Accessibility links

Новый мэр, обновленный проспект Пекина с первой «настоящей» велодорожкой в городе, «умные» камеры, контролирующие водителей, еще одна станция метро и «задыхающиеся» памятники. Каким был 2017 год для Тбилиси – города, в котором проживает почти половина населения Грузии?

Новый год с новым мэром. Этой осенью Давида Нармания на посту градоначальника сменил Каха Каладзе. Нармания, уходя, подвел итоги своей трехлетней работы и подсчитал все – даже то, сколько заданий он дал своим подчиненным за это время: более тысячи. С 2014 года в Тбилиси, по словам бывшего мэра, было обустроено 196 новых скверов, реабилитировано – 463. Помимо этого было отремонтировано семь миллионов квадратных метров дорог, из них три миллиона – капитально. В столице за этот период было высажено более 700 тысяч деревьев, проведено исследование 16 мостов. При поддержке мэрии отреставрировано 51 историческое здание в рамках проекта «Новый Тифлис», прошло около 900 масштабных культурных мероприятий. Градоначальник привел множество других статистических данных и заявил, что ему есть чем гордиться:

«Мы сумели сделать очень много полезных проектов для нашего города и горожан. Каждый из нас может ими гордиться. Замена старых автобусов была для нас приоритетом. В общей сложности мы закупили 143 новых автобуса. Было установлено 700 новых остановок. Также мы восстановили работу канатной дороги, соединяющей парк Ваке с Черепашьим озером, которая не функционировала в течение девяти лет».

Тбилиси 2017: как это было?
please wait

No media source currently available

0:00 0:13:28 0:00
Скачать

Между тем Эрекле Урушадзе, представляющий НПО «Международная прозрачность – Грузия», полагает, что гордиться Нармания особо нечем. Нужно учесть, разумеется, что и наследство ему досталось в свое время непростое, однако за годы его пребывания на этом посту им ничего действительно важного сделано не было:

«Решением таких проблем, как бедность, безработица, должны заниматься не только местные власти, поэтому было бы несправедливо требовать это только от Нармания. Однако то, что касается вопросов управления городом, к примеру, развития и управления транспортной системой, системой планировки и застройки города, экологической политики, – все они как были проблемными в 2014 году, так и остаются сегодня. Эффективных систем их регулирования так и не было создано».

Если же говорить об уровне независимости тбилисской мэрии, то можно сказать, что и он за это время довольно снизился. До 2014 года, пока Нармания не стал градоначальником, все еще четко ощущалось влияние экс-президента Саакашвили и бывшей правящей партии ЕНД на процесс решения городских вопросов. С приходом Нармания появился другой фактор, говорит Урушадзе:

«Это серьезное влияние на управление городом компаний, связанных с именем бывшего премьер-министра Бидзины Иванишвили. Речь идет о сотрудниках компаний, связанных с его семьей и проектом «Панорама Тбилиси», которые назначались на определенные высокие должности в мэрии, принимали решения в пользу заинтересованных компаний, а потом покидали свои посты».

По мнению наблюдателей, у Кахи Каладзе, который одержал на выборах внушительную победу, будет гораздо больше возможностей изменить облик Тбилиси, чем у Давида Нармания. Считается, что он, в отличие от предшественников, наделен относительной свободой действий.

Так, первым громким решением нового мэра стало упразднение 20 структур столичной мэрии. Среди них – зональный совет, орган, выдающий разрешения на строительство. Он обрел скандальную славу из-за пренебрежительного отношения к историческим и рекреационным зонам, легко меняя их статусы в угоду интересам частных коммерческих компаний:

«С этой инициативой мы сегодня же обратимся к соответствующим органам, к сакребуло. Функции зонального совета соответствующие структуры мэрии будут выполнять под моим личным контролем», – заявил тогда Каха Каладзе.

Упразднение остальных 19 комиссий, в числе которых была и комиссия по определению общественных мест для выгуливания домашних животных, у общественности особого интереса не вызвало. Они не финансировались из бюджета, на них шли дополнительные деньги, о них мало кто знал, да и зачем они вообще были нужны, известно только их создателю, бывшему мэру столицы Давиду Нармания.

В отличие от них зональный совет, существовавший при архитектурной комиссии мэрии, был решающим звеном в процессе выдачи разрешений на строительство. Приглашенные для участия в нем эксперты с легкостью меняли статус архитектурных и рекреационных зон Тбилиси, а также коэффициенты, определяющие высоту будущего здания, в том числе и в исторической части Тбилиси.

Самое последнее решение зонального совета, вызвавшее бурю негодования в обществе, пришлось на октябрь. Тогда с его подачи сакребуло удовлетворило ходатайство мэрии Тбилиси об изменении статуса земельных участков для компании «Табори Ризортс», аффилированной с основателем «Грузинской мечты» миллиардером Бидзиной Иванишвили. В результате компании досталось около семи тысяч квадратных метров в центре Тбилиси – у сквера Пушкина и у территории Ботанического сада, на склоне горы Табори в районе Сололаки, вблизи резиденции Иванишвили.

Зональный совет стал инструментом, «благодаря» которому изуродован облик Тбилиси, в один голос говорят специалисты и защитники исторического облика столицы Грузии. Председатель НПО «Тбилисис Амкари» Цира Элисашвили не умаляет роли решения Каладзе, однако:

«В тех условиях, в которых приблизительно 15-20 лет идет застройка Тбилиси, и с учетом той реальной картины, которая у нас уже есть и которую, к сожалению, мы никак не изменим, сегодняшнее решение запоздало. Но если рассматривать все это как одно из первых политических решений нового мэра, то этот шаг рассчитан очень профессионально, и сделать его не хватало смелости предыдущим мэрам».

Впрочем, без изменения существующих правил, продолжает Цира Элисашвили, столицу невозможно будет защитить от вредоносных решений. Этого мнения придерживается и старший аналитик грузинского филиала Transparency International Лаша Сенашвили, один из авторов исследования «О несовместимости интересов и рисков коррупции в зональном совете»:

«Нет никакого ограничивающего механизма, который предотвратил бы конфликт интересов и риски коррупции. В мэрии остаются структуры, ответственные за изменения зональных статусов. Остается упрощенное правило, к примеру, изменения статуса рекреационной зоны для строительства там жилого корпуса. Если не будут изменены существующие правила, не будет изменен подход мэрии к проблеме в целом, упразднение того или иного совета дела не исправит».

Земельный участок, полученный компанией «Табори Ризортс», предположительно, пойдет под осуществление амбициозного проекта отца-основателя «Грузинской мечты» Бидзины Иванишвили «Панорама Тбилиси». А это, в свою очередь, то начинание, которое поставит крест на когда-то вполне реальной возможности включить Старый Тбилиси в перечень старейших городов-памятников всемирного наследия ЮНЕСКО, говорит искусствовед София Киласония. Около десяти лет назад у Грузии были все шансы добиться этого, впрочем, это, как оказалось, шло вразрез с интересами как прошлой, так и нынешней власти.

«Если эта зона – зона Старого Тбилиси – войдет в ареал защиты ЮНЕСКО, там больше нельзя будет с такой легкостью продавать здания, там не смогут хозяйничать инвесторы, местные бизнесмены не смогут распределять это пространство в соответствии со своими коммерческими интересами. Именно поэтому предыдущая власть растянула этот процесс с ЮНЕСКО, а нынешняя фактически похоронила его. Существуют определенные требования, высота новых зданий, к примеру, не должна превышать определенную планку, иначе город больше не будет считаться старым. А проект «Панорама Тбилиси» существенно превышает эти ограничения», – говорит искусствовед.

Сегодня на одно парковочное место в Тбилиси, согласно данным организации HUB Georgia, приходится 15 автомобилей. А это, в свою очередь, означает, что 14 из этих 15 водителей довольствуются альтернативными возможностями: паркуются на тротуарах, проезжей части, в скверах и прочих, не предназначенных для парковки местах, создавая при этом неудобства другим водителям и пешеходам. Парковка – проблема болезненная, поэтому все кандидаты в мэры в своих предвыборных обещаниях акцентировали внимание на ней.

Каха Каладзе, уже став мэром, повторил, что отступать не намерен. Деятельность компании «Сити парк», имя которой стало нарицательным, берет начало в 2007 году. Тогда между этой компанией и городской мэрией был оформлен договор, множество пунктов которого остаются засекреченными. Известны лишь некоторые детали: каждый автовладелец за парковку на специально выделенных на улицах местах ежегодно выплачивает компании 50 лари. Взамен компания обязалась разметить и создать новые парковочные места, а также обеспечивать зарплатой и обмундированием персонал.

После прихода к власти «Грузинской мечты» «Сити парк» оказался в опале. Бывший мэр Давид Нармания обещал горожанам поставить на место компанию, которая ничего не сделала для упорядочения парковочной системы, но «Сити парк» оказался ему явно не по зубам.

В свою очередь Каха Каладзе в эфире телекомпании «Имеди» заявил, что взаимоотношения с компанией «Сити парк» будут протекать на полях судебных инстанций:

«Если посмотреть на политику штрафов этой компании, то увидим, что 99% из выписанных компанией и впоследствии оспоренных в суде гражданами штрафов решались в пользу автолюбителей. Следовательно, возникает вопрос: что, эта компания действует незаконно?! Поэтому мы выберем правовой путь – к разбирательству подключатся юристы, и мы будем работать в этом направлении».

В ответ на это глава пресс-службы «Сити парка» Леван Табидзе заявил, что мэр подал общественности искаженную информацию:

«Избранный мэр говорит о непонятных 99%, тогда как в реальности обжалуется только 0,2% штрафов, из которых большую часть выигрывает наша компания. Вопросы были у бывшего мэра Нармания, и городское правительство заказало исследование в связи с деятельностью «Сити парка» одной авторитетной аудиторской компании. Впоследствии та опубликовала заключение, в котором говорилось, что не существует никаких оснований для разрыва контракта. Этот факт подтвердил, что компания осуществляет свою деятельность в полном соответствии с законом».

Специалисты затрудняются предугадать итоговый результат нового разбирательства. Однако, по мнению Гелы Квашилава, некоторые детали договора безнадежно устарели, так как нынешняя ситуация в городе кардинально изменилась за последнее десятилетие:

«Недостаточное количество мест для стоянки превратилось в общегородскую проблему и портит жизнь пешеходам, так как многие паркуются на тротуарах. Эти факторы мешают нормальному развитию столицы и повышают напряжение в обществе. По этой причине «Сити парку» неминуемо придется считаться с городскими властями, так как количество автотранспорта растет, а из-за бездействия компании парковочных мест не прибавляется. Исходя из критической ситуации, власти могут потребовать изменения условий контракта. Я уважаю интересы частного бизнеса, но фактически город находится на грани форс-мажора. Необходимо исходить из международного опыта – передать эти функции, как часто бывает, муниципальным властям, а доходы направить на ремонт дорог и строительство стояночных мест».

В целом, по мнению Гелы Квашилава, власти могут пойти и на прямой разрыв контракта с последующей выплатой неустойки в размере 25 миллионов лари. Учитывая возросшее количество автомобилей, новому подрядчику в минимальные сроки удастся компенсировать эти расходы.

Между тем Тбилиси продолжает простаивать в пробках, часть жителей города пользуются альтернативными способами передвижения. Их, правда, пока совсем немного. По словам главы клуба велолюбителей Тамаза Тиканадзе, ежедневно передвигается по городу на велосипеде, вероятно, человек 100, не больше. На сегодняшний день это не самый безопасный вид транспорта: культура вождения автомобилистов низкая, а специально отведенных линий движения для велосипедистов в городе нет. Но этой осенью одна появилась. После реабилитационных работ на проспекте Пекина, которые шли все лето, там была обустроена первая, отвечающая международным стандартам велодорожка протяженностью в один километр.

«Надеюсь, что проект на этом не остановится, велодорожка на проспекте Пекина не станет «показательной» и не превратится со временем в парковку для машин», – говорит Тиканадзе.

Пока неизвестно, будет ли у этой велодорожки «продолжение», станет ли она частью велосети, которая соединит различные точки города. Впрочем, в мэрии говорят, что это вполне реальная перспектива.

Продолжая тему транспорта: этой осенью в Тбилиси открылась 23-я станция метрополитена «Государственный университет». Дизайн новой станции лаконичный: это мозаика на белом фоне, в которой преобладают оттенки синего и зеленого. Попасть в нее можно с проспекта Важа Пшавела и с улицы Сандро Эули.

Строительство этой станции метро началось еще в советские годы, но на 20 лет было остановлено. Два года назад его возобновили. Азиатский банк развития инвестировал в проект 84 миллиона лари, сказал премьер-министр страны Георгий Квирикашвили, который вместе с другими представителями правительства присутствовал на открытии новой станции:

«Я обязательно хочу отметить, что в строительстве этой станции принимало участие более двух тысяч человек. Я благодарю каждого из них. Их труд был очень важен для достижения успешного результата».

Сотрудник метрополитена Малхаз Шарикадзе принимал непосредственное участие в строительстве станции еще в самом начале, более 20 лет назад. В 2015 году, когда оно возобновилось, инженер был назначен руководителем процесса:

«Когда строительство (в советские годы) уже подходило к концу, процесс был остановлен из-за отсутствия финансирования. Эти годы нанесли серьезный урон той работе, которая была проделана тогда. Например, перрон, на котором мы стоим сейчас, был построен заново, потому что был сильно поврежден».

По популярности среди всех видов общественного транспорта метро на сегодняшний день занимает третье место в Тбилиси. Чаще всего люди пользуются «маршрутками» и автобусами, говорит Эка Лалиашвили, представляющая Альянс за безопасные дороги. Станций метро в Тбилиси всего 23, соответственно, подземка доступна не во всех районах города.

Строительство новых станций – дело крайне затратное, поэтому развивать общественный транспорт следует и в других направлениях. К примеру, говорит Лалиашвили, важно, чтобы метро было лучше связано с другими видами общественного транспорта, чтобы ходили чаще поезда, т.к. сегодня они крайне перегружены в часы пик. Только так можно бороться с пробками на дорогах, считает Лалиашвили:

«Метро – это своего рода позвоночник общественного транспорта, поэтому его развитие очень важно. Впрочем, открытие одной новой станции, разумеется, не сможет справиться с нашей ежедневной проблемой – пробками. Нужно развивать всю сеть общественного транспорта. В конечном счете, общественный транспорт должен быть дешевле и удобнее, чем личный автомобиль».

К концу этого года в Тбилиси прошла необычная акция-перформанс, направленная против проблемы загрязненного воздуха. Проснувшись утром, тбилисцы увидели, что Галактион Табидзе, Илья Чавчавадзе, Акакий Церетели, Александр Пушкин и другие люди, стоящие на постаментах, «надели» медицинские маски. Ответственность за содеянное взяла на себя группа людей, именующая себя «Кислородными ниндзя». В офис грузинской службы Радио Свобода тогда пришло письмо с пометкой «срочно». В конверте оказалось послание, написанное в лучших детективных традициях – буквами, вырезанными из журнальных текстов, и диск с фотографиями «задыхающихся» памятников в масках. Люди, именующие себя «Кислородными ниндзя», написали: «Мы требуем чистый воздух в городе! Это только начало».

Мэрия отреагировала оперативно: уже к полудню представители Службы по очистке города помогли памятникам «вдохнуть» тбилисский воздух – сняли с них респираторные маски. Вице-мэр Ираклий Хмаладзе назвал содеянное актом вандализма. Правда, уже на следующий день Каладзе сказал, что в мэрии просто не сразу разобрались в ситуации, а Хмаладзе в знак солидарности с «ниндзя» уже второй день подряд сам ходит в респираторной маске.

Фотографу Гоге Чанадири акция-перформанс понравилась с самого начала: как его форма, так и содержание.

​«Невозможно жить вот так – в городе, в котором уже нечем дышать, и не обращать на это внимание. Сегодня определенная часть людей выступила с критикой, мол, эта (акция) была вандализмом. Если бы организаторы этой акции испортили памятники – сломали нос какому-нибудь деятелю или еще что-то, – я бы сам выступил против нее. Но в их действиях не было ничего от вандализма, напротив, это была лучшая форма протеста. Я два дня назад выложил фото в соцсети, на котором изображена машина, за которой струится черный клуб дыма. И у этой фотографии было всего 100 отметок «нравится». На такую форму протеста уже никто не обращает внимания, а та творческая форма, которую выбрали «ниндзя», заставила заговорить общество о проблеме».

Кто такие «ниндзя», тбилисцы пока так и не выяснили. Впрочем, ожидается, что в новом году они еще дадут о себе знать.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG