Accessibility links

«Дело о гранате» слушается в абхазском суде


В Верховном суде Абхазии под председательством судьи Мимозы Цушба началось слушание по делу в отношении Арусяк Хачатурян. В середине прошлого декабря я рассказывал на «Эхе Кавказа» о происшествии, которое взбудоражило чуть ранее Сухум: во время демонтажа судисполнителями незаконной пристройки к жилому дому, в окружении десятка людей, мать застройщика, 68-летняя врач Арусяк Саркисовна Хачатурян бросила ручную гранату, которая, отрикошетив от стены, взорвалась. «Гранатометательница» была задержана и помещена в СИЗО МВД Абхазии. Сухумский городской суд, на заседании которого 11 декабря я присутствовал, избрал меру пресечения в виде заключения ее под стражу.

На первом заседании Верховного суда, 30 мая с.г., меня не было, но на его официальном сайте помещена следующая информация. Подсудимая обвиняется предварительным следствием по части 3 статьи 29, пунктом «е» части 2 статьи 99 (покушение на убийство, совершенное общеопасным способом); части 2 статьи 164 (умышленное уничтожение чужого имущества путем взрыва, повлекшее причинение значительного ущерба) и части 1 статьи 217 (незаконные приобретение и хранение взрывного устройства – боевой гранаты) Уголовного кодекса Республики Абхазия.

Гранатой по судебным исполнителям: дело слушается в суде
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:24 0:00
Скачать

Государственным обвинением в лице начальника судебного управления Генпрокуратуры республики Даура Амичба было изложено предъявленное Арусяк Хачатурян обвинение.

Судом были допрошены потерпевшие Георгий Романовский и Виктория Сакания. Потерпевший Астамур Ахсалба отсутствовал на судебном заседании по уважительной причине, в связи с семейными обстоятельствами. Стороной обвинения также были допрошены Андрей Хачатурян – сын подсудимой, Елена Тишина – супруга потерпевшего Георгия Романовского.

На сегодняшнем заседании суда, на котором я побывал, потерпевший Ахсалба вновь отсутствовал. (Он работал судисполнителем и был единственным, кого доставили после взрыва в больницу: все говорили тогда, что он получил контузию, но позднее врачи констатировали, как прозвучало сегодня на суде, что это было просто шоковое состояние.) С согласия сторон процесса было решено продолжить допрос свидетелей в его отсутствие.

Сотрудник республиканской Службы судебных исполнителей Астемир Шериев рассказал обо всем, что происходило на его глазах, – что предшествовало взрыву и последовало за ним. Вот фрагмент его допроса Дауром Амичба:

«Вы видели непосредственно момент, когда задержали Хачатурян, выводили ее?

– Выводили ее? Она в левой руке держала кольцо на тот момент.

– Обручальное?

– Нет, не обручальное, а от гранаты. И ее задержали сотрудники (милиции), они ее вниз спустили, посадили в машину и увезли в ГУВД.

– Как она реагировала на задержание, оказывала ли сопротивление?

– Она не сопротивлялась, абсолютно ничего... Тихо, спокойно ее спустили вниз».

Затем давал показания Аслан Кмузов, который в должности начальника отдела судебных исполнителей по городу Сухуму руководил в декабре процедурой сноса незаконной постройки у дома 111 по улице Басария. Она производилась не в первый раз, в сентябре снос в значительной части был уже осуществлен, но застройщик – сын Арусяк Саркисовны Андрей пообещал сам двести его до конца, но это так и не было сделано.

Кстати, на заседании Сухумского горсуда 11 декабря было, в частности, зачитано письмо-ходатайство политсовета Народной партии Абхазии, которое в известной мере проливает свет на то, почему Арусяк Хачатурян оказывала сопротивление исполнению вступившего в законную силу судебного решения. В нем было, в частности, сказано:

«Арусяк Саркисовна давно является членом политсовета Народной партии Абхазии, организовала в доме сестры, где проживает, так называемый кризисный центр, для чего достроила дом некапитальными хозяйственными жилыми постройками, где разместила людей, лишившихся жилья во время войны и не получивших компенсацию от государства, а также жертв разгула жилищной мафии. Помимо них в других комнатах она разместила рабочих-узбеков, гастарбайтеров, также являющихся жертвами экономического кризиса на своей родине. Арусяк Саркисовна три недели назад при участии политсовета оставила общее обращение за несколькими подписями президенту и в парламент республики об остановке разрушения кризисного центра НПА и надеялась, что все же будет услышана. Политсовет Народной партии Абхазии ходатайствует перед судом избрать меру пресечения в отношении Хачатурян в виде подписки о невыезде, освободить ее из-под стражи и готов принять ее на поруки партии».

На декабрьском заседании горсуда Арусяк Хачатурян выглядела очень подавленной и обращалась к судье так:

«Я прошу вас, умоляю вас, войдите в мое положение». Но сегодня она избрала явно наступательную тактику. Вот два фрагмента ее диалога с Асланом Кмузовым, когда она задавала ему вопросы (в частности, и я был помянут):

«Почему вы дали неправильную информацию редактору газеты «Эхо Абхазии»?

– Какую? Конкретизируйте, пожалуйста.

– Что граната была принята вами, на вас брошена. И вопрос контузии дважды повторялся, когда диагноз не поставлен. Презумпция невиновности. Диагноз не вы ставите, врачи ставят. Почему вы вводите в заблуждение редактора газеты?

– Это была стадия предварительного досудебного расследования. Нам сказали в той же больнице, что это наверняка контузия...

– Неправильно.

– Будьте добры не перебивать. Четкой информации на тот момент не было у нас. Но когда пришли корреспонденты, начали спрашивать, что было, как было... Естественно, конкретизировать факт, что в нас была брошена граната, – не было такого. Но то, что взорвалась рядом с сотрудниками службы, мною было сказано.

– Но вы вводили в заблуждение специально. Почему?

– Ваши выводы оставьте при себе, пожалуйста...

– Вы знали о том, что было переговорено Якубом Васильевичем Лакоба (председатель Народной партии Абхазии) с вашим начальником, что день 7 декабря – это траурный день для армян, годовщина землетрясения? Плюс еще годовщина смерти моего отца. И мы с Якубом Васильевичем попросили отложить. Вы знали об этом? И он давал слово отложить. Почему?..

– Вы у меня же спрашиваете? Я вам отвечу: я не знал. О руководстве своем говорить и рассуждать не могу. Наверное, меня уведомили бы...»

После заседания суда я счел необходимым посмотреть, что же говорил мне в декабре Аслан Кмузов (он давал тогда интервью и другим СМИ). Вот дословный текст:

«Я лично не видел, она в сотрудников службы, то есть в нашу сторону, или конкретно в сторону истца бросала данную гранату, которая взорвалась. Но это было настолько близко, буквально от нас метрах в трех». Насчет контузии и так, думаю, все понятно.

Сегодня свои показания дали еще четверо свидетелей. Следующее заседание назначено на 11 июня.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG