Accessibility links

Миша уходит не уходя


Гиа Нодиа

В грузинской политике – относительно скучный период. Самые интересные вещи происходят внутри правящей партии, где старые соратники громко и публично переругиваются на радость оппозиции. Бидзина Иванишвили, похоже, в основном занят войной с бизнесменом Мамукой Хазарадзе. Вытеснив последнего из его же банка, сейчас он старается выжать его из консорциума по строительству порта Анаклия. Как всегда, страна старается догадаться, что именно им движет: то ли у него почему-то развилась сильная неприязнь конкретно к этому человеку, то ли, как предполагают некоторые, проектом порта Анаклия обеспокоилась Россия и потребовала его под любым предлогом прикрыть. Все может быть, но дать точный ответ очень трудно.

На этом фоне главный оппозиционер страны Михаил Саакашвили напомнил о себе весьма неожиданным образом. Он объявил, что уходит с поста председателя «Национального движения», и сам же назвал преемника – Григола Вашадзе, который недавно проиграл президентские выборы Саломе Зурабишвили. Партия отреагировала сразу, через несколько дней созвав съезд и выбрав Вашадзе своим председателем.

Миша уходит не уходя
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:02 0:00
Скачать

Что это значит, и значит ли это что-либо? Все сразу вспомнили, что два года назад именно такая инициатива привела к распаду партии. Тогда ближайшие соратники лидера говорили практически то же самое, что Саакашвили сейчас сказал сам: в условиях, когда его физически не пускают в Грузию, партии нужен председатель на месте. Это никак не умаляет того факта, что в глазах избирателей – как сторонников, так и противников – имидж партии остается накрепко связан с именем ее основателя. Тем не менее верные сторонники Саакашвили тогда назвали тех, кто заговорил о необходимости избрания председателя партии, «изменниками»; последним пришлось уйти и создать новую организацию, «Европейскую Грузию».

В чем разница между ситуацией сейчас и в конце 2016 года? Почему Саакашвили вдруг принял такое решение? Отчетливой логики тут нет, и точно определить конкретные мотивы этого решения так же трудно, как и в случае со многими действиями Иванишвили. Но это не главное. Главное в том, что контекст совершенно другой: в данном случае инициатором избрания нового председателя выступил сам фактический лидер партии, и он же единолично определил, кто конкретно будет его преемником. Этим он лишь подтвердил, что сам принимает наиболее важные решения.

Что касается скандала двухлетней давности, к тому времени Саакашвили уже фактически не контролировал партию. Он, конечно, оставался очень важной фигурой, но уже не мог единолично принимать решения: его слово перестало быть законом. В частности, он не имел решающего влияния при составлении избирательного списка партии в парламентских выборах 2016 года. В тот момент избрание нового председателя укрепило бы эту тенденцию. Восстание рядовых членов против «группы Бокерия-Угулава» было не чем иным, как восстановлением личного контроля Саакашвили: те, кто остался в партии после распада, признавали незыблемость авторитета Миши.

В сегодняшнем «Национальном движении» больше нет костяка, который мог бы претендовать на принятие стратегических решений независимо от лидера. Соответственно, избрание нового председателя само по себе никак не означает, что реальная роль Саакашвили в руководстве партии как-то уменьшится. Григол Вашадзе – человек, который может по конкретным вопросам не соглашаться с Саакашвили, и для последнего это вполне приемлемо. Но он – изолированная фигура, у него нет собственной команды, на которую он мог бы опереться. Он знает, что в случае открытого конфликта с лидером у него нет шансов.

На этом фоне то, что у партии теперь есть председатель, имеет скорее символическое значение. Иванишвили и Саакашвили как бы рокировались. Формально Иванишвили долго был частным гражданином, не имеющим отношения к политике, но никто не сомневался, что он остается реальным лидером правящей партии и, соответственно, государства. В какой-то момент он почему-то решил формально занять пост лидера партии – но от этого, по сути, ничего не изменилось. В «Национальном движении» произошло наоборот: Саакашвили «ушел», уступив место председателя другому человеку, хотя неясно, почему он это сделал. Но и это мало что меняет. В любом случае, эти два человека остаются главными игроками на грузинском политическом поле.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG