Accessibility links

Зураб Бакрадзе: «Инвесторы будут злиться, бороться, но другого выхода у города нет»


Зураб Бакрадзе

ПРАГА---Сегодня тбилисский мэр Каха Каладзе провел пресс-конференцию и объявил о решении мэрии «искоренить увеличение коэффициентов и продажу коэффициентов К2 в столице». Это вселило надежду в тех, кто болеет за облик города, за безопасность его жителей, которые, чем дальше развивается город, тем больше боятся того, что он в конце концов будет загублен. На эту тему мы говорим с градостроителем из Тбилиси Зурабом Бакрадзе.

Кети Бочоришвили: Прежде всего, батоно Зураб, могли бы вы популярным языком объяснить, что это означает вообще, и в случае с Тбилиси, в частности?

Зураб Бакрадзе: Коэффициент К2 – это, по существу, показатель плотности жилого или полезного фонда. Именно эта плотность жилого или используемого фонда как раз и продается. Чем больше эта плотность, тем больше выгода для инвестора, и почти во всех случаях инвесторы хотят увеличить эту площадь, чтобы они могли больше продать, – увеличить за счет преувеличения тех норм, которые установлены планом землепользования.

Кети Бочоришвили: Я скажу, как я это поняла: коэффициент означает пропорциональность количества этажей той площади, на которой стоит строение?

Зураб Бакрадзе: Да, но не количества этажей, а суммарного количества площадей на всех этажах.

Гость недели – Зураб Бакрадзе
please wait

No media source currently available

0:00 0:10:07 0:00
Скачать

Кети Бочоришвили: В отношении к количеству квадратных метров основания (здания)?

Зураб Бакрадзе: Нет, не основания, а всей площади земельного участка.

Кети Бочоришвили: Т.е. прилегающая территория тоже считается…

Зураб Бакрадзе: Да, конечно, в этом и заключается вся суть.

Кети Бочоришвили: Понятно. (Каха) Каладзе сказал, что условия для правильного развития столицы будут создаваться планомерно, в соответствии с основными параметрами, установленными Генеральным планом землепользования, о котором вы начали говорить. Но, насколько мне известно, окончательный план еще не принят, или я ошибаюсь?

Зураб Бакрадзе: Нет, еще не принят. Он готов, лежит в сакребуло, но еще не принят.

Кети Бочоришвили: А есть какие-то проблемы – кто-то ему противодействует?

Зураб Бакрадзе: Это знают только те, кто в курсе, что происходит на т.н. кухне. Почему-то это задерживается. Есть такая мысль, что нужно сейчас дать разрешение на строительство каких-то зданий до принятия этого документа. Это позже будет невозможно, и они задерживают этот документ, чтобы можно было сейчас построить как можно больше таких зданий.

Кети Бочоришвили: Какая-то закулисная игра?

Зураб Бакрадзе: Нет, это не имеет никакого отношения к Генплану землепользования. Они сказали, что «мы отменим как можно скорее повышение этого коэффициента», и это очень хороший шаг, это нужно было сделать еще давно, но лучше поздно, чем никогда.

Кети Бочоришвили: Еще в 2016 году (Давид) Нармания это обещал, но не сдвинулось ничего с места за три года.

Зураб Бакрадзе: Ничего не сделали. На этом стоит вся экономика – строительство, и вся выгода инвесторов, так что они не могли это сделать. Вот Каладзе смог и сделал это. С самого начала, с 2005 года, когда приняли этот действующий закон, еще тогда это было неправильно. Все, кто понимал это дело, говорили, что это невозможно, нельзя, ни в какой европейской стране такое не может быть, но все равно уже 13 лет действует этот закон. В конце концов Каладзе это сделал, очень хорошо, это можно только приветствовать.

Кети Бочоришвили: Да, но будет ли это реализовано на самом деле, ведь то строительство, которое сейчас продолжается, наверняка войдет в противодействие с тем решением, которое сейчас принимает Каладзе. Наверное, возникнет куча проблем еще с теми, кому выдано это разрешение. Насколько вероятно, что все эти добрые намерения не упрутся в какую-то проблему?

Зураб Бакрадзе: Не думаю. Это не касается уже начатых строительств – с ними невозможно ничего сделать, они будут продолжаться, наверное, если там нет каких-то других противозаконных вещей и если никто не будет на них подавать в суд. Но правление города должно быть последовательным и отказаться от изменений режимов строительства на основе частных заявлений.

Кети Бочоришвили: Что это значит?

Зураб Бакрадзе: Например: где-то план землепользования предусматривает рекреационную зону, и один земельный участок находится в собственности одного инвестора, и этот инвестор подает заявление только на этом участке изменить режимы этой рекреационной зоны и сделать там жилую или какую-то другую зону, где можно строить, и это рассмотрит сакребуло и даст разрешение. И вот в парке или в лесу построят многоэтажное здание.

Кети Бочоришвили: Это вы сейчас говорите о случае с гостиницей «Будапешт» в парке Ваке, например?

Зураб Бакрадзе: Не только. В очень многих случаях как раз так и происходит. И вот об этом еще не было речи, потому что, если изменить режим застройки, тогда последствием этого будет изменение и коэффициента К2, и вот этим задним путем можно преувеличить эти коэффициенты, что будут стараться делать инвесторы.

Кети Бочоришвили: Т.е. такая лазейка есть…

Зураб Бакрадзе: Да, лазейка. Сейчас правление города должно сказать, что этого тоже не будет – на отдельных участках изменения режимов, поставленных планом землепользования, не будут осуществляться. Вот тогда это будет последовательным шагом. А это, я еще раз повторю, очень хороший шаг, хоть и поздно сделанный, но лучше поздно, чем никогда. Нужно только приветствовать.

Кети Бочоришвили: А что в таком случае грозит строительному бизнесу в столице – он может стушеваться и таким образом повлиять еще на жилищную проблему столичных граждан?

Зураб Бакрадзе: Строительством жилищная проблема не упраздняется. Мы уже видим эти многоэтажные здания пустыми, а у очень многих людей нет крова над головой. Так что этим не затрагивается эта проблема. Конечно, инвесторы теряют деньги, и они будут бороться, но об этом, наверное, будут конкретнее говорить те, кто знают эту кухню. Но мне кажется, что сейчас идет перетасовка тех игроков в градостроительстве, которые занимаются строительством. Например, большие инфраструктурные проекты: с одной стороны, ухудшаются условия этих инвесторов, которые строили жилые здания до этого, но идут очень большие государственные и коммунальные деньги на инфраструктурные проекты.

Кети Бочоришвили: Например?

Зураб Бакрадзе: Вот сейчас, неделю назад, по-моему, Каладзе сказал, что 23 очень больших инфраструктурных проекта будут осуществляться, и очень большие деньги пойдут туда, и вот там появятся новые игроки, которые выиграют эти тендеры, и уже они будут зарабатывать деньги с государственных или коммунальных «кастрюль», если можно так сказать. Может быть, мы стоим сейчас перед таким переломным моментом. Я не могу сказать с уверенностью, но, наверное, люди, которые близки к этой кухне, знают это лучше. Одним словом, инвесторы будут злиться, они будут бороться, наверное, но другого выхода у города нет. Сейчас нужно прекратить это дело с повышением коэффициентов. Какие лазейки они еще используют – как я уже сказал, изменение зон режимов строительства, – это мы увидим, как увидим и то, будет ли мэрия или городское правление последовательны в своем решении. И еще – перейдут ли эти инвесторы в другую область строительства – инфраструктурных объектов: больших мостов, больших тоннелей и т.д. Посмотрим, может, такое и случится...

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG