Accessibility links

Абхазская головоломка – 2019


Не раз в последние дни слышал ставшую расхожей фразу, что в Абхазии каждый раз президентские выборы выливаются в кризис. Но это далеко не так. Острый поствыборный кризис, поставивший страну на грань гражданской войны, разразился лишь после первых альтернативных выборов в 2004 году. А в 2009, 2011 и 2014 годах, при всем азарте, переходящем в ожесточение, с которыми велась предвыборная борьба, серьезных уличных акций проигравшими не устраивалось, ибо серьезных оснований для опротестовывания итогов голосования не было.

Продолжая этот краткий исторический экскурс, напомню, что в 2009-м уже была ситуация, когда политическая оппозиция пошла на выборы «двумя колоннами» – одни поддерживали тогда Рауля Хаджимба, другие – ныне покойного Заура Ардзинба. И хотя некоторые оппозиционно настроенные избиратели сетовали на такое «дробление», в принципе оно ничего не изменило, так как Сергей Багапш, находившийся на гребне успеха и популярности после признания Абхазии Россией, набрал свыше 61 процента голосов, что более чем вдвое превысило голоса обоих оппозиционных кандидатов в сумме.

Абхазская головоломка – 2019
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:44 0:00
Скачать

Что касается нынешнего дробления оппозиционных сил, то тут все, как известно, сложней и запутанней. Экс-президент Александр Анкваб и его сторонники уже довольно давно отмежевались от т.н. объединенной оппозиции, которую представляли как БОС (Блок оппозиционных сил), так и ОНД (Общенациональное движение по защите государственности). При этом пятилетие нахождения у власти Рауля Хаджимба сопровождалось тем, что от властной команды не раз отпочковывались отдельные политики, уходившие кто в относительную (Виталий Габния), а кто в бесповоротную (Шамиль Адзынба) оппозицию. Но особенностью нынешнего избирательного цикла, в отличие от предыдущих, является то, что никто из отколовшихся от исполнительной власти к оппозиционному стану так и не примкнул: слишком глубоко было образовавшееся между ними в ходе прошлых избирательных ристалищ взаимное неприятие.

В прежние годы не раз звучала мысль о том, в Абхазии вместо привычной в мире внутриполитической борьбы, основанной на разности идеологем, сложилась так называемая портретная демократия, которая зиждется просто на объединении политических сил вокруг наиболее харизматичных лидеров. Но на сей раз, учитывая рейтинговые потери за последние годы действующего президента Рауля Хаджимба, неожиданное выбытие из гонки в апреле из-за загадочной болезни лидера объединенной оппозиции Аслана Бжания (новичок в публичной политике, он за пять лет своими аналитическими выступлениями обрел значительный авторитет) и то, что его «дублер» на выборах Алхас Квициниа все же серьезно уступал ему в подготовленности к президентской работе, говорить о «портретной демократии» было бы как-то не очень уместно. Зато наружу вылезли торги между политиками вокруг будущих должностей (дележка шкуры неубитого медведя). Будем реалистами: такие закулисные торги происходили всегда, просто они обычно бывали скрыты от глаз общественности. Рассказывали про инцидент в одном из поселков, где якобы трое претендентов на должность главы местной администрации подрались, узнав, что один избирательный штаб обещал каждому их них эту должность.

Но это частности. А вот после республиканского собрания 4 сентября сторонников Олега Аршба и стоящего за ним экс-президента Александра Анкваба и откровенного рассказа на эту тему Леонида Лакербая особо наивные интернет-пользователи были шокированы. В их комментариях доходило до благоглупостей вроде возмущения: «Мы ждали от этих политиков заботы о благе народа, а они, оказывается, озабочены получением должностей!» Представляю, что ответили бы осуждаемые ими, если бы снизошли до такого разговора: «Так для того, чтобы защищать интересы народа, нам и нужны властные рычаги».

Уже на следующий вечер, напомню, 5 сентября, избирательные штабы Аршба и Квициниа договорились об условиях поддержки сторонниками первого кандидатуры второго, что вызвало у оппозиционно настроенной части общества восторг и уверенность, что после этого победа у сторонников Квициниа уже в кармане. Совершенно неожиданные и крутые повороты ожиданий в обществе следует отнести к еще одной особенности этой избирательной кампании.

Я уже вспоминал на днях на «Эхе Кавказа» известную шутку Черчилля: «Политик должен предсказать, что случится через неделю, месяц, год, а потом убедительно объяснить, почему этого не произошло». Это было связано с тем, что несколько экспертов, к которым я обращался, блестяще предугадали, кто займет первые три места в первом туре президентских выборов в Абхазии, но почти все «промахнулись», отдав предпочтение во время прогноза результатов второго тура Алхасу Квициниа. Вот и попросил их объяснить причины этого промаха… Сегодня же хочу сам попробовать не спеша сформулировать, почему, на мой взгляд, возникло это коллективное заблуждение (ведь ошиблись не только упомянутые эксперты, но и большинство людей, с которыми общался накануне выборов). Рассуждать о том, почему произошло то, что уже произошло, конечно, гораздо проще…

Прежде всего, думаю, на очень многих произвело гипнотическое воздействие достигнутое соглашение между штабами, кандидаты которых собрали 22,9 и 22,6 процента голосов, что в сумме намного превышало 24,8 процента, собранных лидером первого тура Раулем Хаджимба. Российский политолог Сергей Маркедонов говорит в таких случаях, что отдать голоса, полученные кандидатом в первом туре, другому политику во втором, – это вовсе не то, чтобы переложить деньги из одного бумажника в другой. Я же по этому поводу использую другое сравнение: электорат – это не воинское подразделение, беспрекословно обязанное выполнить приказ командира, призыв к избирателям – это отнюдь не команда. Так что совсем не удивился бы, если бы узнал, что, скажем, половина голосовавших в первом туре за Аршба проголосовала во втором за Квициниа, а половина – за Хаджимба. Конечно, узнать эти проценты доподлинно мы уже не сможем – на то и тайна голосования. Но как пример: в упомянутом мной поселке живет человек, который очень активно выступал в первой половине года на различных оппозиционных собраниях против власти, потому что ратовал за Аслана Бжания, но 8 сентября проголосовал, по его словам, за Хаджимба, потому что «не хотел» Квициниа.

Американский политик прошлого века Рон Браун сказал: «Когда избиратели получают возможность голосовать, они выражают скорее свои надежды, чем страхи». Очень точное, по-моему, наблюдение, отражающее настроения людей всех стран и народов. Избиратель чаще всего готов рискнуть и поставить на «темную лошадку» в надежде: «а вдруг?» В том числе и у нас нередко витали в облаках. Но бывают и исключения из правила. Нынешний случай – именно такой. Властная команда подошла к финалу выборов в весьма слабой, скажем так, спортивной форме, но оппозиция – в еще худшей, чему была и объективная причина – выбытие из гонки ее фаворита Аслана Бжания. В итоге в течение двух недель между первым и вторым турами мне не раз доводилось слышать такие рассуждения рядовых избирателей: «А где гарантия, что станет лучше? А не стало бы хуже! Что-то мне команда Квициниа не внушает доверия».

А если кто-то заговорит про «административный ресурс», скажу: «А как же без него?» Конечно, тут трудно говорить о прямом подкупе избирателей. Отсутствие шторок вокруг кабинок для голосования не позволяли им фотографировать заполненные бюллетени для «предъявления». Избиратель, живущий в коммунальном доме, двор которого незадолго до выборов забетонировали, может, конечно, проголосовать за того, кто, как ему сказали, позаботился об этом, а может – и за его соперника, и ничего ему за это не будет. Но часть электората, наверное, все же считала, что надо «быть благодарными».

Между тем на днях инициативная группа распространила интернет-сообщение такого содержания: «17 сентября в Сухуме пройдет собрание общественности.

Мы признаем незаконным и недействительным решение Центральной избирательной комиссии по итогам выборов президента РА 2019 г. Ни один из кандидатов не набрал необходимое количество голосов для того, чтобы быть избранным. 11 сентября 2019 года в Верховный суд Республики Абхазия поступило заявление от кандидата в президенты Республики Абхазия Алхаса Квициниа с требованием признать незаконным и недействительным решение Центральной избирательной комиссии РА об итогах выборов президента Республики Абхазия. Просим всех, кто не согласен с итогами второго тура голосования, объявленного ЦИКом, прийти на собрание общественности. 17 сентября 2019 г. в 11.00 часов. Место проведения собрания будет указано позже»

По сарафанному радио рассуждали, что первоначально таким местом предполагалась площадка у Верховного суда, где должно начаться рассмотрение искового требования Алхаса Квициниа, но там большая масса людей может парализовать автотранспортное движение, и власти этого не допустят. Говорится также, что сторонники власти планируют организовать альтернативный митинг.

И только после пяти вечера сегодня в СМИ появилось сообщение, что местом проведения оппозиционного митинга определен парк им. Ю. Н. Воронова напротив офиса партии «Амцахара».

Один из интернет-комментаторов написал: «Если кто-то думает, что смена власти позволит повысить жизненный уровень населения, то глубоко ошибается. Вместо одних чиновников в их кресла просто сядут другие, и у них, конечно, жизненный уровень изменится к лучшему». Другой, который всегда поддерживал Блок оппозиционных сил, отметил: «Оппозиция совершила большую ошибку, приняв в свои ряды перебежчиков, участвовавших в событиях 2014 г. Думаю, что это насторожило людей... События 2004 г. вряд ли повторятся, народ уже не тот, тогда несколько месяцев на всех застольях только и обсуждали ситуацию, до драк доходило».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG