Accessibility links

Маски-шоу и «недопустимые доказательства»


По словам адвоката, его подзащитному не были разъяснены его права, ему не дали лично участвовать в ходе обыска и не разрешили пригласить адвоката

В Цхинвальском городском суде продолжается процесс над бывшим министром связи и массовых коммуникаций Георгием Кабисовым. Защита обратила внимание на нарушения во время проведения обыска и задержания и обратилась к судье с ходатайством признать эти доказательства недействительными.

До начала судебного заседания Георгий Кабисов в разговоре с «Эхом Кавказа» вспоминает, с какими нарушениями проходил обыск в его доме. Он надеется увидеть в суде тех, кто непосредственно его проводил, к примеру, следователя Генпрокуратуры:

«Понятыми выступали сотрудники КГБ, что категорически запрещено, они – заинтересованные лица. Даже при таком раскладе они показали, что изъятие было с огромными нарушениями. Также мы просили, чтобы пригласили специалиста, который проводил обыск и который не оставил у меня дома ни одного бытового прибора. Вынесли все, начиная от видеорегистраторов для видеокамер наблюдения, заканчивая обычными приемниками. Я не понимаю, для чего они это делали. Мы несколько раз просили, чтобы он пришел (в суд), к нему очень много вопросов. Однако следствие говорит, что не могут его найти. По большему счету любой человек, который хоть немного разбирается в юриспруденции, даже если его никогда не найдут, (понимает): на сегодняшний день нет ни одного факта. Это все фикция – их дело. Но тем не менее у нас возникают вопросы. В любом случае, они же все понимают, что дело будет в будущем пересмотрено. У меня просто есть вопросы, я хочу, чтобы и специалист, и эксперты ответили на них».

Маски-шоу и «недопустимые доказательства»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:13 0:00
Скачать

Во время интервью произошел небольшой инцидент: сотрудники охраны попросили меня перестать общаться с Кабисовым. На вопрос: почему, они ответили, что это указание судьи. Спустя полтора года после начала освещения этого громкого процесса «Эхом Кавказа» эти ответы показались неубедительными. Как я выяснила позже, на это нужно специальное разрешение судьи, однако мне уже в который раз не смогли объяснить мои права и обязанности.

О правах и обязанностях весь судебный процесс говорила и сторона защиты. Адвокат экс-министра Икрамжан Раматов выступил с ходатайством о признании протокола обыска в доме Кабисовых от 7 ноября 2017 года недопустимым доказательством. Нормы Уголовно-процессуального кодекса, сказал он, которые были нарушены, можно перечислять бесконечно. К примеру, свидетели защиты рассказывают, что изъятые предметы складывались в холле второго этажа дома, затем укладывались без опечатывания, подписей и пояснительных записок в мешки и выносились наружу. Часть силовиков оставались во дворе и беспрепятственно ходили без понятых по остальным помещениям. Часть показаний Кабисова зачитал его адвокат Икрамжан Раматов:

«Сотрудники КГБ и прокуратуры сказали: не надо шуметь и права качать, а то кому-то может быть плохо, у родителей давление может подняться и они могут упасть в обморок. Подумав о своих близких и об их здоровье, согласился на их предложение и поэтому вместе с сотрудниками, указанными в протоколе обыска, поднялся на площадку второго этажа и, не входя в холл, сказал матери, что на работе что-то потерялось и пусть сотрудники посмотрят дом».

По словам адвоката, его подзащитному не были разъяснены его права, ему не дали лично участвовать в ходе обыска и не разрешили пригласить адвоката.

Марина Кабисова – мать экс-министра, говорит «Эху Кавказа», что часто вспоминает события 1991 года, когда обыск в их доме проводили представители грузинских бандформирований:

«Устроили обыск, искали что-то. Но даже среди них были нормальные люди. Увидев, что семья в растерянности, главный приказал своим людям, чтобы они уходили, сказал, что кто-то в них стреляет, извинился и предупредил нас, чтобы мы не высовывались. Тогда еще, будучи семнадцатилетним, Жорик перебрался к ребятам, которые стояли возле института, а ночевал у своей тети на БАМе. Днем они стояли за автобусами (баррикады) института. Вот так! История повторилась, только в 91-м году были наши враги, а в 2017 году – наши власти, цинично приурочив свои злодеяния именно к 7 ноября. По лестнице в ряд к нам поднимались вооруженные простые цхинвальские парни. Парадокс? Кого мне сейчас считать врагом?!»

Прокурор Эдвард Джиоев выступил против доводов стороны защиты:

«Несколько раз сторона защиты повторила, что следователем были нарушены нормы УПК. Нет никаких существенных нарушений норм УПК, которые бы не были устранены в судебном заседании, я здесь таких не вижу. Это во-первых. Во-вторых, те моменты, о которых упоминалось, уважаемые защитники, в частности, это задержание Кабисова, а также признание обыска законным, – уже являлись предметом рассмотрения в ходе предварительного следствия и судом они признаны законными как в данной области, так и по части избрания меры пресечения. Моменты задержания Кабисова также были исследованы судом. Поэтому я не вижу оснований для удовлетворения ходатайства».

Следующее судебное заседание назначено на четверг: судья намерен за это время рассмотреть ходатайство защиты.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетии

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG