Accessibility links

Власть дает установку


В республике ропщут – не иначе «Единая Осетия» расчищает площадку под себя перед парламентскими выборами

В Южной Осетии старые партии постепенно закрывают, а новые не регистрируют. С чем это связано и к чему может привести?

В Южной Осетии из двух попыток регистрации новых партий («Башни» и «Аланского союза») обе закончились неудачей – им отказали якобы из-за нарушений. Еще одной организации – компартии «Коммунисты государства Алания», судя по нервной реакции властей на их учредительный съезд, тоже откажут в регистрации. Доводы министра юстиции Залины Лалиевой, которые она изложила на сегодняшней пресс-конференции, никого не убедили. А надо бы потрудиться, потому что, если они неубедительны, значит, их нет. А это в свою очередь повод для упреков, что господа представители партии власти «Единая Осетия», которые руководят Минюстом и судебной системой, вместо того, чтобы блюсти закон, блюдут интересы своей партии.

В республике ропщут, мол, старые партии потихоньку ликвидируют, а новые регистрировать не дают – не иначе «Единая Осетия» расчищает площадку под себя перед парламентскими выборами. Поводов для подобных обвинений становится все больше, говорит бывший министр иностранных дел, лидер партии «Новая Осетия» Давид Санакоев:

Власть дает установку
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:58 0:00
Скачать

«По словам спикера парламента, представителя партии «Единая Осетия», их мнение такое, что в нашей республике должно быть максимум две партии. И сейчас, я думаю, происходит реализация этой установки, которая дается сверху – во всех ветвях власти сидят представители «Единой Осетии», в Минюсте тоже их представители, что позволяет им проводить свою политику.

– Какие последствия это может иметь?

– Это подрывает всю политическую систему Южной Осетии. Из-за этого не будут выстраиваться политические организации. Вместо политического плюрализма опять все будет упираться в интересы отдельной группы населения, которая создала партию «Единая Осетия». И все сейчас будет вертеться вокруг этой партии. Это ставит под сомнение и многие другие процессы, например, конституционные права граждан избираться и быть избранными. В ближайшем будущем это станет для нас большой проблемой – сейчас, можно сказать, закладывается мина замедленного действия».

Через год выборы в парламент республики. Те партии, которые не успеют зарегистрироваться в Минюсте до 9 июня, не смогут принять участие в избирательной кампании. А это уже повод упрекать ведомство не просто в каких-то завышенных требованиях, но в препятствовании осуществлению конституционного права избирать и быть избранным. А это, в свою очередь, ставит под сомнение легитимность избирательного процесса и в конечном счете – парламента, который будет избран.

В принципе, и легитимность действующего заксобрания весьма сомнительна. Без видимых причин в 2014 году Верховный суд не допустил к выборам несколько партий, как следствие, явка была ниже 50%, то есть выборы нужно было признавать несостоявшимися.

Ни для кого не секрет, что недостающие голоса распределили между четверкой лидеров пропорционально результатам голосования. Тогда этот произвол как бы нивелировал тот факт, что победила оппозиция. Теперь, боюсь, никаких сглаживающих факторов не будет... Видимо, это и имел в виду Давид Санакоев, когда говорил о «мине замедленного действия». Российский политолог Николай Силаев уже много лет отслеживает внутриполитические процессы в Южной Осетии. За годы наблюдений он пришел к такому выводу:

«С одной стороны, любое югоосетинское начальство, кто бы там ни сидел, будет стремиться устранить политическую конкуренцию в республике, будет стремиться к тому, чтобы остаться в одиночестве. Просто кто-то это будет делать грубее, а кто-то мягче. С другой стороны, в Москве объективно заинтересованы в том, чтобы политическая жизнь в Южной Осетии была достаточно конкурентной. Просто это открывает возможности для проведения разной политики, открывает возможность опираться на разных игроков. Так что, видимо, неизбежны попытки монополизировать в Южной Осетии власть и публичную политику, но, с другой стороны, очевидно, что в Москве эти попытки поддерживать не будут. Особенно после 2011 года – любой югоосетинский руководитель, который проводит политику, угрожающую привести к кризису, тем самым как минимум ставит в очень неудобное положение Москву».

В маленькой республике из-за очень короткой дистанции между государством и обществом ошибки и злоупотребления власти на любом уровне намного чувствительнее для населения, чем, например, в России или Грузии. При всем несовершенстве власти общая стабильность достигается именно за счет открытой политической конкуренции и реальной возможности выбора. Каждые два года – на парламентских или президентских выборах – избранники отвечают за содеянное.

Президентов меняют, а главенствовавшие еще недавно в парламенте партии не могут преодолеть и 5%-ный барьер. Так, образно выражаясь, пар общественного недовольства выпускается, не давая котлу взорваться. Один раз – в 2011 году – принцип открытой конкуренции проигнорировали. Помните, чем это закончилось?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG