Accessibility links

Сага «Рустави 2»


Гиа Нодиа

18 июля Бидзина Иванишвили одержал важную победу. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) не удовлетворил иск владельцев оппозиционно настроенной телекомпании «Рустави 2», согласно которому судебная система Грузии ущемила их права, присудив право на владение компанией бизнесмену Кибару Халваши. В марте 2017 года грузинский суд принял это решение исходя из того, что десятью годами раньше Халваши был вынужден продать телекомпанию по принуждению тогдашних властей; тогда ЕСПЧ, рассмотрев иск владельцев, заподозрил неладное и приостановил приведение в исполнение этого решения. Однако, рассмотрев дело по существу, он снял свои возражения.

Вмешательство Европейского суда позволило телеканалу продержаться на два года дольше. Зато теперь победа Иванишвили оказалась двойной. Халваши, по всем признакам, является лишь подставным лицом для Иванишвили – так же, как в 2004-2006 годах он владел каналом лишь как подставное лицо, но по отношению к «Национальному движению». Власть наконец отобрала у оппозиции ее особо действенный инструмент – самую популярную телекомпанию страны. Бидзина Иванишвили много раз говорил, что люди недовольны не потому, что они плохо живут, но потому, что «Рустави 2» искажает реальность. Больше такого искажения не будет.

Сага «Рустави 2»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:23 0:00
Скачать

Особенно ценно для властей то, что смена владельца телеканала получила легитимацию от уважаемого Европейского суда. Поскольку оппозиция позиционируется как прозападная, ей трудно оспаривать его решение. Более того, власть старается представить вердикт ЕСПЧ как реабилитацию грузинской судебной системы в целом.

Не буду углубляться в чисто юридическую сторону дела – это за пределами моей компетенции. Но прочтение текста решения не разуверило меня в том, что дело «Халваши против "Рустави 2 "» было политически мотивированной операцией, проведенной в пользу Бидзины Иванишвили. Как прокуратура, так и судебная система послушно исполнили то, что им поручили. Это не исключает того, что с точки зрения юридической техники операция была проведена достаточно аккуратно, так что ЕСПЧ не нашел аргументов, однозначно подтверждающих, что суд ущемил права уже бывших владельцев телекомпании.

Главное – результат. Сначала новый владелец канала пообещал, что не сменит никого, кроме генерального директора, и не будет вмешиваться в редакционную политику телекомпании; но через пару дней он заговорил о том, что вскоре привлечет к делу квалифицированного иностранного медиа-менеджера, которого никто не заподозрит в политической предвзятости. Вот он и сделает «Рустави 2» истинно сбалансированным и профессиональным.

Все сразу вспомнили историю российского НТВ: после того как суд разрешил спор между двумя хозяйственными субъектами, новые владельцы нашли «нейтрального» иностранного специалиста Бориса Йордана, который привел редакционную политику канала в соответствие с тем, что требовалось.

Халваши хочет создать впечатление, что никак не связан с Иванишвили. Но трудно предполагать, что реальная независимость «Рустави 2» от власти сохранится. Если так, то баланс сил в грузинском медиа-пространстве серьезно изменится.

Объективно ситуация в этом отношении будет напоминать последние годы правления Михаила Саакашвили. После того как в 2008 году тогдашняя власть (тоже через суд и через подставное лицо) овладела контролем над главным рупором оппозиции, телекомпанией «Имеди», она получила доминирующее положение на телерынке. Тогда тоже оставались оппозиционно настроенные телекомпании «Маэстро» и «Кавкасиа», но по рейтингу они намного уступали флагманам. Теперь обе традиционно самые популярные телекомпании, «Рустави 2» и «Имеди», вновь будут лояльны властям. Реально независимыми остаются «ТВ Пирвели» и «Кавкасиа», но их возможности и рейтинг далеки от лидеров.

Аналогии этим не исчерпываются. Стиль «Рустави 2» раздражал многих из тех, кто в целом оппозиционно настроен по отношению к власти. Без сомнения, эта телекомпания была рупором конкретной политической силы – «Национального движения». То же самое можно было сказать и о телекомпании «Имеди» модели 2004-2008 годов, когда ею владел Бадри Патаркацишвили. Он использовал телекомпанию как политический инструмент на пути к власти.

И тогда и сейчас сторонники правительств использовали очевидную политическую ангажированность оппозиционно настроенных каналов для их дискредитации. Некоторые друзья грузинской демократии с ними отчасти соглашались, тогда и сейчас. В теории все правильно: лучше, когда телекомпания старается быть политически сбалансированной. Но это – в идеале. Для Грузии самое важное, чтобы медиа-пространство оставалось плюралистичным. По этому показателю Грузия сделала серьезный шаг назад.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG