Accessibility links

Околофутбола в грузинском изложении, абхазский язык – право всех и каждого, где молиться президенту


Изгнание чернокожих юношей стало поводом для большой дискуссии о соотношении традиций гостеприимства и расизма

В Грузии всю неделю лидером сетевой лихорадки оставалось обсуждение стычки на футбольном поле в Дигоми местных жителей и нигерийских студентов. Изгнание чернокожих юношей стало поводом для большой дискуссии о соотношении традиций гостеприимства, которыми принято гордиться, и расизма, который, как выяснилось, больше не принято скрывать. Группа «Иберийское единство» разместила в сети следующее сообщение:

«Около 20 мигрантов ворвались на стадион, где играли грузины, и провокационными действиями пытались их выдворить с поля. Сначала они выгнали со стадиона детей, и только после за них заступились родители. К счастью, мигранты получили отпор и вынуждены были ретироваться. Пусть боятся нашего жесткого и неумолимого ответа!»

К концу недели пост просмотрела 281 тысяча человек. Мнения разделились. Голоса разделились приблизительно поровну. Некоторые поддерживают силовые действия местных, а некоторые напоминают о грузинских мигрантах в ЕС, которые промышляют грабежами. «Это Грузия, все должны зарубить на носу! Кто превысит статус гостя – тот получит достойный отпор!» – выразил довольно распространенную точку зрения Дачи Саникидзе. Лела Тогонидзе поддержала его – по-женски, но с вполне глобалистским размахом: «Я женщина, но я на их месте сделала бы то же самое. Они совсем потеряли стыд, пытаются нам указывать. Очень хорошо, что так с ними поступили! Арабов, иранцев и турок ждет то же самое!»

Линию интернационализации конфликта развила Софо Куцнашвили, которая призвала не ограничиваться в своем понимании переживаемого момента одним футболом, когда в жизнь проникают другие чуждые и опасные виды спорта: «В моем дворе произошло аналогичное! Только там индусы были! Зашли с палками и начали играть в крикет! Наши дети сбились в кучу, так как боялись попадания мяча! Мне пришлось вмешаться и попросить их покинуть стадион. И что предлагаете, терпеть все это? Вы знаете, что они ночью царапают машины и ломают зеркала заднего обзора! А еще нападают в лифтах на наших детей!»

Впрочем, есть и другой женский взгляд. Барбаре Табидзе так же по-другому смотрит на то, кого следует считать грузином: «На видео хорошо видно, что цветные парни тихо и без шума покидают территорию, вряд ли можно предположить, что, будь они агрессивными, вряд ли испугались нескольких человек! Стыдно за нацию, что вот так поступили с этими людьми! Стыдно, что родились в нашей стране и именуете себя грузинами!» Ее поддержала Ольга Варсимашвили, которая вернула тему туда, где она и началась – в обычный дигомский двор: «Тут необразованные расисты кроют матом мигрантов, не понимая что благодаря нашим мигрантам в страну поступает дополнительный доход! Сидите дома, пьете пиво за счет матерей, жен и сестер, которые работают в тяжелых условиях! Вы достойны плевка, бездельники! Стоите целые дни на биржах и только думаете, кого поколотить! Ничего в этой стране не изменится, пока вот так будете жить на всем готовом!»

Национальная тема по традиции остается актуальной и в абхазском интернете.

Абхазский блогер Бота Ажиба всколыхнул сеть непритязательным с виду призывам:

«Все дети Абхазии должны обучаться абхазскому языку с первых классов по единой программе, не разделяя их по национальному признаку. Государственный язык необходим каждому ребенку, не калечьте и не разделяйте их с раннего детства».

Доходчивость мысли оценила помощник спикера парламента самопровозглашенной республики Ирма Цулукия: «Вот, просто, такую правду я еще не слышала! Браво!»

Moazz Abaza добавил в посыл немного экономического опыта стран, спасающих свой язык в более благополучных условиях: «И должны быть стипендии для обучения. В Германии, если вы учитесь на немецком, вы пользуетесь, и в Испании, если вы учитесь на испанском языке, вы пользуетесь».

Правда, Аида Гайдаржи добавила в лингвистическое обсуждение толику общеполитического скепсиса: «Еще бы гражданство выдавали всем ... без национального признака».

В Южной Осетии активно обсуждают «перецерковление» президента самопровозглашенной республики Южная Осетия, о котором писало и «Эхо Кавказа». Пользователи, впрочем, сетевой традиции легко переходят к обобщениям, не слишком религиозным, но вполне политическим. Может быть, поэтому заявление Романа Габараева на религиоведческую тему особого интереса не вызвало: «Аланской православной церкви быть не может! Осетины к христианству, равно как и к исламу, никакого отношения не имеют!»

«А можно право на веру оставить просто самому человеку решать? Веру не выносят на публику, кто в какую церковь или синагогу или мечеть ходит – ну это личное. Что-то совсем в республике плохо, раз под микроскоп уже и право души человека рассматривают», – призвала к пониманию Елена Баззаева. Но сама его не нашла. «Самому человеку, конечно, но не Президенту», – отвечал ей Felix Iron Xuber.

Впрочем, это, пожалуй, был один из немногих спорных моментов. В главном – версиях конфессиональных предпочтений президента, пользователи сходятся разве что в разной тональности. «Бог (Москва) так сказал», – примирительно предположил Маирбек Кабисов. «Бибилова купили в Москве как туземца, покатали на сталинском «Зисе», подарили пищаль, построили почетный караул, и все...» – развил гипотезу Таргитай Ассонов и перешел к значительно менее нормативному изложению своей мысли.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG