Accessibility links

Югоосетинская неделя: власть большинства, аполитичные граждане и «потерянная» армия


Минобороны РЮО сокращается до численности, необходимой для организации службы по призыву, и работы с резервистами

На этой неделе лидер парламентской партии «Единство народа» Владимир Келехсаев выступил с заявлением, в котором выразил то ли тревогу, то ли недовольство по поводу ситуации, складывающейся в законодательном собрании. Дескать, партия парламентского большинства «Единая Осетия» игнорирует все инициативы маленьких партий и не делится с ними должностями. Вот и на сессии 18 января она проигнорировала кандидатуры от партии «Единство народа» на вакантный пост главы комитета по законодательству и назначила своего представителя – «единооса» Нону Тедееву.

Владимир Келехсаев посетовал, что еще год назад, во времена президентства Леонида Тибилова, три малых партии – Народная партия и две пропрезидентских – «Единство народа» и «Ныхас» – создали коалицию, без которой парламент не мог собрать кворум. Таким образом они могли сопротивляться диктату партии парламентского большинства, но теперь, когда «народники» переметнулись на ее сторону, никаких методов против «Единой Осетии» у меньшинства не осталось. Вот что сказал Владимир Келехсаев моей коллеге Ирине Келехсаевой о ситуации в парламенте:

Скачать

«В парламенте сегодня работать трудно. Что бы вы ни озвучивали, что бы вы им ни советовали, они не прислушиваются к мнению меньшинства. Хочется что-то сделать для республики, но в парламенте это невозможно».

Довольно странно упрекать Народную партию в выходе из коалиции после того, что случилось во время президентских выборов. Напомним, неформальный лидер «народников» Эдуард Кокойты не был допущен к выборам из-за нарушения ценза оседлости, хотя все понимали, что этот закон неприменим. Его просто невозможно исполнить, потому как нет соответствующего инструментария. Нет легитимного органа, который бы смог представать допустимую с точки зрения права информацию о времени пребывания человека в республике. По сути, команда Тибилова тогда сама выгнала «народников» из коалиции и загнала их в союзники к Анатолию Бибилову.

Наверное, можно было бы попытаться найти компромисс с экс-президентом, но вместо этого слабая власть начала грозить ему и его сторонникам, устраивать нелепые судебные процессы, пугать уголовным преследованием электорат «народников». Быть может, команду Тибилова вдохновила жесткая позиция Кремля в отношении Эдуарда Кокойты, но в итоге она получила абсолютно закономерное поражение на выборах от коалиции Бибилова и Кокойты.

Единственное, чего жалко в этой истории, – вместе с крушением команды Тибилова рухнула и едва появившаяся в республике система сдержек и противовесов, которую многие в республике воспринимали как возможность не скатиться обратно к государственному произволу времен Кокойты.

Этих многих пугает, как это полное энтузиазма большинство выдавливает из всех ветвей власти любое несогласие простым поднятием рук. Но ведь они и сами виноваты. Они виноваты тем, что согласились отказаться от итогов выборов 2011 года, тем, что соблазнились на посулы московских кураторов и сделали вид, будто бы уверовали в некое национальное единение под властью вороватых старцев.

Югоосетинский политолог Дина Алборова убеждена, что выход из этой вызывающей настороженность ситуации существует. Он – в цикличности политического процесса, говорит Дина Алборова:

«То, что в парламенте большинство депутатских мест принадлежит одной партии, – результат выборов, и это все законно. Но при таком раскладе в парламенте не может работать система сдержек: то есть это уже определяющая партия, и права она – не права, правильно или неправильно, хорошо – плохо, но всегда будут приниматься решения, которые она будет продвигать. Такая ситуация будет, конечно же, до конца срока. И тут изменить или что-то поменять абсолютно невозможно. Во всяком случае, в рамках закона. Другое дело, что следующие выборы в парламент пройдут по смешанной системе. Будут и мажоритарии - для нас это важно. Конечно, важна и пропорциональная система, чтобы развивать партийную систему. Но факт мажоритариев и наличие их в парламенте – у меня, например, вызывает большие надежды».

К слову сказать, опасения по поводу концентрации всей полноты власти в руках одной политической силы разделяют далеко не все. По наблюдениям многих, жители республики стали аполитичны. С одной стороны, вслед за россиянами они стали думать, что не в силах менять действительность, с другой – они увлечены накоплением. Удачлив тот, кто работает на двух-трех должностях и может поправить семейные дела после двадцати лет нужды. Поэтому беспокойство о перспективах – удел немногих, но с другой стороны, а когда было иначе? Большинство начинает бояться, когда уже поздно бежать.

Парламент Южной Осетии переходит на постоянную профессиональную основу. С 1 января этого года вступили в силу поправки в статью 58 главы IV Конституции республики, предусматривающие запрет на совмещение народными избранниками деятельности в законодательной и исполнительной власти. Переходный период должен завершиться до 1 февраля, сообщил в интервью моей коллеге Жанне Тархановой югоосетинский эксперт Юрий Вазагов:

«Депутаты должны определиться: остаться работать в органах исполнительной власти или в парламенте. Впервые более чем за двадцать пять лет парламентаризма в Южной Осетии появляется профессиональный парламент. Отмечу, что парламентские выборы 2019 года у нас пройдут уже по смешанной избирательной системе и следующий созыв парламента будет комплектоваться по профессиональному принципу».

На этой неделе стало известно, что большинство депутатов предпочло законотворческую деятельность работе в исполнительной власти.

Необходимость создание профессионального парламента обсуждалась давно, и в этом смысле это событие ожидаемое, оно получило массу положительных откликов бывших депутатов и местных политиков. Но есть и люди, которые усомнились в легитимности этого предприятия. В частности лидер партии «Новая Осетия» Давид Санакоев в интервью общественно-политической газете «Южная Осетия» заявил, что после принятия поправок к Конституции этим парламентом на профессиональную основу должно было перейти законодательное собрание следующего созыва.

По мнению Санакоева, профессиональным может стать парламент, который был изначально избран по соответствующей конституционной норме. Сегодняшний же законодательный орган избран в соответствии со статьей 58 Конституции Республики Южная Осетия, в соответствии с которой депутат может, но не обязан работать в парламенте Республики Южная Осетия на профессиональной постоянной основе. Давид Санакоев считает, что общеправовой принцип «закон обратной силы не имеет» не позволяет никому изменять права избранных 8 июня 2014 года депутатов.

24 января в российской Госдуме ратифицировали соглашение между Россией и Южной Осетией о порядке вхождения отдельных подразделений вооруженных сил республики в состав российской армии.

Соглашение было подписано Южной Осетией и Россией 31 марта. Как отмечают российские эксперты, оно регулирует порядок вхождения по крымскому сценарию.

Российский военный эксперт, полковник в отставке Виктор Баранец объяснил, что военнослужащие Южной Осетии увольняются, а затем становятся на военный учет в Северной Осетии и по контракту поступают на службу в ряды ВС России. Это будут короткие контракты на период от трех до пяти лет. Переприсягать военным не придется – они просто подпишут служебные обязательства на период контракта, которые мало чем отличаются от присяги. При выходе на пенсию уже из российской армии военнослужащим будет засчитываться выслуга в югоосетинской армии или стаж работы в Южной Осетии для гражданского персонала. Отдельный и весьма болезненный для югоосетинских офицеров вопрос – это сохранение званий при переходе в российскую армию. Здесь, говорит Виктор Баранец, нет единого шаблона, каждый случай будет рассматриваться в индивидуальном порядке.

Это соглашение вызвало неоднозначную реакцию в Южной Осетии. Республика практически остается без собственных вооруженных сил. Минобороны сокращается до численности, необходимой для организации службы по призыву, – не более 300 новобранцев в год, и работы с резервистами.

Многие в республике опасаются, вдруг настанут времена, когда Россия больше не сможет их защищать, например, если в Кремль придут люди, которые имеют другой взгляд на конфликт Тбилиси и Цхинвала.

Многие надеялись, что сотрудничество в военной сфере будет иным: Россия поможет Южной Осетии создать маленькую, но эффективную, современную армию, которая могла бы закрыть вопрос собственной безопасности.

По мнению российского политолога Модеста Колерова, эти переживания устарели – югоосетинская армия стала декоративной вскоре после войны 2008 года, когда было приято решение о сокращении ее численности, и рассчитывать, что ее восстановят, не было никаких оснований:

«Нынешнее решение – единственное, которое позволяет на этот потенциальный театр военных действий вернуть полноценную военную систему. Без этой полноценной системы югоосетинские вооруженные силы не были способны вести даже охранную работу на фронте. Единственный путь к развитию вооруженных сил – это развитие в качестве интегрированной с Россией вооруженной силы. В конце концов, наличие или отсутствие собственных вооруженных сил при наличии союза с Россией уже не имеет никакого значения. Военный союз с Россией позволяет решать любые задачи. И это не сегодня придумано, подобный союз был создан в Таджикистане в 1992 году».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG