречался в Москве или Санкт-Петербурге с нашими учеными, которые занимаются Кавказом, поздней бронзой и ранним железом, всегда вспоминали о нем, спрашивали. Баграт Техов – первый осетин, который защитил степень доктора исторических наук по специальности археология. Баграт Техов первый из российских, советских археологов раскопал гигантский памятник мирового научного уровня – Тлийский могильник Кобанской культуры. Баграт Виссарионович, как хороший старший, относился к нам с неизменным вниманием. Ни одна проблема, ни один вопрос не остались вне его внимания, и он, как человек с громадным опытом – и жизненным, и научным, всегда спешил на помощь. Последняя встреча была у нас в прошлом году, мы с ним гуляли по проспекту Мира во Владикавказе. Неожиданно он мне грустно сказал: «Вот бы продлить эти рельсы трамвайные и проложить их прямо на юг до Цхинвала». Он, как человек и как ученый, был большой личностью. Нам его будет не хватать, но остались его книги и его статьи, которые переживут еще несколько сотен лет, которыми еще долгие десятилетия и столетия будут пользоваться ученые, которые занимаются Кавказом».

Баграт Техов родился в семье крестьянина в селе Земокере Цхинвальского района Южной Осетии. В 1952 году окончил ЮОГПИ. С 1978 по 1992 год возглавлял Юго-Осетинский НИИ.

Руководитель Северо-Кавказской археологической экспедиции СОГУ им. К. Хетагурова Назим Гиджрати говорит, что, раскопав Тлийский могильник, Техов вернул Кобанскую культуру Осетии:

«До Баграта Техова была известная Кобанская культура, но ее не было в Осетии. Она оказалась вывезена в разные крупнейшие музеи мира. Баграт Виссарионович вернул Кобанскую культуру Осетии, раскопав выдающиеся памятники на юге Осетии – Тлийский могильник, другие памятники. А главное – он их опубликовал, он ввел в научный оборот колоссальный материал, относящийся к художественной культуре древнего населения Осетии. К этому материалу будет обращаться не одно поколение, весь этот материал – это на века. Эти исследования известны далеко за рубежом, на всех континентах, ученые всех стран к ним обращаются. И то, что Осетию знают как источник Кобанской культуры, одной из вершин человеческой культуры эпохи конца бронзы - начала железного века, – это заслуга во многом Баграта Виссарионовича Техова. Другой его заслугой является то, что, несмотря на принятые в науке точки зрения, он увидел и обосновал свое видение того, что Кобанская культура является индоиранской и что наследие этой культуры прослеживается в аланской культуре и далее, до сегодняшнего дня. Это очень важно. В этом первое и главное слово сказал Баграт Техов... Я думаю, он сделал все, что хотел».

В последние годы Баграт Техов работал над монографиями «Тайны древних погребений» (2002 г.) и «Археология южной части Осетии» (2006 г.). Говорит заведующий сектором отдела археологических памятников московского Государственного исторического музея, кандидат исторических наук Александр Мошинский:

«Баграт Техов был величайшим ученым и сделал очень много для науки, сделал очень много для археологии Кавказа. Он всю свою жизнь посвятил раскопкам могильников и научной их обработке и внес громадный вклад в науку. Невозможно представить работу над археологией Кавказа без трудов Баграта Техова. Им написано 15 книг и несколько сотен работ. Это книги, без которых обойтись нельзя в научной работе. Это настольные книги каждого археолога-кавказоведа. И коллекция, которую он собрал во время раскопок и которую сохранил, – она бесценна. И, конечно, эта коллекция должна хорошо храниться и должна быть представлена в экспозиции музея или музеев, это уж как получится. Коллекция бронзы Тлийского могильника должна стать достоянием не только научной, но и широкой общественности».

Например, в исследовании «К этнической принадлежности создателей Кобанской культуры Центрального Кавказа» Баграт Техов пишет:

«Археологическая культура, создававшаяся на северном и южном склонах Центрального Кавказа (Кобан, Тли) во второй половине II и первой половине I тысячелетия, принадлежит тем индоиранским племенам, которые остались и обосновались на Центральном Кавказе после передвижения основной их массы в Переднюю Азию. И ныне утверждение многих историков о том, что будто осетинский этнос появился на Кавказе в I веке нашего летоисчисления, смешался с местным аборигенным населением, передал ему свой иранский язык, восприняв взамен местную культуру, и развивал ее далее своим трудом и творчеством, можно считать необоснованным.

Данные археологии свидетельствуют, в принципе, об ином этногенетическом процессе. Аланские племена, выделившись из сарматского племенного объединения и обосновавшись на территории Центрального Кавказа, слились с родственными им по языку и культурной традиции племенами древних индоиранцев, живших здесь со второго тысячелетия до н.э. И лишь по этой причине могло произойти скорое и естественное слияние двух этнических массивов – они, эти племена, были ираноязычными; этническое, культурное и языковое родство способствовало их быстрой этнической «адаптации», их слиянию в один этнос. Осетины, таким образом, вовсе не пришельцы с какой-то другой планеты и не гости, как это стали повторять многие публицисты от науки, малокомпетентные в вопросах истории, а формировались на Кавказе и являются одним из древних его народов. Осетинский народ – продолжатель традиции создателей Кобанской культуры, их наследник, преемник и продолжатель их духовно-культурной и языковой традиции. Лишь этим объясняется тот факт, что осетинский народ является носителем индоевропейской языковой традиции, ее иранской ветви на Кавказе».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG