Accessibility links

Туризм, меняющий страну


Тенгиз Аблотия

Находясь в туристических регионах Грузии, приходишь к мнению, что страна существует в двух параллельных мирах. Один из них – в социальных сетях и СМИ, где обсуждают сокращение числа туристов, последствия российских санкций, подсчитывают потери финансового сектора, приводят в свидетели владельцев гостиниц, посыпающих головы пеплом под трагические возгласы «Усе пропало, шеф!»

Вторая реальность – та, которая за пределами медийного и виртуального пространства. Не могу сказать, как обстояли дела в июле, и не могу претендовать на статистическую точность оценок, но сегодня, в конце августа, сугубо на глаз, оценочно, можно сказать, что количество туристов, в том числе и российских, осталось прежним, на уровне 2018 года.

Конечно, вполне возможно, что в начале июля все было совсем иначе, так как и санкции были свежее, и картинка полицейской охоты на митингующих в центре Тбилиси еще не утратила актуальности. Возможно, что вечно ноющие владельцы гостиниц также не врут, и у них количество клиентов действительно сократилось – и не только из-за санкций, но еще и по причине бурного строительства гостиниц и апартаментов. Вся эта недвижимость устремилась на туристический рынок, опережая спрос, который растет медленнее.

В общем, так или иначе, слухи о смерти грузинской туристической индустрии оказались сильно преувеличенными – путинские планы разгрома этого сектора экономики не сработали благодаря росту числа туристов из других стран, а также ментальных особенностей русских, у которых, как известно, строгость законов компенсируется необязательностью их выполнения.

В последнее время очень много говорят о туризме как о самой быстрорастущей отрасли экономики Грузии, и это чистая правда, но – лишь часть правды. Вторая часть заключается в том, что туризм – это то, что меняет облик страны до неузнаваемости. Касается это как внешнего вида страны, так и менталитета ее населения.

До конца 2000-х годов Грузия выглядела как глухой медвежий угол, отсталая провинция, серая, скучная, неинтересная. Каждый иностранец в стране был объектом пристального внимания со стороны прохожих на улице и соседей в многоквартирных домах. Ну а первые африканцы и арабы, появившиеся в середине 2000-х годов, воспринимались как диковинка, как невесть откуда взявшиеся инопланетяне. Все косились и пялились на них, как бы изучая во всех подробностях: «Смотри, смотри, у них две ноги и две руки, ну надо же».

Прошло всего 10 лет, а Грузия прошла путь, который многие проходили столетия. Сегодня страна заполнена иностранными туристами, а Тбилиси и Батуми все больше становятся похожи на современные динамичные космополитичные города. Вместе с ними меняется и население, которое научилось спокойно реагировать на хиджабы, на серьги в ушах мужчин, на арабов, индусов и прочие проявления мирового разнообразия. Глухая, провинциальная страна, во многом благодаря иностранным туристам, выходит из состояния самоизоляции. Все туристические города Грузии стремительно меняются – вчера это были медвежьи углы, а сегодня они обрастают новой инфраструктурой, гостиницами, ресторанами и жилыми домами. Изменения становятся намного более очевидными после того, как из туристического города попадаешь в обычный. Только попав из Кобулети в Озургети, начинаешь понимать роль, которую играют иностранные туристы.

Есть и еще кое-что: в значительной степени благодаря туристической индустрии Грузия возвращает себе давно утерянное историческое свойство – открытость. Наверное, смешно говорить об этом в условиях нынешней яростной пропаганды этнонационализма, ксенофобии и самоизоляции, но риторика «мы лучше всех», «нам никто не нужен» и «когда мы переводили Библию, вы на деревьях сидели» – это порождение позднего совка. Именно в этот период в грузин целенаправленно вбивали ущербное представление о собственном величии и превосходстве над всем остальным миром.

История свидетельствует, что Грузия, находившаяся под влиянием различных империй, всегда была по мере возможности открытой и разнообразной. Многие века в Тбилиси были персидские, турецкие, арабские районы, жили русские поселенцы, немецкие купцы, а в XIX веке он был вообще преимущественно армянским городом.

Главное преимущество Грузии – именно открытость, которая была характерна для всех периодов подъема – в первую очередь в эпоху Давида Строителя, который зазывал иностранцев самыми разными методами, в том числе налогами, ниже, чем для местного населения.

Конечно, не стоит впадать в крайности вроде Марселя, откуда местное население просто бежит, однако очевидно, что это не является оправданием ксенофобии и закрытости – в конце концов, такого развития событий можно избежать при наличии элементарной политической воли.

У Грузии нет природных ресурсов, а ее население не наделено интеллектуальными и организационными способностями немцев и японцев, поэтому самоизоляция, закрытость и ксенофобия – это путь к медленной деградации и, в конечном итоге, уходу с карты мира. И именно массовый иностранный туризм является одним из лекарств против этой болезни. Помните об этом, прежде чем снова соберетесь бурчать: «Понаехали тут, шагу ступить негде...»

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG