Accessibility links

«Паровозы» партии


Южной Осетии впервые предстоят выборы в профессиональный парламент. Хотя это будет законодательный орган уже седьмого созыва, на профессиональную основу он перешел лишь с 1 января 2018 года. По мнению наблюдателей, это обстоятельство повлияло и на стратегию участников избирательной кампании.

Первая пятерка списка кандидатов в депутаты от партии «Единая Осетия» – это известные в республике товарищи, которые, скорее всего, не намерены становиться депутатами. Судите сами, в первую пятерку вошли: глава МЧС РЮО Алан Тадтаев, директор республиканского многопрофильного медицинского центра Маирбег Кокоев, начальник государственной службы охраны Ацамаз Бибилов, глава Знаурского района Инал Габараев и ректор ЮОГУ Вадим Тедеев.

Это состоявшиеся люди, какой им смысл бросать успешную карьеру и уходить в депутаты? Скорее, их задача привлечь голоса, победить на выборах и потом уступить место менее авторитетным в обществе однопартийцам. Это известный политтехнологический прием, и называют таких людей «паровозами».

«Паровозы» партии
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:15 0:00
Скачать

Оговорюсь сразу: это общепринятая практика, например, в России. Но в Южной Осетии она применяется впервые. Правда, «Единая Осетия» прибегла к ней в каком-то усеченном виде, все-таки люди из первой пятерки ассоциируются с партией власти, глава МЧС и вовсе ее председатель. А в классическом исполнении «паровозами» могли бы быть артисты кино, писатели, ученые, спортсмены, музыканты и так далее. Например, после подведения итогов выборов в Государственную думу Российской Федерации от депутатских мандатов отказались сто одиннадцать из четырехсот пятидесяти избранных депутатов от трех политических партий. То есть каждый четвертый на выборах был «паровозом»!

Бывший депутат парламента Роланд Келехсаев считает, что появление этой технологии связано с переходом к профессиональному парламенту, совмещать мандат депутата с государственной службой больше не получится. Но госслужащий может помочь своим однопартийцам победить и отойти в сторону, говорит Роланд Келехсаев:

«В принципе, и раньше нельзя было совмещать депутатство с работой в органах государственной власти (как и теперь совмещать разрешалось представителям творческих профессий и преподавателям), но тогда на это просто закрывали глаза. У нас в IV созыве депутатом был заместитель министра обороны. Сейчас это сделать труднее, потому что, во-первых, парламент стал профессиональным, а во-вторых, депутаты будут на виду у населения. Любые депутатские вольности будут восприниматься как компрометация профессионального парламента. Поэтому я думаю, что совместителей не будет, а возглавляющие список служащие откажутся от депутатства в пользу своей работы».

При этом Роланд отмечает разницу между классическим и югоосетинским «паровозами». Если первый после объявления его победителем на выборах сразу отказывается от мандата, не приступая к работе, то второму все же придется какое-то время побыть депутатом.

Согласно статье 77 закона «О выборах депутатов Парламента Республики Южная Осетия», если от депутатского кресла отказывается зарегистрированный кандидат, занимающий одно из первых трех мест в республиканском списке, то партия теряет этот мандат. А если все трое откажутся, значит, потеряет три мандата. Поэтому, говорит Роланд Келехсаев, чтобы этого не случилось, «паровозам» придется поработать в парламенте хотя бы одну или две сессии, сложить полномочия досрочно и передать мандат следующему зарегистрированному кандидату из того же списка.

По наблюдениям армянского политолога Александра Искандаряна, «паровозов» не любят в странах с устоявшейся демократической системой. С другой стороны, «паровозы» просто не нужны в авторитарных странах, где выборы носят формальный характер. Эта практика больше востребована в так называемых гибридных системах, говорит Александр Искандарян:

«Скажу парадоксальную вещь. О чем это явление свидетельствует? В том числе и о том, что твой голос нужен. Уже труднее достигать результатов вбросами или просто объявлением результата. Нужно сделать так, чтобы ты пришел и бросил свой бюллетень. Следовательно, тебя нужно привлечь, заинтересовать разными способами, тебя можно обмануть в конце концов. Но, с другой стороны, все это не нужно в тех обществах, где выборы происходят формально.

– То есть это хорошо? Значит выборы реальные, непредсказуемые?

– Да, так можно трактовать. Не очень далеко от Южной Осетии есть места, где все равно: приходишь ты на выборы или нет – 150% голосов подаются за того, за кого надо».

Что касается использования подобных технологий в маленьких обществах, то, по мнению Александра Искандаряна, там они должны натыкаться на большее количество сложностей:

«Социальная ткань плотная, все всех знают, и поэтому ты имеешь представление, кто его уговаривал, зачем его затащили, что ему за это дали, каким образом на него повлияли. И тогда ты принимаешь решение, имея обо всем этом информацию».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетии

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG