Accessibility links

Через тернии ко второму туру


Дмитрий Мониава

Многие грузинские эксперты и журналисты восприняли результаты голосования 28 октября как последний день Помпеи и первый акт Апокалипсиса. Они зачастую не понимают, почему их иностранные коллеги освещают ситуацию перед вторым туром президентских выборов так, словно ничего экстраординарного не происходит.

Подавляющее преимущество правящей партии не могло быть вечным. Ее лидерам, вероятно, следует поблагодарить судьбу за то, что рейтинг обрушился сейчас, в относительно безопасных условиях, а не в преддверии важнейших парламентских выборов 2020 года. Поддержанная «Грузинской мечтой» Саломе Зурабишвили и Григол Вашадзе из «Нацдвижения» набрали 38,64 и 37,74 процентов голосов соответственно – в свободном мире такой результат выглядел бы абсолютно нормально, но для грузинских избирателей, привыкших к специфической «фактической однопартийности», волнующие их воображение цифры складываются в слова «мене, текел, фарес». Второй тур президентских выборов состоится в Грузии впервые, и общество постоянно думает о нем, как невеста о брачной ночи.

Через тернии ко второму туру
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:23 0:00
Скачать

Ему трудно проводить параллели с историей европейских стран, и оно хорошо знает, что конкурирующие партии антидемократичны по сути и заточены под авторитарный контроль над всеми ветвями власти. Обе напоминают старые промысловые суда, рыщущие в поисках добычи, в их кильватерных струях смешиваются грязь и кровь, и одного взгляда достаточно, чтобы понять – они не подлежат реконструкции. Но как, вероятно, сказал бы Сталин: «Других партий у меня для вас нет... как и других грузин».

Цитата из комедии с актуальным названием «Странная парочка» внезапно заиграла новыми красками: «Какой счет? – 37:37. Играют до преимущества в два очка. Или пока Оскар не отключится. Или коньки откинет».

В какой-то момент каждая из развитых стран проходила через что-то подобное, овладевая политическими навыками, казавшимися непонятными и ненужными «при Хозяине». И всегда достижению нового уровня демократического развития сопутствовал кризис, обычно внезапный, как приступ, за которым, несмотря на страхи пациента, должна последовать неотложная операция.

Если Грузия в 2018-20 годах отдалится от «фактической однопартийности», сохранив устойчивость, она сдаст самый важный из своих «европейских экзаменов». Но поскольку сотни тысяч граждан начнут сопротивляться перестройке мировосприятия, может произойти откат в прошлое, особенно если ему будет способствовать (без)условный противник – эксперимент все же проходит не в лаборатории, а на пороховом складе.

Силясь привлечь на свою сторону хотя бы часть раздраженного «консервативного большинства», конкурирующие партии чуть ли не ползают перед патриаршим престолом, что вряд ли нравится сторонникам секуляризации коллективного сознания. После встречи с Илией II лидеры «Грузинской мечты» объявили об отзыве скандального законопроекта, позволявшего начать производство марихуаны в Грузии. Внимания заслуживают еще два, связанных с правящей партией, факта. Глава крупнейшего банка TBC Мамука Хазарадзе сделал заявление об опасности реваншизма и возвращения «Нацдвижения» к власти. В нем важна не агитационная составляющая, а завуалированное предложение крупным бизнесменам и элите в целом поддержать партию Иванишвили в непростой для нее период, которому не хватает разве что эпиграфа «Много званных, но мало избранных».

«Грузинская мечта» оповестила граждан о том, что ее центральный штаб перед вторым туром возглавит председатель парламента Ираклий Кобахидзе, а столичный – мэр Тбилиси Каха Каладзе. Этот нюанс важен, поскольку в обществе очень широко распространилась версия, согласно которой тандем (Каладзе – ведущий, Кобахидзе – ведомый) остался недоволен тем, что руководство партии, отвергнув их кандидата, поддержало Саломе Зурабишвили, после чего отнесся к ее кампании с пассивным безразличием на грани саботажа. Примечательно, что сразу же после первого тура Каладзе, по сути, объявил решение о поддержке Зурабишвили ошибочным, «ослабившим мобилизацию сторонников». Иванишвили, возможно, признал его правоту и претензию на расширение сферы влияния, но вместе с тем демонстративно возложил на него (и Кобахидзе) ответственность за исход выборов. В этой связи стоит вспомнить фатальную для «Нацдвижения» внутрипартийную борьбу 2012 года и выдвижение в авангард Вано Мерабишвили – тогда, как и сейчас, главные действующие лица заботились прежде всего об укреплении своих позиций, игнорируя очевидную угрозу. Похоже, власть не только пьянит и развращает, но и ослепляет.

«Грузинской мечте» придется заплатить за победу очень высокую политическую (и не только) цену, и некоторые комментаторы полагают, что ей лучше проиграть, дабы вновь обрести адекватность и перегруппироваться перед выборами 2020-го, тем более что отсутствие реальных полномочий не позволит президенту-«националу» нанести ей значительный урон. Но лидеры правящей партии, по всей видимости, опасаются, что успех подарит «Нацдвижению» огромный психологический бонус, легитимизирует мысль о возможности возвращения Саакашвили к власти и подтолкнет часть госслужащих и партийных активистов к переходу на его сторону. А это чревато коллапсом «Грузинской мечты», которая с трудом переживает самый тяжелый кризис в своей истории. Так что в данный момент в «стеклянном дворце» Иванишвили думают о победе за счет тотальной мобилизации противников Саакашвили, а не о сложной игре с ненулевой суммой.

«Националы» впервые за шесть лет почувствовали, что могут победить на выборах. Они стремятся расширить число политических партнеров, хотя, сотрудничая с бывшим министром обороны Ираклием Окруашвили или Республиканской партией, рискуют отпугнуть часть избирателей. Им также необходимо привести на участки тех сторонников «Европейской Грузии», которым не нравится прошлое Григола Вашадзе (что не так просто, как может показаться), и урезонить своих активистов, возбужденно составляющих проскрипционные списки в соцсетях. Впрочем, это тактические нюансы – главная проблема «Нацдвижения» заключается в длительном периоде поражений и ожидания, воспринимаемого как унижение. Партия жаждет прежде всего символической победы, некоего «знамени над Рейхстагом», что может увести ее в сторону от политической целесообразности. Следовательно, увеличивается вероятность того, что Иванишвили в очередной раз подловит эмоционального Саакашвили на ошибке, тем более что, вне зависимости от исхода второго тура, «острая фаза» не завершится, и мы, скорее всего, увидим попытку организовать внеочередные выборы в парламент или новую «Революцию роз» – за вторым раундом последует третий.

Грузинские политики умеют играть в домино, в нарды, в шашки, в лучшем случае – в шахматы, но в новой ситуации им придется овладеть сложнейшей игрой го (вейци), притом что они едва знакомы с правилами и испытывают очевидные сложности с многофакторным анализом и комбинаторным мышлением. А зрители, полагаясь на интуицию и опыт минувших лет, с ужасом ждут, что соперники, исчерпав все доступные их пониманию ходы, начнут бить друг друга доской по голове.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG