Accessibility links

Протестующие на Маяке требуют от президента указа


Помощник премьер-министра Астамур Джикирба рассказал журналистам подходах правительства к преодолению «мусорного» кризиса

В Сухуме продолжается протестная акция жителей за закрытие городской мусорной свалки, а руководство страны ищет выход из сложившегося положения. Помощник премьер-министра Астамур Джикирба, которому поручено заниматься проблемой, встретился с журналистами и проинформировал о действиях правительства.

Правительство приняло ряд решений, чтобы снять остроту «мусорного» кризиса в Сухуме. Достигнута договоренность между главами администраций Сухума и Гала о том, что столичные отходы временно будут вывозиться на стихийную галскую свалку. А тем временем начнется строительство мусорного полигона в Гулрыпшском районе.

Джансух Адлейба – один из лидеров сухумского протеста против городской свалки сообщил об отношении к принятым решениям:

Протестующие на Маяке требуют от президента указа
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:54 0:00
Скачать

«Наша акция продолжается. Мы ждем закрытия сухумской свалки. Они сейчас временно возят мусор в Гал – на три месяца или на шесть, не знаю, потом якобы собираются строить полигон в Гулрыпше. И президент нам сказал, что свалка будет закрыта 30 ноября 2019 года. Это после выборов, а после выборов, кто будет президентом, никто не знает, кроме Всевышнего. Мы это расцениваем как очередной обман. Когда будет официальный указ президента о закрытии сухумской свалки, только тогда мы поверим».

Жители столичного района Маяк требуют закрытия городской свалки
Жители столичного района Маяк требуют закрытия городской свалки

Адлейба рассказал, что, по мнению протестующих, должно быть в ближайшее время сделано, чтобы люди разошлись по домам:

«Здесь на сухумской свалке был экскаватор, который копал землю, и два бульдозера, которые засыпали мусор. Они уже отвезли в Гал один бульдозер и один экскаватор, но остается еще один бульдозер, его они тоже должны увезти. Он нам здесь не нужен. Оставить его – это означает, что они уходить не собираются. Свалка открыта, просто они временно возят в Гал, потому что мы тут въезд закрыли. Пусть вывезут технику, пусть уберут КПП, отпустят домой охранников и пусть президент издаст официальный указ, после которого там должны установить ворота, чтобы машины не проезжали. Дорога на свалку там одна, она должна быть закрыта!»

Пока люди на Маяке протестуют, правительство ищет решение проблемы. О подходах к преодолению кризиса рассказал на пресс-конференции журналистам помощник премьер-министра Астамур Джикирба.

На 2017-2019 годы в Инвестиционную программу российской финансовой помощи были заложены 248 миллионов рублей на «систему обращения с твердыми бытовыми отходами». Журналистов интересовало, почему эти средства не были освоены и полигон до сих пор не построен?

Астамур Джикирба пояснил, что в 2016 году была разработана концепция утилизации мусора, после чего приступили к действиям:

«В концепции работа была разбита на три этапа: сборка мусора, транспортировка и захоронение. Первые два этапа мы выполнили и завершили, сейчас приступаем к третьему этапу. Сборка и транспортировка предполагали закупку контейнеров и специализированного автотранспорта. В рамках года все это было реализовано. К полигону мы подошли на самом деле очень тяжело, потому что долго определяли для него место. Не каждый район хотел у себя его размещать, мы то мы планировали его в Гаграх, сейчас есть решение от Гулрыпша. Ждем».

В данный момент документы застряли в парламенте, где уже две недели лежит запрос кабмина на перевод земли и отведение ее под полигон. Астамур Джикирба сказал:

«На сегодняшний день, чтобы мы смогли юридически выйти на составление контракта с проектной организацией, нужно согласовать с российской стороной техническое задание на проектирование полигона. Для этого парламент должен дать согласие на перевод земли из одной категории в другую, чтобы это было обоснованием, и чтобы этот документ мы могли прикрепить к остальным необходимым документам. Вчера я звонил коллегам в парламент, они обещали буквально на днях рассмотреть и принять решение».

До начала строительства полигона предстоит пройти очень длинный путь: согласовать выделение средств на российско-абхазской межправкомиссии, которая соберется в мае; подготовить проектно-сметную документацию и провести необходимые изыскательские работы; дождаться выделения средств на строительство полигона и только потом приступить к работам. При благоприятном стечении обстоятельств полигон появится в Абхазии не раньше конца 2020 года.

Целый ряд вопросов касался Концепции утилизации мусора в Абхазии, которая была разработана российской фирмой «Сервет» и оплачена из средств Инвестпрограммы. Ее разработка обошлась в пять миллионов рублей. Кстати, курировал работу над этим документом сам Астамур Джикирба.

Однако знакомство с этим документом вызывает недоумение буквально с первых страниц. Так, разработчики пишут, что в Абхазии отсутствуют законы об охране окружающей среды и санитарно-эпидемиологическом благополучии населения. На самом же деле эти законы есть и были приняты в 2010 году и в 2013 году. В документе нет объективной оценки действующих мусорных свалок, а Гагрская свалка оценена как наиболее благополучная, вопреки тому, что она существует с грубым нарушением санитарно-эпидемиологических норм. Санитарно-защитная зона, которая должна быть не менее одного километра, не соблюдена, и два села – Псахара и Алахадзы – находятся на расстоянии трехсот метров от действующей свалки. Авторы концепции вместо двух свалок в Галском районе обнаружили только одну и указали, что она должна быть немедленно закрыта, так как находится в непосредственной близости от реки. Тогда непонятно, почему было принято решение вывозить в Гал сухумский мусор? Разработчики предлагают строительство трех полигонов в разных районах Абхазии, но при этом не учитывают запрет на строительство полигона в курортной зоне.

Астамур Джикирба проинформировал, что фирма «Сервет» была предложена российской стороной. Выяснилось также, что концепция не утверждена решением кабинета министров Абхазии. По поводу критики в адрес разработчиков Джикирба сказал следующее:

«Сама концепция – это предложение, это не утверждение. И если что-то в ней отсутствует, то это, наверное, потому, что мы не дали какие-то материалы. Всю «первичку» они собирали от нас. Что касается технологии полигонов и охранно-защитных зон, они не должны быть в концепции, это будет уже в проекте реконструкции либо строительства. Что касается того, почему вместо двух свалок в Гале ему показали одну, честно сказать не могу. То есть он ездил и работал в тесном контакте с главой администрации, и ему предоставляли всю первичную документацию. Касаемо гагарского полигона, из существующих сегодня в Абхазии он, с их точки зрения, если можно так сказать, лучший, хотя тоже не соответствует всем необходимым нормам».

Жители Маяка неоднократно заявляли о том, что санитарно-эпидемиологическая служба ни разу не появилась вблизи свалки и не обследовала ее на предмет нарушения санитарных норм. В Абхазии две мусорные свалки – сухумская и гагрская – периодически горят, заражая почву, воздух и воду очень токсичным диоксином, но еще ни разу никто не обследовал окружающую среду на предмет наличия в ней этого яда.

Джикирба не возражал против того, что такие обследования надо проводить.

В результате встречи стало понятно, что все усилия руководства страны сегодня сосредоточены только вокруг полигона. На данном этапе Абхазия может только собирать и складировать мусор. О переработке отходов пока речи нет.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетии

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG